$

2.0989 руб.

2.4052 руб.

Р (100)

3.1982 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

ЧТО ПРОИСХОДИТ НА СВЕТЕ©

13.07.2012

Ситуацию на мировых финансовых рынках, основных рисках и их последствиях для нашей страны рассмотрели участники юбилейного, 70-го заседания Республиканского клуба директоров, организованного Белорусским союзом предпринимателей и нанимателей им. М.С. Кунявского. Руководители предприятий и банков, экономисты и эксперты международных финансовых организаций попытались спрогнозировать, как повлияет на белорусскую экономику кризис еврозоны и что можно предпринять, чтобы смягчить этот удар.

Долговой кризис в ЕС и рецессия в США неизбежно влекут за собой сокращение спроса на многие товары на мировых рынках. Это в свою очередь приводит к снижению цен на основные сырьевые товары — нефть и другие энергоносители, металлы, зерно и т.п. По мнению многих экспертов, мировая экономика вступила в новую фазу, в которой произойдет существенное перераспределение финансовых и товарных потоков. С одной стороны, роль развитых стран в росте глобального ВВП сократится, а с другой — затормозится и движение развивающихся стран. При этом последние могут попытаться наверстать падение экспорта за счет внутреннего спроса, но столкнутся с проблемой низкой покупательной способности своего населения и ростом инфляции. Нелегкие времена ждут страны, экономика которых держится на сырьевом экспорте. Сегодня многие эксперты считают неизбежным серьезное падение цен на нефть, что грозит России и странам ОПЕК масштабными бюджетными проблемами. Программы по выходу из кризиса, предлагаемые властями ЕС, пока выглядят неубедительно. Похоже, у них нет политической воли, чтобы накануне осенних выборов сделать решительные и непопулярные шаги.

ПО МНЕНИЮ старшего экономиста по Беларуси Всемирного банка Марины Бакановой, новая волна финансово-экономического кризиса в странах Евросоюза может существенно отразиться на нашей стране, однако шансы для маневра имеются. ВБ рассматривает два возможных сценария: небольшое ухудшение в отдельных странах и более крупномасштабный кризис, оговаривая, что вероятность любого из них достаточно велика, но о неизбежности крупномасштабного кризиса в еврозоне говорить пока преждевременно. Поэтому рекомендации ВБ для всех стран, в т.ч. для Беларуси, состоят в том, что нужно обращать внимание на кризисные моменты и ориентировать свою политику на борьбу с кризисом, но вместе с тем постепенно эту политику переориентировать на решение среднесрочных проблем. Главные из них — повышение конкурентоспособности продукции и жизнеспособность экономик. Еще одна проблема — признаки перегрева экономики в странах со средним уровнем дохода. По мнению М.Бакановой, многие развивающиеся страны, к числу которых относится и Беларусь, «уже работают в условиях полной или близкой к полной загрузке производственных мощностей. Результатом этого являются инфляция, девальвация национальной валюты и опасный рост госдолга. По оценке ВБ, у нас остался очень маленький зазор — 2% роста ВВП в пределах существующих возможностей, без структурных изменений в производстве и экономике».

Новая волна мирового финансового кризиса может привести к падению ВВП в странах еврозоны до 8,5%, а в странах Центральной и Восточной Европы —- до 5%. Для Беларуси, согласно прогнозам ВБ, прирост ВВП в 2012 г. ожидается на уровне 2,9%, в 2013 г. — 3,5%, в 2014-м — не более 4,4%. Таким образом, Всемирный банк не видит у нашей страны шансов на выполнение 5-летнего прогноза белорусских властей. Заметим, что если в текущем году рост ВВП отстает от запланированного при бурном росте экспорта, то столь благоприятной внешней конъюнктуры в последующие годы не предвидится. Так, по оценке ВБ, российская экономика в 2012 г. вырастет на 3,8%, в 2013-м — на 4,2%, в 2014 г. — на 4%. Примерно такие же показатели ожидаются в Украине. Наиболее оптимистичный прогноз для Казахстана: рост в 2012 г. ВВП на 6%, в 2013-м — на 5,8%, в 2014-м -— на 7,5%.

Правда, позитивным фактором для многих стран является профицит бюджета в размере более 3% ВВП, хотя в 2007-м он достигал 20%. Но в развивающихся странах это оставляет простор для маневра, считает М.Баканова. Однако негативные последствия, вызванные как проблемами в самой Беларуси, так и в странах ЕС, могут наступить для республики в связи с высоким уровнем краткосрочного внешнего долга, который превышает 50% резервов.

Беларусь может испытать давление с двух сторон: если российский рынок начнет сжиматься из-за падения цен на нефть, а европейский — из-за долгового кризиса, то основные каналы сбыта белорусской продукции окажутся под угрозой. Многие помнят, как упал экспорт в 2009 г. из-за мирового кризиса и к чему привели попытки компенсировать этот спад за счет стимулирования внутреннего спроса и денежной эмиссии.

Снижение деловой активности и рост безработицы в еврозоне и России может также повлечь ухудшение возможности трудоустройства за рубежом для белорусов. Это небольшая составляющая платежного баланса страны, но более чем существенная для многих наших граждан по отдельности.

ЕЩЕ ОДНОЙ чувствительной позицией для Беларуси, по мнению М.Бакановой, является сокращение возможностей для осуществления внешних заимствований. Кредиты могут оказаться дорогими или этот канал вообще может быть перекрыт. Кроме того, снижение доли заемного финансирования в банковские системы — это еще один фактор, ослабляющий белорусскую банковскую систему во многих странах, где уже присутствуют значительные доли проблемных кредитов.

