$

2.1102 руб.

2.3950 руб.

Р (100)

3.1973 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

ЧТО СКРЫВАЕТСЯ ЗА ИНДЕКСОМ ЦЕН©

04.11.2011

Данные об уровне инфляции, рассчитываемые Белстатом, несмотря на свой угрожающий размер, вызывают недоверие у некоторых специалистов. Еще больше сомневаются в них рядовые граждане — по их ощущениям цены выросли гораздо существеннее. Однако сотрудники Белстата уверяют, что расчет индекса потребительских цен (ИПЦ) в республике ведется в строгом соответствии с общепринятой в мире методологией. Просто сам индекс потребительских цен не идеален и не дает полного представления о ситуации с инфляцией.

Общие принципы расчета индекса потребительских цен были заложены более 90 лет назад, а сам этот термин появился в 1962 г. С тех пор способы расчета индекса и его составляющих значительно упростились. Кроме того, появились и другие показатели уровня инфляции.

Сегодня для измерения инфляции наиболее часто используется методология, основанная на концепции индекса цен Ласпейреса. В соответствии с ней сначала на основе данных выборочного обследования домашних хозяйств формируют потребительскую корзину наиболее часто потребляемых населением товаров и услуг. В нее не входят ценные бумаги, расходы на уплату налогов, сбережения и инвестиции, пожертвования, а также товары, не имеющие рыночной цены (например, выращенные на даче продукты). В разных странах потребительские корзины могут значительно отличаться. У нас она включает 425 различных товаров и услуг, а, к примеру, в Финляндии — 497, Словении — 669, США — 305.

На следующем этапе отбирают населенные пункты с учетом их значимости для региона. У нас для наблюдения отобран 31 город, где проживает свыше 50% населения республики. В этих населенных пунктах определяют розничные торговые точки (магазины, супермаркеты, киоски на рынках), а в них — товары и услуги из потребительской корзины, на которые систематически отслеживают цены. Данные выборочного обследования домохозяйств показывают также удельный вес каждого товара или услуги в структуре расходов. Эту информацию используют и при расчете инфляции, поскольку ИПЦ учитывает не только изменение цены товара или услуги из потребительской корзины относительно базового периода, но и удельный вес товара/услуги в среднестатистических расходах населения.

«Личная» инфляция

ИПЦ используется для корректировки зарплат, пенсий, стипендий и других выплат с целью компенсации снижения покупательной способности, вызванного инфляцией. Так что граждане больше всех заинтересованы в правильном расчете ИПЦ, тогда как органы госуправления, а также работодатели, напротив, могли бы желать его занижения.

При относительно небольшом росте цен достоверность расчета ИПЦ мало кого беспокоит. Но при высокой инфляции эта проблема становится более чем актуальной. Так почему же субъективные «ценовые» ощущения граждан не совпадают с официальной статистикой?

Первый спорный момент — состав потребительской корзины. С одной стороны, она должна отражать реальную структуру потребления населения, а значит, с течением времени меняться. Но такая корректировка усложняет сопоставимость данных разных периодов. Скажем, трудно сравнивать цены на валенки и мобильные телефоны. С другой стороны, если не обновлять корзину, она перестает отражать реальную структуру потребления. Чтобы вырваться из этого замкнутого круга, корзину все-таки обновляют, но с некоторым запозданием.

Кроме того, наличие в потребительской корзине укрупненных групп товаров и услуг также позволяет измерять инфляцию по-разному. Например, для регистрации цен на «туфли женские модельные» можно выбрать как самые дешевые, местного производства, так и более дорогие импортные, цена на которые меняется гораздо более ощутимо. Понятно, что в первом случае индекс цен зафиксирует более низкую инфляцию.

Различия в составах усредненной корзины, на основе которой рассчитывается ИПЦ, и индивидуальной потребительской корзины семьи или человека — еще одна причина несоответствия. Например, кто-то тратит на продукты и напитки 27,5% своих доходов, кто-то — 45, в то время как «усредненный» потребитель — 15,7%. При этом повышение цен на 10% заставит первого увеличить расходы на 2,75%, второго — на 4,5%, а в среднем — только на 1,57%.

