Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №6 (2503) от 25.01.2022 Смотреть архивы
USD:
2.6237
EUR:
2.9631
RUB:
3.326
Золото:
155.65
Серебро:
2.01
Платина:
88.4
Палладий:
189.29
Назад
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

Декрет N 17: ждем ответа правительства

Несмотря на то, что со дня принятия Декрета N 17 "О лицензировании отдельных видов деятельности" прошел уже месяц, он остается в центре внимания руководителей предприятий и индивидуальных предпринимателей. Обсуждают его и в Палате представителей: ведь на осенней сессии депутаты должны будут высказать свое отношение к этому документу...
Несмотря на то, что со дня принятия Декрета N 17 "О лицензировании отдельных видов деятельности" прошел уже месяц, он остается в центре внимания руководителей предприятий и индивидуальных предпринимателей. Обсуждают его и в Палате представителей: ведь на осенней сессии депутаты должны будут высказать свое отношение к этому документу. Недавно Декрет рассматривался в депутатской группе "Содействие экономическому развитию". Как парламентарии будут голосовать при обсуждении Декрета N 17? На этот и другие вопросы мы попросили ответить руководителя группы "СЭР" Кирилла ХОЛОПИКА.

-- Безусловно, мы поддержим этот документ, так как считаем его самым значительным шагом за последние годы в сторону либерализации экономики в нашем государстве.

Декрет охватывает практически все вопросы лицензирования, комплексно упорядочивает отношения в данной сфере, существенно сокращает количество подлежащих лицензированию видов деятельности. Считаю очень важным моментом то, что сужается возможность для произвола чиновников, подробно регламентирована процедура выдачи, продления, аннулирования и приостановления деятельности лицензий.

-- В то же время раздается немало и критических замечаний. Так, некоторые оппоненты считают, что хотя список видов деятельности утвержден, но еще неизвестно, на какие составляющие работы и услуги они будут разбиты, не подготовлены пока и новые положения о лицензировании видов деятельности...

-- Думаю, в этом контексте важно, что органом, который будет утверждать положение по каждому конкретному виду деятельности, стало правительство. До сих пор практика была другой. В основном положения о лицензировании отдельных видов деятельности разрабатывались и утверждались самими лицензирующими органами. Понятно, что ведомства в такой ситуации "тянули" одеяло на себя. Сейчас будет больше единообразия, объективности, порядка и, как следствие, меньше коррупции.

Конечно же, нельзя не сказать и о недостатках Декрета N 17. Считаю оправданной прозвучавшую в прессе критику отдельных его норм, регулирующих отношения в сфере лицензирования в переходный период (до 1 мая 2004 года). Но, думаю, скоро последуют исчерпывающие разъяснения.

Кроме того, следствием некоторых норм этого документа может стать необоснованно высокое наказание для субъекта хозяйствования за элементарную небрежность. Так, Декрет требует обязательного внесения изменений в лицензию в ряде случаев (например, при изменении наименования, места нахождения юридического лица и т.д.). Лицензиат обязан в месячный срок обратиться в лицензирующий орган для внесения соответствующих изменений. За нарушение сроков подачи сведений логично было бы налагать штраф на руководителя предприятия в 2--3 базовые величины. Однако наказание, предусмотренное пунктом 20 утвержденного Декретом Положения о лицензировании отдельных видов деятельности, непомерно жесткое -- действие лицензии автоматически прекращается.

То есть может возникнуть ситуация, когда действие лицензии прекратилось, а лицензиат, не зная об этом, продолжает работать. О прекращении действия лицензии ему станет известно только впоследствии, как правило, после контрольных мероприятий со стороны государства. В результате субъект хозяйствования попадает под огромные экономические санкции (изъятие в доход бюджета всей выручки и штраф в размере выручки), а его руководитель, наверняка, -- и под уголовную ответственность. Получается, за то, что предприниматель забыл совершить вообще-то не очень опасное для государства действие -- не уведомил лицензирующий орган о смене адреса, он может попасть в тюрьму. По-моему, масштаб нарушения здесь явно несопоставим с наказанием и это надо исправлять.

-- Но разве из пункта 34 Положения не вытекает, что для прекращения действия лицензии в случае непредоставления лицензиатом в установленный срок документов для внесения изменений и (или) дополнений в лицензию требуется решение лицензирующего органа?

-- Налицо коллизия пунктов 20 и 34. В первом четко прописано -- "действие лицензии прекращается", во втором -- "лицензия может быть аннулирована". Увы, правоприменительная практика в Беларуси показывает, что если есть коллизия двух норм, то применяется более жесткая с целью пополнения государственного бюджета. В данном случае, наверняка, будет применяться та, согласно которой "действие лицензии прекращается".

Депутатская группа "Содействие экономическому развитию" направила в Совет Министров соответствующее письмо с просьбой дать официальные разъяснения. В письме затронуты и ряд других вопросов. Поскольку в соответствии с пунктом 4.3 Декрета на Совет Министров возложено разъяснение порядка и условий лицензирования, мы просим ответить, по каким критериям будет осуществляться разграничение терминов "грубое нарушение лицензиатом... законодательства о лицензировании или установленных требований и условий осуществления лицензируемого вида деятельности" (в этом случае решение об аннулировании лицензии принимается органом, выдавшем ее) и "нарушение лицензиатом лицензионных требований и условий, что повлекло за собой причинение ущерба национальной безопасности, общественному порядку, нравственности, правам и свободам, жизни и здоровью граждан, окружающей среде" (в этом случае решение об аннулировании лицензии принимает суд). Депутаты считают, что правительство должно определить объективные критерии отнесения нарушения к "грубому", иначе создаются условия для чиновничьего произвола и коррупции.