Эту проблему более подробно разъяснила на заседании клуба директор регионального управления по Центральной и Восточной Европе Deutsche Bank Дагмар Линдер. Сегодня для всех государств ЕС характерны одни и те же проблемы: доходы по гособлигациям растут, однако идет рост суверенного долга, высок уровень безработицы на периферии еврозоны, беспокойство вызывает рынок недвижимости. Консолидированная задолженность всех евробюджетов сегодня составляет более 660%. Все это дестабилизирует финансовые рынки и повышает риски для ряда стран. В этой ситуации финансирование европейских банков становится все более дорогим и сложным. «С апреля 2011 г. рисковая маржа, которую нужно платить банкам за свое рефинансирование, практически утроилась. Например, белорусским предприятиям Deutsche Bank сегодня предоставляет кредиты под 9% годовых.

По мнению Д.Линдер, после первой волны глобального кризиса иностранный капитал вернулся в страны СНГ и Восточной Европы, но теперь наблюдается отток, который в 2012 г. оценивается на уровне 150 млрд. EUR. Если же прогнозы по кризису или даже распаду еврозоны оправдаются, то этот отток будет еще больше. Очень волатильной, как считает Д.Линдер, остается и ситуация с девальвацией в Беларуси, да и в целом сохраняются высокие риски как для бизнеса, так и для банковского сектора.

Если первая волна глобального финансово-экономического кризиса в 2008–2009 гг. практически не затронула Беларусь, то теперь могут наступить отложенные последствия и помимо тех факторов, которые называет Всемирный банк. К тому же страны, которые сильно пострадали от того кризиса, серьезно перестроили свою экономику, скорректировали модели роста. Это Болгария, Эстония, Венгрия, Румыния, Литва. Прежде значительная часть роста экономик этих стран основывалась на росте частного потребления, инвестиции играли значительную роль, но концентрировались в недвижимости. Теперь ситуация там радикально поменялась.

Мы же, «отсидевшись» под крылышком льготных цен на энергоносители, понадеялись, что можно вечно уклоняться от структурных преобразований. Вряд ли таковыми можно считать отдельные административные послабления и объединение предприятий в холдинги. «Неактуальность» приватизации и неизменно скромная доля частного сектора в экономике делает маловероятным привлечение значительных инвестиций и при благоприятной ситуации в мире. А в условиях кризиса, ограниченных возможностей госбюджета и необходимости сдерживать эмиссию проблема нехватки ресурсов сказывается в полной мере.

МЕЖДУ ТЕМ мировые потоки прямых иностранных инвестиций меняют свое направление. По данным службы аналитической информации World Organization of Creditors, хотя страны с развивающейся и транзитной экономикой по-прежнему привлекают половину мировых объемов ПИИ, после трех лет снижения приток ПИИ в развитые страны снова начал расти. При этом инвестиции там в основном приходятся на слияния и поглощения, а в развивающихся странах — на строительство новых объектов (greenfield investment projects). Если исходить из этих тенденций, то трудно ожидать, что иностранных инвесторов привлечет участие в белорусской приватизации. Во-первых, потому, что для них, как было сказано, в странах с развивающейся и транзитной экономикой гораздо интереснее проекты с нуля. Во-вторых, оценка наших предприятий производится исходя из так называемой «стратегии роста чистых активов». Это вполне надежная стратегия, но в мировой практике она применяется только при наличии активного и развитого фондового рынка, достоверного бухучета и независимого аудита, а также при соблюдении высоких стандартов корпоративного управления.

С другой стороны, рост рисков в развитых странах нисколько не снижает риски в странах с развивающейся экономикой. Напротив, напуганные ростом рисков инвесторы более чем когда-либо склонны выбирать места и активы с наименьшим риском, который обеспечивается наличием соответствующих институтов, качество которых проверено временем. В остальном же мировой кризис не грозит белорусской экономике оттоком капитала, как происходит в России. Во-первых, «уплывать» особо нечему: портфельные инвестиции у нас мизерны, а изъятие вкладов в уставные фонды — дело хлопотное и невыгодное. К сожалению и притока капитала не предвидится. Правда, привлекательными для иностранных инвесторов остаются депозиты в белорусских рублях. Учитывая, что в самом Евросоюзе ставки по депозитам сегодня практически равны нулю, белорусские банки могут предложить зарубежным вкладчикам интересные схемы — по крайней мере до тех пор, пока ставки по ним остаются высокими.

Впрочем, главная опасность мировых и европейских кризисов для Беларуси — не сокращение кредитования и экспорта, а привычка наших властей списывать на зарубежные катаклизмы собственные экономические просчеты и оправдывать местные дисбалансы и неприятие рыночных механизмов тем, что «у них там рынок и вон что творится». Подобный подход неоригинален. Каждый экономический кризис на Западе вызывает всплеск критики рыночного либерализма и вообще капитализма, моды на неокейнсианство, марксистские теории и «оригинальные» разработки вроде возврата к золотому стандарту, обеспечения стабильности и конвертируемости национальной валюты «высоколиквидными» землями, водами, лесами и акциями предприятий. А завершив такое «наполнение», теоретики советуют включить печатный станок, чтобы обеспечить экономику страны деньгами — каждому по потребности. При этом авторы подобных теорий даже не задумываются, что если США, ЕС и отчасти Россия могут себе позволить «тушить пожар» кризиса потоком ликвидности, то нам безудержная эмиссия гарантирует только очередной удар гиперинфляции, который не только не поможет росту ВВП, но окончательно добьет промышленность и банки, не говоря уже о благосостоянии населения.

Кирилл ПРУДНИКОВ


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях