$

2.1102 руб.

2.3950 руб.

Р (100)

3.1973 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

ДЕБЮТ РУБЛЕВОЙ ПАРТИИ©

12.02.2013

В пятницу 8 февраля на Московской бирже состоялся торжественный запуск торгов интегрированного биржевого валютного рынка стран Единого экономического пространства. Это событие уже объявлено знаковым, открывающим эпоху объединения финансовых систем на постсоветском пространстве. Станет ли оно таковым на самом деле и что принесет белорусской экономике?

Попытки создать единый валютный рынок делались едва ли не с первых лет после распада СССР. Одной из самых заметных было утверждение решением Межгоссовета ЕврАзЭС от 22.06.2005 № 220 Концепции сотрудничества государств — членов Евразийского экономического сообщества в валютной сфере. Она предусматривала проведение согласованной валютной политики, начиная от достижения полной конвертируемости национальных валют по текущим и капитальным операциям платежного баланса, согласования механизмов формирования взаимных курсов национальных валют до создания интегрированного валютного рынка ЕврАзЭС, формирования платежно-расчетной системы с использованием национальных валют, перехода на МСФО и предоставление компаниям стран- участниц национальных режимов на своих финансовых рынках, а в перспективе — достижение всех необходимых условий для введения единой валюты и делегирование части регулирующих полномочий межгосударственным органам ЕврАзЭС. Однако для появления общего финансового рынка нужны соответствующие условия, а обеспечить равенство или хотя бы стабильность макроэкономических показателей оказалось сложно. Затем 9.12.2010 г. было заключено Соглашение о согласованных принципах валютной политики, а 18.10.2011 г. — об основных принципах политики в области валютного регулирования и валютного контроля в государствах — участниках СНГ, согласно которому стороны обязались применять единые подходы в регулировании, постепенно ослаблять, а затем и вовсе отменить валютные ограничения. При этом Беларусь оговорила право отложить выполнение Cоглашения до 2017 г., заявив, что в условиях сохранения уязвимости экономики республики к внешним шокам, ограниченного доступа к внешнему финансированию и незавершенности процесса формирования ключевых институциональных элементов управления потоками капитала либерализация операций, связанных с движением капитала, может привести к дестабилизации макроэкономической ситуации и необходимости повторного введения мер ограничительного характера. Впрочем, Соглашение носило в основном декларативный характер и интересно признанием белорусских властей в том, что ликвидация последствий финансового кризиса 2011 г. затянется на 6 лет.

Следующим шагом стало заключение в декабре 2012 г. в Ашхабаде Соглашения об организации интегрированного валютного рынка. Подписавшие его Беларусь, Россия, Казахстан, Армения, Кыргызстан и Таджикистан обязались обеспечить банкам-резидентам других сторон допуск на свой национальный валютный рынок для проведения межбанковских конверсионных операций на условиях, не менее благоприятных, чем те, которые представлены местным банкам. Координация действий компетентных органов, а также согласование требований к участникам интегрированного валютного рынка возлагается на орган СНГ, осуществляющий взаимодействие государств — участников СНГ в валютно-финансовой сфере. Однако пока эту задачу взялись реализовывать на практике только РФ, Беларусь и Казахстан.

Начало торгов на биржевом валютном рынке для стран ЕЭП министр экономики и финансовой политики Евразийской экономической комиссии Тимур Сулейменов назвал первым шагом по созданию общего финансового рынка, план по созданию которого одобрен президентами трех стран. Главным здесь, по мнению министра, следует считать переход «от нормотворческой и порой декларативной работы по интеграции в финансовой сфере» к практике. Собственно, она была достаточно скромной. Первым иностранным клиентом Московской биржи, получившим доступ к торгам, стал белорусский БПС-Сбербанк, контрольный пакет акций которого принадлежит Сбербанку РФ. Он провел 4 пилотные сделки на общую сумму 5 млн. USD. Как заявила заместитель председателя Правления БПС-Сбербанка Алла Дубенецкая, «своим участием в торгах валютной секции Московской биржи мы хотим придать дополнительный импульс проведению операций с белорусским рублем на торгах в Москве и увеличить его долю в общем объеме торгов. Получение прямого доступа к участию в торгах валютной секции Московской биржи открывает новые возможности для бизнеса».

Дело техники…

В чем же суть этих возможностей? Интегрированный валютный рынок (ИВР) призван стать основой для равноправного допуска банков стран ЕЭП на свои национальные валютные рынки. Это должно привести к снижению валютных рисков путем использования современных систем биржевого риск-менеджмента, росту прозрачности и ликвидности рынка, большей стабильности валютных курсов за счет участия в торгах национальных банков, сокращению конверсионных издержек участников внешнеторговой деятельности за счет исключения доллара и евро — и образования узких спредов в национальных валютах за счет расширения взаимной торговли. Авторы концепции ИВР обещают также укрепление национальных валют и повышение их роли во внутреннем денежном обращении, трансграничных и взаимных расчетах путем постепенного снижения роли доллара и евро, улучшение свободного перетока инвестиций в рамках СНГ.

Разумеется, любые меры, снимающие ограничения на взаимную конвертацию валют или валютные операции, можно только приветствовать. Вопрос лишь в том, чего в таких соглашениях больше — экономики или политики, идет ли речь о том, чтобы хозяйствующим субъектам было удобнее сотрудничать, или все сводится к реализации кремлевских амбиций по созданию в Москве финансового центра как сугубо политического проекта, вне зависимости от экономических последствий.

