$

2.0788 руб.

2.4500 руб.

Р (100)

3.1389 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Резонанс

Деньги на брэндинг

04.11.2008

Недавно в Минске прошла международная конференция ADVANCED BRANDING-2008 — одна из самых известных на постсоветском пространстве площадок для дискуссий профессионалов. В числе ведущих зарубежных спикеров конференции были украинцы Андрей Длигач и Наталия Писаренко, россиянин Андрей Пуртов, латыш Янис Ванагс, голландец Якко Столкер.

  Украинские эксперты рассказали, например, как брэндинг помог их соотечественникам вывести продукцию в верхние ценовые сегменты, повысить рентабельность при малом бюджете. Фигурировал факт: киевский мясопереработчик так «забрэндировал» колбасу, что она пошла «на ура» по 30 USD за 300 граммов. А слоган «Драгоценное вино — для дорогих людей» не только сделало его более узнаваемым, что подняло продажи этого напитка, но и позволило выставить более высокую цену.

  На чем только не зарабатывают люди — на форме этикетки, на наших чувствах. Купленный с узнаваемой аппликацией-человечком товар семафорит: 5 USD из денег, оплаченных за галстук или бант к вечернему платью, потрачены на благотворительность. Как в церковь сходил или утопающего спас.

  Хотя о брэндах в СНГ много говорят, но мало понимают, что это такое. Есть смутное ощущение, что «брэнд» — это вроде бы хорошо. При этом многие считают, что брэндовость предполагает в первую очередь известность марки. В России, Украине тратят огромные ресурсы на создание известного брэнда, в Беларуси — гораздо меньше.

  С приходом в нашу жизнь брэндинга выстроилась новая архитектура рынка. Появились узнаваемые, успешные торговые марки. Однако до сих пор многим кажется, что при грамотной работе команды эти марки и без брэндинга успешно бы продавались. Это следствие того, что нет экономического анализа, цифр, свидетельствующих о роли брэндинга в экономике отдельных предприятий, страны в целом. Поэтому некоторым прагматикам он представляется весьма шаманским ремеслом, неким синтезом психологических, дизайнерских, лингвистических приемов. Здесь дело, скорее всего, в национальных особенностях белорусской экономики. Мы по-прежнему требуем от отраслей и отдельных субъектов хозяйствования выполнения традиционных параметров десятилетиями опробованными инструментами. Среди них такого понятия, как брэндинг, нет. Нет, естественно, и статьи расходов «затраты на брэндинг».

  Скептически к брэндингу относятся и некоторые российские аналитики, отмечал Александр Репьев. Бывает, ссылаются на факт, что рост известности далеко не всегда сопровождается ростом продаж. Или на то, что неплохо продаются и незнакомые марки.

  Какие финансовые выгоды дает брэндирование торговой марки? Тайна, покрытая мраком. Нет экономического определения брэнда, есть только нечеткие алгоритмы оценки стоимости марок, считает А.Репьев. Многие уверены, что брэндинг — это придумывание названия и логотипа, яркой, узнаваемой упаковки.

  Вопросы, поставленные дотошным россиянином, задают и белорусские предприниматели, не имеющие на руках экономических выкладок финансовых преимуществ брэндинга. И не спешат использовать этот давно опробованный в мире инструмент.

Тамара МЕДВЕДЕВА