$

2.1472 руб.

2.4250 руб.

Р (100)

3.1620 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Мнение специалиста

Что мешает микрофинансированию

16.09.2016

Республиканский микрофинансовый центр стремится возродить движение МФО и дать потребителям право выбора, рассказал «ЭГ» председатель правления Игорь МИКУЛЬЧИК.

– Игорь Евгеньевич, есть ли надежда, что сектор микрофинансирования оправится от последствий Указа № 325, или это уже невозможно?

– Надежда всегда есть. Удар был серьезный, но и сами МФО виноваты – были выстроены две «пирамиды». Где же был надзор? Маятник всегда качается в обе стороны. Сейчас он пока еще не в нашем секторе, но уже пошел в другую сторону. Нацбанк уже понимает, что регулирование здесь в том виде, как определяет Указ № 325 «О привлечении и предоставлении займов, деятельности микрофинансовых организаций», затрудняет движение вперед. Мы приглашаем партнеров из соседних стран для образовательной работы внутри нашей страны и регулятора приглашаем, и он делает определенные выводы. Так что, думаю, это не конец микрофинансирования. Работа нашего центра направлена на то, чтобы возродить движение МФО, дать потребителям право выбора. Это трудно, но я вижу перспективу.

– Как вы оцениваете интерес предпринимателей к инструментам микрофинансирования?

– Предпринимателю деньги нужны быстро, подешевле, с минимальным количеством бумаг для оформления сделки и скромным залогом. На деловых форумах в связи с этим предлагаются такие инициативы по принципу «наше счастье в наших руках». Скинемся по тысяче-другой, и будет у нас свой «банк» – будем друг другу выдавать. Но, к сожалению, корпоративной сплоченности среди предпринимателей нет, никто не хочет кредитовать конкурента. Мы смотрели недавно, как работают в Казахстане. У них есть такая форма, как солидарная ответственность заемщиков. У нас этот подход не приживается из-за ментальности. Никто не хочет отвечать за конкурента.

Некоторые некоммерческие структуры пытались работать с сельским населением, создали в Столинском районе кредитные союзы, в которые входили компактно проживающие люди, хорошо друг друга знающие. Невозвратов займов почти не было. Но из-за отсутствия внешнего финансирования проект забуксовал. Люди не хотели участвовать своими деньгами, а если и складывались, то процент за пользование устанавливали выше, чем в банке. Так возвращается проблема высоких процентных ставок на выдачу, и деятельность становится неинтересной.

Начинаешь с банками говорить: помогите, идемте в село. А у них модель общения с потенциальными клиентами получается такой: «Сколько лет проработал? Где у тебя положительный баланс, а что есть заложить? Ничего? Тогда приходи потом, когда-нибудь».

У банков свои технологии выдачи кредитов, от которых они не могут отступить. Микрофинансовые организации могут подходить к выдаче займов менее формально, но они не располагают достаточными ресурсами, а регулирование по отношению к ним применяется очень жесткое. Получается, что выигрывают те, у кого есть деньги и кто может повлиять на принятие законодательных решений. К сожалению, этот рынок, востребованный у соседей, у нас отошел от классического пути.

Оксана КУЗНЕЦОВА