Причиной несоответствия между статистикой и ощущениями населения является также учет при расчете ИПЦ удельных весов товаров и услуг в структуре потребления. Вклад роста цены товара в общий прирост ИПЦ зависит от того, какое место он занимает в корзине. А потому даже если товар подорожал в несколько раз, но его удельный вес невелик (минимально возможный — 0,01% от общей ежегодной суммы трат на потребительские нужды), это несущественно скажется на общем ИПЦ, что характерно, в частности, для товаров длительного пользования.

При расчете ИПЦ не учитывается качество товаров и услуг, есть сложности с фактором сезонности, не уделяется достаточное внимание услугам. Поскольку ИПЦ обычно рассчитывается ежемесячно и ежеквартально, стандарты расчета требуют соответствующие текущему периоду обследования домохозяйств, что сложно осуществить на практике. Поэтому в ущерб качеству оценки ИПЦ используют данные обследования предшествующего периода.

А если еще учесть охват только городских домашних хозяйств, ошибки при обследовании, регистрации, расчетах и т.д., то у недоверия граждан оснований будет еще больше

В поисках альтернативы

Несмотря на претензии к официальным цифрам, применяемая в РБ методология остается наиболее широко используемой, тем более что другие способы расчета инфляции тоже недостаточно корректны и ограниченны. В то же время мнение общественности и развитие технологий заставляет статистиков искать новые способы коррекции расчета ИПЦ. Так, у нас вслед за западными странами стали рассчитывать два индекса: сводный и базовый. Расчет базового ИПЦ ведется по той же методологии, но из потребительской корзины исключены товары, цены на которые регулируются административно, а также те, изменение цен на которые носит сезонный характер. Считается, что базовый индекс более достоверно отражает уровень инфляции в стране. Однако благие намерения привели к тому, что в «базовой» потребительской корзине отсутствуют такие пользующиеся постоянным спросом у населения товары, как хлеб, молоко, творог, сметана, сахар, яблоки, бананы, услуги ЖКХ и некоторые другие.

Отметим, что в период высокой инфляции меняется и структура потребления. Растет доля наиболее необходимых и дешевых товаров. К примеру, мясо и рыба заменяются кашей и хлебом, покупка товаров длительного пользования откладывается. Более других от высокой инфляции страдают малообеспеченные слои населения, поскольку их потребительская корзина в основном состоит из товаров первой необходимости — еды, коммунальных и транспортных расходов. От них нельзя отказаться в пользу более дешевых товаров и услуг, ибо их просто нет. К примеру, исследования российских специалистов показали, что «инфляция для бедных» на 15–20% выше, чем для богатых. У нас же, наоборот, судя по данным Белстата, индекс потребительских цен по республике для 5% наименее обеспеченных семей, скажем, в сентябре 2011 г. по отношению к августу 2011 г. составил 114,1%, к декабрю 2010 г. — 168,2%, а для 5% наиболее обеспеченных семей — соответственно 111,3% и 186,1%. Причин тому несколько. Во-первых, у нас в разы ниже, чем у соседей, официальная разница в доходах бедных и обеспеченных, так что их богатыми называть не приходится, а во-вторых, сказывается госрегулирование цен на социально значимые товары.

Поэтому логично было бы усовершенствовать как дифференциацию населения и домохозяйств по уровню доходов, так и метод расчета ИПЦ для малообеспеченных, который должен быть основан на потребительской корзине, обеспечивающей минимальный уровень потребления, но реальный, а не заниженный. Это потребует более объективного расчета бюджета прожиточного минимума (БПМ) и минимального потребительского бюджета (МПБ). К примеру, по данным Минтруда и соцзащиты, БПМ на бытовые и транспортные услуги предусмотрен в размере всего 24 600 Br. МПБ предполагает оплату бытовых услуг, транспорта и связи в рамках 5% (42 950 Br), тогда как стоимость только проездного на один вид транспорта в Минске на месяц — 37 450 Br.

С учетом нового индекса можно было бы проводить коррекцию доходов малообеспеченных слоев населения, что стало бы реальной мерой социальной защиты в период очень высоких темпов инфляции.

Инна ШИНГАРЕВА,научный сотрудник Института экономики НАН Беларуси


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях