$

2.1058 руб.

2.4041 руб.

Р (100)

3.1947 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Мифы и реальность

Что меняется от перемены ставок

21.02.2017

В России Минэкономразвития и Минфин предлагают увеличить ставку НДС и одновременно снизить ставку социального налога. Такая реформа может снизить налоговое бремя для нанимателей и стать толчком для роста экономики. Есть ли необходимость и экономический смысл в аналогичных корректировках в нашей стране? Об этом рассказывает завсектором финансовой политики Института экономики НАН Беларуси, кандидат экономических наук Ольга ШУЛЕЙКО.

Речь идет не просто о перераспределении налоговой на­грузки. Увеличение ставки НДС и снижение страховых взносов – это фискальная девальвация, цель которой – стимулировать повышение конкурентоспособности на­циональных производителей и улучшение торгового баланса. Такая задача весьма актуальна и для белорусской экономики.

Еще в 30-е годы XX века Джон Кейнс предлагал компенсировать унификацию тарифов экс­портными субсидиями производителям. Однако теперь такие субсидии не допускают правила ВТО. Развитие интеграционных процессов и создание валютных союзов, в т.ч. зоны евро, ограничили возможности использовать девальвацию для повышения конкурентоспособности и стимулирования экономического ро­ста. Поэтому возродилась идея фискальной девальвации как инструмента, способного решить эти задачи. Возможность его использования стала активно обсуждаться и в некоторой степени применяться в от­дельных странах Евросоюза. Обычно речь идет о снижении налогов на зарплату, которое должно ком­пенсироваться повышением налогов на потребление при сохранении общего уровня налоговой нагрузки. Поскольку в налогообложении зарплаты в большинстве стран, в т.ч. в Беларуси и РФ, значительную роль играют от­числения в социальные фонды, а основной налог на потребление – НДС, то «рокировка» предлагается именно между ними.

Мечты и реальность

Поскольку экспорт облагается НДС по нулевой ставке, а импорт – по общей, повышение ставки этого налога больше влияет на импортеров. Национальные производители, в т.ч. экспортеры, смогут принимать к вычету большие суммы НДС, а их затраты снизятся благодаря уменьшению отчислений в ФСЗН. Это должно стимулировать умень­шение цен на отечественную продукцию и повысить ее конкурентоспособность, тогда как стоимость им­порта возрастет.

Однако экономисты МВФ, анализируя последствия фи­скальной девальвации в странах ЕС, подсчитали, что она положительно сказывается на росте производства в краткосрочном периоде и гораздо меньше влияет на торговый баланс. Согласно их расчетам рост ставки НДС на 1 п.п. и сокращение отчислений в социальные фон­ды на 1,7 п.п. улучшат торговый баланс только на 0,2% ВВП. По другим оцен­кам, чистый экспорт может увеличиться на 0,4%. Более мас­штабный эффект для торгового баланса возможен только при более значительном увеличении ставки НДС.

На практике фискальная девальвация проводилась во время подъема мировой экономики в 2007 г. в Германии. Там ставка НДС была повышена на 3 п.п., а налог на зарплату – снижен на 2,3 п.п. Даже столь небольшие изменения действительно по­зволили увеличить конкурентоспособность немецких товаров как на внешних рынках, так и на внутреннем. А в Испании и Португалии провели частичную фискальную девальвацию: про­сто увеличили ставку НДС, не решившись изменить налоги на зарплату из-за высокого дефицита бюджета. В результате ситуация в экономике этих стран только усугубилась.

А нам оно надо?

Идея фискальной девальвации может рассматриваться и в Беларуси. Ведь у нас проблема повышения конкурентоспособности отечественной продукции сегодня стоит не менее остро, чем у соседей. Воз­можности девальвации руб­ля исчерпаны в предыдущие годы и теперь могут принести лишь негативные последствия. Кроме того, налоговая нагрузка к ВВП с учетом ФСЗН и без них различается почти на 12 п.п. Из-за этого мы значительно отс­таем от других стран региона по показателю «налогообложение» в рейтинге Всемирного банка Doing Business. Дело, конечно, не в самом рейтинге, а в конкурентоспособности условий ведения бизнеса и уровня налоговой нагрузки на нанимателей.

Оценивая потенциальную эф­фективность фискальной девальвации для Беларуси, нельзя забывать о возможных рисках. Прежде всего, повышение став­к­и НДС неизбежно влечет рост инфляции, снижение которой правительство считает сегодня приоритетной задачей. Снижение отчислений в ФСЗН может отчасти позитивно повлиять на экспорт, поскольку в его структуре много сырьевых товаров, в себестоимости которых доля зарплаты невелика. Компании – ­экспортеры IT-услуг пользуются пониженными ставками ФСЗН, так что на них подобные изменения не отразятся.

В то же время для структурных налоговых преобразований нуж­ны дополнительные условия. В настоящее время ФСЗН – самостоятельный финансовый институт. При снижении ставок неизбежно возникнет дефицит средств этого фонда, который придется финансировать из бюд­жета. Но фискальная девальвация будет эффективной лишь в том случае, если пред­приятия направят высвобождаемые сред­ства на инвестиции и расширение производства, а не на потребление. К тому же этот эффект носит лишь временный характер и быстро нивелируется, если его не подкрепить более масштабными структурными реформами в остальных сферах экономики.