Технически задача вполне решаема. Со 2.11.2009 г. на Московской бирже действуют правила, согласно которым кредитным организациям стран ЕврАзЭС предоставляется право стать участниками торгов биржевого валютного рынка. В 2010 г. подписаны соглашения об информационном обеспечении участников интегрированного валютного рынка государств — членов ЕврАзЭС между главными банками РФ, Кыргызстана и Беларуси, а в апреле 2012 г. — с Нацбанком Казахстана. Для включения в состав участников валютного рынка, получения допуска к торгам и клиринговому обслуживанию банки — нерезиденты РФ должны представить документы в соответствии с правилами допуска к торгам и правилами клиринга на валютном рынке Московской биржи, обладать национальной банковской лицензией, иметь положительный финансовый результат, получить технический доступ к торгам и системе электронного документооборота Московской биржи, использовать средства криптографической защиты информации, на которые не распространяются ограничения на их вывоз за пределы РФ.

... и экономики

Одним из преимуществ союза называют свободу выбора валюты платежа. Например, между белорусской, российской и казахстанской компаниями можно будет производить расчеты в российских или белорусских рублях или в казахстанских тенге, а то и одновременно в обеих валютах — как выгоднее. Впрочем, это вряд ли что-то существенно изменит в отношениях — ни выбор внутренних валют, ни мультивалютные оговорки не освобождают наших экспортеров от обязательной продажи валютной выручки и от соблюдения сроков ее возврата, установленных Указом № 178.

Чтобы объединение валютного рынка СНГ имело реальный эффект, необходима более тесная экономическая интеграция стран- участниц и «эффект масштаба». Когда Соглашение заключалось, эксперты отмечали, что для его успеха желательно присоединение Украины, Узбекистана и Туркменистана. Однако в этих странах опасаются чрезмерного усиления российского влияния и не видят в сближении особой экономической выгоды. Выигрыш от снижения потерь на конвертации валют, прочих операционных и финансовых издержек в расчетах с РФ может оказаться минимальным из-за роста аналогичных затрат в операциях с остальным миром. Ведь если на страны СНГ приходится 58,2% нашего внешнеторгового оборота (в т.ч. на РФ — 47,4%), то на остальной мир — 41,8%, в т.ч. 29,1% — на Евросоюз. При этом в структуре биржевого валютного рынка РБ доля российского рубля составляет обычно 24–28%, доллара США — 43–48%, евро — около 26%, а прочих валют — менее 1%. Изменение этих пропорций может оказаться для Беларуси (как и других стран СНГ) не слишком выгодным из-за нестабильности российской валюты и спекулятивных действий ее банков. Кстати, в РФ в 2012 г. по операциям USD/RUB на биржевой сегмент приходится 30%, по операциям EUR/RUB — 55% межбанковского рынка. Пока не видно оснований, которые бы заставили российские банки переключиться на белорусский рубль и тенге, а банки РБ и Казахстана — на валютные операции в РФ. При этом равенство прав явно опережает реальные возможности финансовых систем трех стран. Например, объем торгов валютой на Белорусской валютно-фондовой бирже в 2011 г. составил чуть более 17 млрд. USD, казахстанской KASE — 106,18 млрд., российской ММВБ — 2901,2 млрд. Так что появление в Москве белорусских участников вряд ли будет заметным. Но если российские банки захотят сыграть на БВФБ, удержать команду гостей будет проблемно.

Резервная идея

Власти РФ особо не скрывают надежду сделать российский рубль резервной валютой на территории СНГ, если центробанки СНГ или на первом этапе Беларуси и Казахстана будут накапливать рублевые активы в своих международных резервах и использовать российский рубль для международных операций. Глобальная «погода» благоприятствует: в условиях нестабильности главных мировых валют — доллара и евро — растет спрос на новые инструменты обмена и хранения резервов. Но чтобы эта перспектива стала реальностью, России нужно снизить инфляцию, которая хоть и в разы ниже белорусской, но слишком высока для валюты, претендующей на статус резервной. Мало кто рискнет держать резервы, которые могут обесцениваться на 10% в год. Не секрет, что российская экономика, а следовательно, и валюта целиком зависят от мировых цен на нефть и газ, что создает значительные риски. Еще один фактор — угроза административного вмешательства в курсообразование. К тому же, если расширение зоны действия сулит укрепление российского рубля и уменьшение зависимости экономики РФ от внешних рынков, то для Беларуси и остальных стран СНГ это усиливает привязку к Москве. Впрочем, по мнению специалистов, полноценная интеграция валютного рынка займет примерно 7–9 лет.

В известной мере тут есть сходство с европейской валютной интеграцией. Однако она, несмотря на долгую проработку нормативных актов, создание многонациональных органов и т.д., из-за отставания в фискальной интеграции привела к тяжелейшему кризису, поставившему под вопрос, если не существование единой европейской валюты, то членство в еврозоне некоторых стран. Лишь теперь ЕС занялся всерьез созданием банковского и налогового союза, что встречает весьма неоднозначную реакцию населения. Что до ЕЭП, то здесь валютная интеграция может стать не столько стимулом экономического развития, сколько еще одним элементом автаркии, свойственной идеологии евразийства.

Вадим ЛЕБЕДЕВ


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях