$

1.9960 руб.

2.3176 руб.

Р (100)

3.1527 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.40%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

206.58 руб.

Тарифная ставка первого разряда

34.00 руб.

Глобализация

Черный список «налоговых гаваней»

08.12.2017

Совет Европейского союза опубликовал 5 декабря список юрисдикций, не сотрудничающих по налоговым вопросам. Он станет частью новой идеологии налогообложения и налогового администрирования, которая должна больше соответствовать условиям глобализации, цифровой экономики и мобильной бизнес-среды, чем старые правила, сложившиеся еще в прош­лом веке.

Список был создан специальной груп­пой Совета ЕС, в которую вошли налоговые эксперты из каждой страны ЕС, специализирующиеся на вопросах налогообложения бизнеса, и ратифицирован министрами финансов стран ЕС. Работа экспертной группы была сосредоточена на нормах против злоупотребления налоговыми льготами, прозрачности и обмене информацией, а также правилах трансфертного ценообразования в странах вне ЕС.

Ранее в 2015 г. был опубликован «чер­ный список» из 30 юрисдикций, не обе­с­печивающих налоговую прозрачность. Но он носил в основном информационный характер. Новый перечень должен стать реальным «инструментом обеспечения единых условий» в борьбе с уходом от налогов, помогая не только идентифицировать тех, кто участвует в уходе от уплаты налогов путем размывания налоговой базы и переноса прибыли, но и оказывать на них давление.

В НОВЫЙ «черный список» вошли 17 юрисдикций, в т.ч. Американское Самоа, Барбадос, Бахрейн, Гренада, Гуам, Макао, Маршалловы острова, Монголия, Намибия, ОАЭ, Палау, Панама, Самоа, Сент-Люсия, Тринидад и Тобаго, Тунис и Южная Корея. Чтобы определить, является ли страна «не сотрудничающей юрисдикцией», экспертная группа оценивала степень прозрачности их налоговых режимов, ставки налогов и то, поощряет ли налоговая система несправедливо перемещать прибыль в низконалоговые режимы для ухода от более высоких налогов в других странах.

Кроме того, ЕС предусмотрел «серый» список юрисдикций, в который вошли 47 стран, где, по мнению европейских регуляторов, имеются «вредные» налоговые режимы и не соблюдаются налоговые стандарты ЕС. Но участь таких стран «смягчается» обещанием исправиться в ближайшие 2 года. Так, изменить или отменить чрезмерные преференции уже в следующем году обязались 24 юрисдикции, в т.ч. Андорра, Армения, Аруба, Белиз, Ботсвана, Кабо Верде, о-ва Кука, Кюрасао, Фиджи, Гонконг, Иордания, Люксембург, Мальдивы, Маврикий, Марокко, Сен-Винсент и Гренадины, Сан-Марино, Сейшелы, Швейцария, Тайвань, Таиланд, Турция, Уругвай и Вьетнам. Стать членами Комплексной основы или внедрить минимальный стандарт BEPS к 2018 г. намерены 8 стран, еще 12 – в 2019-м (в т.ч. Албания, Армения, Босния и Герцеговина, Кабо-Верде, Фиджи, Македония, Иордания, Мальдивы, Черногория, Марокко, Сербия и Свазиленд), а Науру, Ниуэ – если и когда такое обязательство станет актуальным. Бермудские и Каймановы острова, Гернси, остров Мэн, Джерси и Вануату в принципе согласны, но просят отсрочку на год, чтобы решить свои экономические проблемы. Более упорными оказались Малайзия и остров Лабуан, которые пока не приняли такие обязательства. Все эти страны могут столкнуться с санкциями со стороны ЕС, если не реформируют свои налоговые системы к указанным срокам.

«Несовместимым» юрисдикциям, попавшим в «черный список» или не вне­дряющим стандарт BEPS, грозят финансовые санкции и административные меры регуляторов ЕС. Это может быть усиленные мониторинг определенных тран­з­акций и контроль налогоплательщиков, пользующихся льготными режимами в таких странах, а также компаний, использующих структуры или договоренности, связанные с этими юрисдикциями.

