$

2.1102 руб.

2.3950 руб.

Р (100)

3.1973 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Резонанс

ЧЕРНЫЕ МЕТКИ ПЛАНИРУЮТ РАЗДАВАТЬ ЧЕРЕЗ ИНТЕРНЕТ

18.03.2011

В ходе состоявшегося 12 марта очередного заседания Совета по развитию предпринимательства при Президенте наиболее острую дискуссию вызвала инициатива МНС разместить в Интернете реестр лжепредпринимательских структур, а также неблагонадежных контрагентов.

Соответствующий проект указа «О некоторых мерах по защите законных интересов участников гражданских правоотношений» презентовал замминистра по налогам и сборам Василий Каменко. Согласно проекту в реестр, который разместят на сайте МНС, войдут субъекты хозяйствования, осуществляющие деятельность без лицензии, если ее наличие обязательно, либо занимающиеся незаконной или запрещенной деятельностью, а также те, кто с момента госрегистрации в течение 12 месяцев подряд не осуществляет хозяйственную деятельность, не направил в налоговый орган сообщения с разъяснением причин этого и не принял решения о своей ликвидации. Кроме того, реестр предлагают «укомплектовать» субъектами хозяйствования, чьи учредители, руководители или иные должностные лица привлечены к уголовной ответственности за незаконную предпринимательскую деятельность, «отмывание» материальных ценностей, уклонение от уплаты налогов и таможенных платежей.

Предполагается, что сведения в реестр будут вноситься на основании информации инспекций МНС, Комитета госконтроля, Минфина, правоохранительных и регистрирующих органов, судов. Участники гражданских правовых отношений получат право отказаться от совершения сделок с лицами, оказавшимися в реестре. А тем, кто все-таки предпочтет иметь дело с «неблагонадежными», попадут в высокую группу риска в целях назначения плановой проверки.

Добиться исключения из реестра субъекты хозяйствования смогут только в случае, если специально проведенная для этого проверка налоговых органов подтвердит, что устранены ранее выявленные нарушения законодательства.

По словам В.Каменко, список лжепредпринимательских структур уже существует с 2002 г. Сейчас в него входит 2571 субъект хозяйствования. Однако доступ к этой базе данных пока имеют лишь контролирующие и правоохранительные органы, хотя многие белорусские организации просят сделать список открытым, чтобы избежать риска сотрудничества с нечистоплотными контрагентами. Ведь, как признал замминистра, в ходе пресечения лжепредпринимательства страдают и добросовестные компании. К примеру, они зачастую не могут получить вычет по НДС и отнести стоимость приобретенных у лжеструктуры товаров на затраты. Если же продукция конфисковывается с целью покрытия задолженности лжеструктуры перед бюджетом, то уплаченные за нее средства добросовестный покупатель вряд ли когда-нибудь сможет вернуть. Из-за недостатка информации о своих партнерах любой субъект хозяйствования может быть обвинен в преступной схеме реализации неучтенных товаров или обналичивании.

Несмотря на некоторую положительную динамику, проблема возникновения лжепредпринимательских структур в нашей республике остается острой. В конце 90-х таких ежегодно выявляли до 600, теперь — около 100. Питательной средой для незаконного бизнеса, по мнению В.Каменко, является огромное множество прекративших деятельность, но еще не ликвидированных юрлиц и ИП. В 2008 г. их насчитывалось около 80 тыс. В настоящий момент основная масса лжеструктур зарегистрирована в Минске или Минском районе, и столичные налоговые инспекции завалены обращениями из регионов о проведении встречных проверок. Принятие указа позволило бы налоговикам не терять время и средства на эти проверки, а действовать более жестко, отметил В.Каменко.

Однако с кажущейся технической легкостью решения проблемы не согласились другие участники заседания. После занесения организации или ИП в «блэк-лист» они едва ли смогут вести какую-либо хозяйственную деятельность, а репутация учредителей будет надолго испорчена. При этом пострадают не только мошенники, но и тысячи начинающих предпринимателей, которые по различным причинам не могут начать активную работу. Включение в черный список может надолго отбить у них желание заниматься бизнесом. Едва ли это стыкуется с идей раскрепощения предпринимательской инициативы, заложенной в Директиве № 4.

Пример тому привела предприниматель Екатерина Чижик. Ее дочь, зарегистрировавшись «ипэшником», поначалу работала по найму, потом ушла в декретный отпуск и как ИП долгое время не осуществляла экономической деятельности. Но теперь она надеется наверстать упущенное. Принятие указа будет означать внесение таких предпринимателей в реестр неблагонадежных.

Председатель Бизнес-союза предпринимателей и нанимателей им. М.Кунявского Георгий Бадей обратил внимание на то, что по представленному проекту указа в список нарушителей попадут в т.ч. и миноритарные акционеры АО, напрямую не управляющие провинившимися организациями и их руководителями. Со своей стороны первый заместитель председателя Верховного Суда Александр Федорцов поинтересовался, учтена ли авторами проекта указа ответственность государства за ошибочное или преднамеренно необоснованное (что также нельзя исключать) внесение в реестр? Судья убежден, что предприниматели не упустят возможности выставить иск на возмещение упущенной выгоды, предоставив при этом проекты договоров и расчеты прибыльности сделок.

Смущает и отсутствие широкой зарубежной практики составления подобных списков. Некоторый опыт здесь имеет Россия, где Федеральная налоговая служба на своем сайте www.nalog.ru разместила сведения о юрлицах, принявших решения о ликвидации, реорганизации либо уменьшении уставного капитала. В открытом доступе находится и информация о решениях регистрирующих органов по исключению недействующих фирм из Единого государственного реестра юридических лиц. Также опубликован список организаций, в исполнительные органы которых входят дисквалифицированные лица. Пробные шаги в этом направлении делает и Украина. А вот на Западе госорганы ничего подобного не практикуют. Выявлением неблагонадежных партнеров там занимаются собственные службы безопасности компаний, иногда — бизнес-союзы и ассоциации. При этом такие сведения имеют статус «для внутреннего пользования». Члены Совета по развитию предпринимательства усомнились в том, что нам следует спешить перенимать опыт России, где действительно сложилась критическая ситуация с экономической преступностью.

Впрочем, черные списки, изрядно подпортив имя тысячам бизнесменов, едва ли остановят настоящих преступников. Упрощение порядка регистрации нового бизнеса позволяет быстро открыть фирму-однодневку, провернуть через нее пару-тройку сделок и перейти на другую. Вряд ли проект указа, даже с учетом доработки, которую пообещал В.Каменко, станет преградой для таких «бизнесменов». Но оперативно выявлять фирмы-однодневки, а тем более создать такие условия ведения бизнеса, чтобы в них не было нужды, куда сложнее, чем создавать черные списки по формальным признакам.

Алесь ГЕРАСИМЕНКО