Далее. В соответствии с пунктом 17 Положения о лицензировании отдельных видов деятельности внесение изменений в лицензию требуется также в случае смены собственника юридического лица. Гражданское законодательство определяет, что юридическое лицо является субъектом, а не объектом права, поэтому не может иметь собственника. Вместе с тем юридическое лицо имеет учредителей (участников). Возникает вопрос: требуется ли внесение изменений в лицензию в случае смены в составе учредителей (участников) юридического лица? Если да, то некоторым акционерным обществам, чьи акции свободно продаются и покупаются, придется вносить изменения в лицензии практически ежедневно.

-- В плане работы парламента -- принятие закона о лицензировании. Каким он должен быть?

-- Желательно, чтобы закон о лицензировании еще более ограничил предпринимателей от чиновничьего произвола, а общество -- от коррупции. Для этого необходимо реализовать три существенных изменения системы лицензирования по сравнению с Декретом. Первое, -- перейти преимущественно на заявительный принцип получения лицензий, вместо действующего сегодня разрешительного. Различие этих двух принципов в том, что в первом случае проверка соблюдения лицензиатом лицензионных требований проводится после, а во втором -- до выдачи лицензии. В случае нарушения лицензионных требований в первом случае лицензия подлежит аннулированию, а во втором просто не выдается. Однако при заявительном принципе срок выдачи лицензии может быть сокращен до одного дня. Второе, -- перейти на исключительно судебное принятие решения об аннулировании и приостановлении действия лицензий. Третье, -- определить единый государственный орган по выдаче всех видов лицензий -- Лицензионную палату при Министерстве юстиции, которая не должна иметь подчиненных коммерческих структур, то есть должностные лица Лицензионной палаты должны быть абсолютно объективны и независимы в принятии решений.

Владимир ЛЕБЕДЕВ

* * *

Р.S. Когда этот номер газеты готовился к печати, в Палату представителей пришло письмо "О рассмотрении документа" за подписью заместителя министра экономики Андрея Тура. В нем говорится, что по поручению Совета Министров Минэкономики совместно с Министерством юстиции рассмотрело вопросы, поставленные депутатской группой "СЭР" и "сообщает свое мнение, которое не является официальным толкованием Декрета".

Напомним, что парламентарии обратили внимание на нестыковки пунктов 20 и 34 Положения о лицензировании отдельных видов деятельности. Так, согласно п.20 действие лицензии в случае несвоевременной подачи документов на внесение изменений прекращается, а в соответствии с п.34 -- лицензия аннулируется по решению лицензирующего органа. Депутаты задали правительству вопрос: автоматически прекращается или же для этого все-таки требуется решение лицензирующего органа.

Министерство экономики считает, что действие лицензии может быть прекращено только по решению лицензирующего органа.

Еще один вопрос, возникший при анализе Декрета N 17, -- это разграничение терминов "грубое нарушение законодательства" о лицензировании и "нарушение лицензиатом лицензионных требований и условий", повлекшие за собой ущерб национальной безопасности, общественному порядку, нравственности и т.д.

Минэкономики признало: понятие "грубого нарушения законодательства", используемое в различных законодательных актах, не определено и не раскрыто. Более того, в действующем законодательстве нет критериев, через которые оно могло бы быть раскрыто. Однако министерство (в отличие от многих юристов, анализирующих данный документ) не считает это недостатком Декрета и видит выход из создавшейся ситуации: "критерии, по которым определяется понятие грубости конкретного нарушения, могут вытекать из положений о лицензировании, регулирующих отдельные виды деятельности в различных отраслях, которые подлежат утверждению Советом Министров". То есть, имеется в виду, что в положениях о лицензировании для транспортников, адвокатов, строителей и т.д. будет записано, что именно следует считать грубым нарушением в данном виде деятельности. Причем во всех случаях уполномоченные должностные лица и суд, подчеркивается в письме, "при вынесении решения об аннулировании лицензии должны в совокупности оценивать все стороны совершенного нарушения, его последствия и на этой основе делать вывод о степени грубости нарушения законодательства". Понятно, все это не исключает субъективизма при принятии решений.

Согласно пункту 17 Положения необходимо вносить изменения в лицензию при смене собственника юридического лица. "Общие нормы Гражданского кодекса (ст.52 и др.) не отождествляют собственников имущества и учредителей юридических лиц", -- напоминает Минэкономики. В данном случае речь идет именно о собственниках имущества юридических лиц, созданных в форме унитарных предприятий.

Таким образом, депутаты получили довольно обстоятельные ответы на эти и другие вопросы. Однако, напомним еще раз, замминистра экономики подчеркнул в письме, что это мнение министерства, причем мнение, не являющееся официальным толкованием Декрета. И депутаты резонно полагают, что, допустим, у работников Комитета госконтроля, которые будут проверять предприятие, может быть иная точка зрения, не совпадающая с трактовкой Декрета, которую дает Минэкономики. Внести полную ясность здесь может лишь разъяснение правительства.

Поэтому члены Палаты представителей, входящие в группу "СЭР", ждут от него официального разъяснения. Тем более, что глава государства дал прямое поручение Совету Министров: разработать до 15 сентября проект нормативного правового акта о порядке лицензирования видов деятельности, связанных со специфическими товарами; привести до 1 ноября в соответствие с Декретом N 17 акты законодательства и принять иные меры по его реализации; разъяснять вопросы соблюдения порядка и условий лицензирования отдельных видов деятельности.