Кроме того, в документе Совета ЕС перечислены дополнительные защитные меры. Это может быть ограничение рас­ходов (например, процентных выплат в размере не более 30% от прибыли до вычета расходов по выплате процентов и налогов, а также амортизации (EBITDA), или до 1 млн. евро), применение правил контролируемой иностранной компании (CFC), предусматривающих включение в налоговую базу налогоплательщика нераспределенной прибыли таких структур, взимание налога у источника выплаты в «налоговые гавани»,  правило переключения (обязательное налогообложение иностранных доходов, с которых был заплачен налог по ставке, составляющей менее 40% от налоговой ставки в своей юрисдикции). В этом случае налогообложение ино­странных доходов производится в своей стране, с вычетом налоговых выплат третьей стране. Кроме того, могут применяться такие меры, как отмена бремени доказывания, требования предъявлять дополнительную документацию, обязательное раскрытие налоговыми посредниками конкретных налоговых схем в отношении трансграничных договоренностей.

НА ЭТОМ фоне требования и ограничения, существующие в белорусском законодательстве или планируемые на следующий год, выглядят, пожалуй, очень либеральными. При этом наша страна пока не слишком продвинулась в заключении соглашений по автоматическому обмену информацией о финансовых счетах для налоговых целей и для участия юрисдикции в многосторонней Конвенции о взаимной административной помощи по налоговым делам.

Некоторые из перечисленных мер уже предлагались в Директиве Совета (ЕС) 2016/1164 от 12.07.2016, другие появились только теперь. Угроза попадания в «черный список», по мнению Совета ЕС, будет иметь сдерживающий эффект, который заставит некоторые страны соб­людать критерии «справедливого налогообложения» и соответствующих меж­дународных стандартов. Предлагаемые защитные меры призваны максимально затруднить применение схем ухода от налогов. Заметим, что после оффшорных скандалов в развитых странах вышло из моды разделять подобные схемы на законную «оптимизацию» и противоправное «уклонение». Меры, внедряемые сегодня в странах ЕС и ОЭСР, в значительной степени направлены на то, чтобы заставить всех ликвидировать в национальных законодательствах лазейки, позволяющие минимизировать налоги на международном уровне. Так, особую роль в противодействии уклонению от уплаты налогов играет теперь борьба с искусственными соглашениями, которые заключаются не по «уважительным коммерческим причинам, отражающим экономическую реальность», а с целью получения налоговой выгоды, а также предотвращение вывода прибыли в юрисдикции с низкими или нулевыми налогами. Это очень неприятный сигнал для стран, пытающихся с помощью разнообразных льгот привлечь зарубежный капитал. Сотрудничество с такой «прачечной» станет в следующем году серьезной проблемой для многих корпораций.

ОТДЕЛЬНЫЕ эксперты уже обвиняют составителей «черного списка» в тенденциозности. В него включен ряд экономически неразвитых либо политически не связанных с ЕС юрисдикций, а крупнейшие оффшоры, связанные с Великобританией, попали лишь в «серый» список. Это может существенно снизить эффективность принимаемых мер. Кроме того, пока идет война со «списочными» юрисдикциями, кто-нибудь вполне может попытаться с выгодой использовать сложившуюся ситуацию, переключив схемы ухода от налогов на себя. Скажем, в Беларуси очередная порция бес­прецедентных революционных льгот, вводимых под предлогом цифровизации и развития передовых технологий, позволит некоторым компаниям и гражданам получить неплохой доход. Оценить последствия можно будет лишь поле того, как наши преференциальные ноу-хау попадут в поле зрения западных регуляторов.

С «черным» и «серым» списками и критериями их составления  можно ознакомиться здесь (http://www.consilium.europa.eu/media/31945/st15429en17.pdf)

Автор публикации: Леонид ФРИДКИН