$

2.0788 руб.

2.4500 руб.

Р (100)

3.1389 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Банки и расчеты

Денежная масса откатилась назад

15.08.2017

В июле широкая денежная масса (ШДМ) сократилась на 2,4%, до 35 424,2 млн. BYN, посрамив аналитиков, предрекавших «включение печатного станка». Новый показатель всего на 4,4% больше, чем на 1 января т.г., и на 7,6% больше, чем годом ранее. Таким образом, динамика ШДМ вполне укладывается в запланированные на текущий год параметры (12–16%). Однако структура денежной массы продолжает меняться.

В июле продолжился рост наличных денег в обращении, хотя и заметно замедлился. Денежный агрегат M0 за месяц увеличился всего на 1,7% пос­ле июньского рывка на 6,7%, до 2126 млн. BYN, а с начала года – на 18,7% (т.е. на 335,4 млн. BYN). Таким образом, удельный вес наличных денег в структуре ШДМ вырос за 7 месяцев с 5,3% до 6%.

Активная рублевая денежная масса (денежный агрегат M1, который включает наличные деньги и текущие рублевые вклады в банках) сократилась за июль на 3,2%, до 5907,9 млн. BYN (с начала года – рост на 11%). Такой спад, несмотря на увеличение объема наличности, обу­словлен сокращением на 5,7% переводных депозитов, объем которых составил на 1 августа только 3781,9 млн. BYN. При этом остатки на текущих счетах физлиц после июньского рывка на 27,1% за июль упали на 9,7% до 1820,5 млн. BYN (что все еще на 16% больше, чем на начало года), а у юрлиц – на 1,7%, до 1961,4 млн., вновь опустившись немного ниже уровня начала года. Остатки по срочным счетам также сократились: на 7%, до 5567,5 млн. BYN, в т.ч. у юрлиц – на 15%, до 2343,3 млн., а у населения – на 0,2%, до 3224,1 млн. BYN. Доля М1 в структуре ШДМ за 7 месяцев выросла с 15,7 до 16,7%. Таким образом, в чистом виде с учетом капитализации получился отток срочных депозитов.

Денежная масса в национальном определении (денежный агрегат М2, из которого исключены средства населения и юрлиц в рублевых ценных бумагах) на 1 августа составила 11 475,3 млн. BYN, уменьшившись за июль на 5,1%, хотя по сравнению с 1 января т.г. сохраняется рост на 7,8%. При этом доля этого агрегата ШДМ выросла за 6 месяцев с 31,4 до 32,3%.

Эмиссия рублевых облигаций банков в июле т.г. сократилась на 3,6%, до 178,5 млн. BYN (+6,3% за 7 месяцев т.г.), валютных – на 0,7% в рублевом эквиваленте – до 2264,2 млн. BYN (рост на 3,1% с начала года), а в долларовом – снизилась на 1,02 (в связи с ослаблением курса рубля) – до 1167,3 млн. USD, что на 4,1% больше, чем на 1 января т.г.

Стоимость депозитов в драгметаллах в рублях сократилась за июль на 16,1%, до 93,2 млн. BYN (+7,1% с начала года), а в долларовом эквиваленте – на 16,3%, до 48,1 млн. USD (+6,2% с начала года).

Рублевая денежная масса (денежный агрегат М2*), которая кроме агрегата М1 включает срочные рублевые депозиты, средства населения и юрлиц в рублевых ценных бумагах, в июле сократилась на 5,1%, до 11 653,8 млн. BYN (+7,8% с начала года), а ее удельный вес в ШДМ увеличился с 31,8% на начало года до 32,9%, что на 0,9 п.п. меньше, чем месяцем ранее.

Валютные депозиты за июль сократились в рублевом эквиваленте на 1,1%, до 21 413 млн. BYN (+2,7% с начала года), а в долларовом – почти на 1,4%, до 11 039,9 млн. USD (+3,7% с начала года). В частности, переводные депозиты населения в валюте выросли в июле на 7,2%, до 597,3 млн. USD, юрлиц – сократились на 9,2%, до 1447,8 млн. USD, тогда как срочные валютные вклады у физлиц увеличились на символические 0,003%, до 6806,8 млн. USD, а у предприятий – сократились на 2,1%, до 2187,9 млн. USD.

Таким образом, валютные депозиты продолжают сокращаться, а у юрлиц – расти. Во многом это объясняется уменьшением процентных ставок на депозитном рынке вслед за снижением ставки рефинансирования.

С одной стороны, белорусские субъекты хозяйствования покупают валюту в основном для погашения кредитов. Как отмечал на расширенном заседании правления Нацбанка начальник Главного управления монетарной политики и экономического анализа Нацбанка Дми­трий Мурин, значительное увеличение спроса на ино­странную валюту со стороны предприятий на эти цели стало одним из основных факторов ослабления белорусского руб­ля в последнюю неделю июня. Но в определенной степени такое смещение в распределении объемов покупки предприятиями валюты связано с процессами дедолларизации. В третьей декаде июня 2017 г. ряд банков провел несколько крупных операций по изменению валюты обязательств кредитов клиентов с иностранной валюты на белорусские рубли и в целях регулирования своей валютной позиции предъявил дополнительный спрос на валюту.

С другой стороны, несмотря на положительные эффекты с позиций дедолларизации активов банков и экономики в целом, реализация данных мероприятий в столь сжатые сроки и в достаточно больших объемах привела к кратковременному росту напряженности на внутреннем валютном рынке. Это отражается и на структуре денежной массы. Но если доля валютной составляющей в структуре средней широкой денежной массы в июне 2017 г. уменьшилась по сравнению с аналогичным месяцем прошлого года на 6,4 п.п. и составила 66,1%, то в июле наблюдался небольшой откат назад. Активность населения на рынке срочных депозитов остается невысокой (например, темпы их роста во II квартале к I кварталу снизились с 6,5 до 2,8%, что главным образом обусловлено снижением процентных ставок по вкладам физлиц). В свою очередь срочные валютные депозиты населения в январе–июне т.г. сократились на 2,8% (на 194 млн. USD), что связано в основном с сокращением реальных располагаемых денежных доходов населения и продажей валюты для поддержания текущего потребления. В то же время в структуре депозитов физических лиц постепенно растет доля безотзывных вкладов. Так, если в декабре 2016 г. она составляла по рублевым вкладам 32,9%, то в июне т.г. – 38,2%, а в целом выросла с 23% до 23,5%.

По мнению Нацбанка, основной объем рублевого денежного предложения сформирован в результате трансформации валютных средств физических и юридических лиц в рублевые. Вклад кредитного канала в увеличение денежной массы остается незначительным. Это снижает риски ускорения инфляции за счет монетарных факторов. Но Д. Мурин отмечал в своем докладе, что большая часть рублей, полученных после продажи валюты, остается либо в наличной форме, либо на текущих счетах в банках. В результате прирост активной рублевой денежной массы идет быстрее, чем срочных рублевых депозитов. Связанное с этим ухудшение структуры рублевой денежной массы еще раз подтверждает потребительскую модель поведения населения, сохранение которой несет в себе определенные инфляционные риски, считают в Нацбанке.

Автор публикации: Константин АЛЕХИН


Финансы: список рубрик
Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях