$

2.0989 руб.

2.4052 руб.

Р (100)

3.1982 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

ЧЕРНАЯ СОТНЯ©

08.06.2012

Уходящая неделя была полна потрясений для мирового рынка нефти. В понедельник цена Brent опускалась ниже 97 USD/барр. Хотя в среду она вернулась на уровень 100 USD, аналитики наперебой уверяют, что спекулятивный пузырь, надувавшийся почти год, наконец лопнул, и мир ждет длительный цикл снижения сырьевых цен. Если такие прогнозы оправдаются, белорусской экономике придется пересматривать многие из нынешних приоритетов, хотя это вряд ли повлечет снижение внутренних цен на бензин.

Оба «биржевых» сорта нефти — WTI и Brent — подешевели с начала года более чем на 20% по сравнению со своими пиковыми значениями. Технически они вошли в стадию «медвежьего рынка». 4 июня цена нефтяной «корзины» ОПЕК впервые за 16 месяцев упала ниже 96 USD/барр. Правда, на следующий день она вернулась к 96,19 USD, но это гораздо ниже, чем средняя цена марта 2012 г. (122,93 USD), не говоря уже о рекорде 2008 г. (140,73 USD/барр.).

В обзоре CitiGroup «Нацеливаясь на долгосрочную цену нефти», опубликованном на днях, говорится, что экономических оснований для подорожания нефти нет и не было. Хотя запасы «черного золота» ограничены, а находить новые месторождения все труднее и дороже, да и спрос на топливо сохраняется, высокие цены спровоцированы главным образом действиями властей стран-экспортеров и спекуляциями трейдеров. Тем не менее цикл роста цен подходит к концу, предупреждает CitGroup: к 2020 г. нефть будет стоить от 65 до 90 USD/барр. и, возможно, даже до 50 USD. Этот прогноз основывается прежде всего на факторах, определяющих предложение на рынке нефти.

По оценке аналитиков CitiGroup, нефтедобыча в Канаде, России и Казахстане нуждается в цене 90 USD/барр., но большинство проектов жизнеспособны и при 70–75 USD. Добыча с применением сланцевых технологий рентабельна при 60 USD/барр., причем здесь есть большой резерв снижения издержек. Ожидается, что в 2012 г. добыча нефти в США вырастет на 800 тыс. барр. в день, а импорт будет падать в ближайшие годы примерно на 1 млн. барр. в день.

С другой стороны, в нынешних ценах на нефть велика доля спекулятивной составляющей. В докладе CitiGroup отмечается, что с 1990 г. цены долгосрочных фьючерсных контрактов превышают затраты на изучение и разведку примерно в 4 раза. Сейчас средние издержки на разведку — около 17–18 USD/барр., т.е. справедливая рыночная цена добытой нефти — 65–70 USD.

Удержать цены на нефть в коридоре 80–90 USD/барр. способны только политические факторы. В нефтедобывающих странах растет уровень цены нефти, необходимый для исполнения обязательств бюджета. Кроме того, биржевые котировки постоянно «подпитываются» слухами о политических рисках. Чаще всего до дела не доходит, но несколько долларов на баррель это добавляло. Однако сокращение поставок из Ирана из-за эмбарго, вступающего в силу с 1 июля, уже готовы компенсировать предложение из Анголы и Саудовской Аравии, а в перспективе — Ирака и Ливии. Так что теперь инвесторов беспокоит не геополитика, а замедление мирового спроса.

Без очередных масштабных вливаний ликвидности, вроде новых программ поддержки экономики от ЕЦБ или ФРС США, цены на сырье больше расти не могут (см. рис.).

Глава британо-голландской компании Royal Dutch Shell Питер Возер заявил недавно, что мировой спрос на нефть ослабевает главным образом из-за рецессии в Европе и странах Тихоокеанского региона. В то же время геополитические факторы, вызывавшие волатильность цен в последние месяцы, несколько отошли на второй план, в связи с чем тенденция к снижению цены на нефть будет наблюдаться и во второй половине года. В свою очередь, Международное энергетическое агентство (МЭА) прогнозировало спрос в I и II кварталах 2012 г. на уровне рекордных 90 и 89,2 млн. баррелей в сутки соответственно. На деле же получается 89,5 млн. и 88,6 млн. — почти на уровне двухлетней давности.

Впрочем, подобные прогнозы не мешают белорусам радостно обсуждать известие об открытии нового нефтяного месторождения. Оперативно оцененные начальные извлекаемые ее запасы составляют около 110 тыс. т (для сравнения: в январе–апреле в республике было добыто 547 тыс. т нефти).

Год назад МЭА прогнозировало, что средняя цена барреля до 2015 г. составит 103 USD, а по базовому прогнозу Минэкономразвития РФ — выше 100 USD, увеличиваясь ежегодно примерно на 3%. По оценке министерства, в случае снижения цены в 2013 г. до 80 USD рост российской экономики замедляется до 2%, по расчетам S&P это повлечет рецессию (-0,2%), а падение цены нефти до 60 USD — глубокую рецессию (-5,3%) и дефицит бюджета свыше 8% ВВП.

Правда, за январь–май средняя цена российской Urals составила чуть более 115 USD/барр. — цифра, исходя из которой и был сверстан российский бюджет на текущий год. Однако сейчас, к изумлению аналитиков, в него внесены правки с ценой 120 USD, которой явно не будет. Для равновесия бюджет на 2013 г. Минфин РФ собирается верстать исходя из более низких цен (до 83 USD). Однако накопленных запасов надолго не хватит. Так, в 2009 г., когда средняя цена нефти Urals составила 61 USD/барр., резервный фонд РФ сократился с 136 млрд. USD до 61 млрд. При устойчивом снижении цен на нефть до 60–70 USD/барр. он быстро растратится и России придется пересматривать свою внутреннюю и внешнюю экономическую политику. В частности, могут сократиться ежегодные дотации Беларуси со стороны России в виде льготных цен и условий на поставку газа и нефти, которые, как признал недавно первый вице-премьер РБ Владимир Семашко, равны примерно 5,2–5,4 млрд. USD, т.е. почти 10% годового ВВП республики.

Снижение цен на нефть в сочетании с оттоком капитала влечет ослабление российского рубля и одновременно усиливает позиции российской промышленности и АПК на своем рынке. Для них перерыв между приступами «голландской болезни» сулит возможность привлечения инвестиций и роста производства. А вот импортерам в РФ придется тяжелее, особенно белорусским — если, конечно, наш рубль не будет падать быстрее российского.

Менее доходным станет и наш нефтяной бизнес. Так, в I квартале т.г. в республику было ввезено 5535,6 тыс. т нефти (почти 98% — из России по цене около 60 USD/барр.) и 2905,3 тыс. т нефтепродуктов, а произведено в январе–апреле 1255,1 тыс. т бензина, 3896,1 тыс. т дизтоплива, 2394,9 тыс. т мазута и 31,8 тыс. т смазочных масел. При этом в I квартале было экспортировано 408,4 тыс. т нефти (по средней цене около 113 USD/барр.) и 4779,6 тыс. т нефтепродуктов.

Такие цифры весьма заинтересовали россиян. Посол РФ в Беларуси Александр Суриков на пресс-конференции в среду сообщил, что его страна обеспокоена превышением экспорта нефтепродуктов из Беларуси над возможностями наших НПЗ и его резким ростом по сравнению с прошлыми годами. «Соответствующие экономические структуры» России собираются выяснить, что за «растворители» и «разбавители» в столь большом количестве экспортируются на Запад.

Вадим ЛЕБЕДЕВ


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях