$

2.1226 руб.

2.4814 руб.

Р (100)

3.1356 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

ЧАСТЬ АЗИИ,©

14.07.2015

или Белорусское звено шанхайской цепи

На заседании совета Шанхайской организации сотрудничества 10 июля в Уфе нашей стране предоставлен статус наблюдателя. Белорусские власти надеются, что следующим шагом станет получение аналогичного представительства в БРИКС, что обеспечит доступ к ресурсам создаваемых на основании уфимских соглашений международных финансовых структур.

В настоящее время членами ШОС являются Россия, Казахстан, Кыргызстан, Китай, Таджикистан и Узбекистан. Статус наблюдателей имеют Афганистан, Иран, Монголия, Индия и Пакистан, причем последние 2 страны в ближайшем будущем намерены стать полноправными членами ШОС. С каждым из этих государств Беларусь связывают торговые отношения или надежды на диверсификацию экспорта. Более тесные (хотя и весьма неоднородные) связи у нас со странами БРИКС. На них приходится около 48,5% отечественного экспорта и 60,5% импорта. Впрочем, большая часть этой доли составляет внешняя торговля с Россией (по итогам 4 месяцев т.г. — 47,8% общего товарооборота), тогда как на долю Бразилии остается 1,3%, Китая — 4,8%, Индии — 0,9%, а доля ЮАР — около 0,1%. При этом Россия и Китай являются основными внешними кредиторами нашей страны, и с ними же связаны надежды на дальнейшие заимствования и инвестиции. Неудивительно, что создание в рамках БРИКС финансовых структур стало поводом для новых надежд. Ведь лидеры «пятерки» пообещали провести отдельную встречу с главами государств и правительств стран, входящих в Евразийский экономический союз и ШОС, чтобы «закрепить нашу линию на развитие связей БРИКС с государствами, не входящими в это объединение, в особенности с развивающимися странами и странами с формирующимися рынками, а также с международными и региональными структурами».

Лидеры стран БРИКС по итогам саммита, проходившего в Уфе 8–9 июля, подписали так называемую «уфимскую декларацию», в которой заявили о приверженности целям и принципам Устава ООН и международного права, стремлении «обеспечить устойчивый экономический рост через международное сотрудничество и активное использование механизмов региональной интеграции в интересах повышения благосостояния народов наших стран». Однако далее следует призыв к всеобъемлющей реформе ООН и, в частности, Совета безопасности этой организации «в целях обеспечения его большей представительности и эффективности, с тем, чтобы он мог наилучшим образом реагировать на глобальные вызовы».

Особое место на саммите и в итоговой декларации уделяется требованиям к реформе МВФ и изменению его квот. Страны БРИКС «глубоко разочарованы» тем, что Соединенные Штаты до сих пор не ратифицировали пакет реформ МВФ 2010 г. По их мнению, это подрывает «доверие к фонду, его легитимность и эффективность», поскольку «препятствует увеличению размера квотных ресурсов учреждения и пересмотру квот и голосов в пользу развивающихся стран и стран с формирующимися рынками, как это было согласовано подавляющим большинством членов, включая США».

Участники саммита заявили, что «государства с формирующимися рынками и развивающиеся страны остаются важными двигателями глобального роста». При этом они назвали в числе основных рисков экономического восстановления высокие уровни госдолга, безработицу, снижение инвестиций и объемов торговли, а также сохранение отрицательных процентных ставок на фоне признаков продолжительной низкой инфляции в развитых экономиках. «Мы обеспокоены возможными побочными эффектами нетрадиционных монетарных политик развитых экономик, которые могут вызвать пагубные колебания валютных курсов и цен на активы, а также волатильность потоков капитала», — говорится в декларации. Заодно предлагается укреплять основы международного финансового сотрудничества, в т.ч. с помощью таких механизмов, как своп-линии, в целях смягчения негативных последствий разнонаправленности монетарных политик в странах эмиссии резервных валют. Кроме того, «пятерка» видит «наличие потенциала» для расширения практики взаиморасчетов в национальных валютах между странами объединения во взаимной торговле.

Интересно, что МВФ в своем июльском обзоре, напротив, прогнозирует замедление роста в странах с переходной экономикой и развивающихся странах из-за таких проблем, как низкие цены на биржевые товары, более жесткие внешние финансовые условия, структурные узкие места, перебалансирование в Китае и экономические трудности, связанные с геополитическими факторами.

МНОГИЕ аналитики уже объявили о создании нового экономического, финансового и политического центра силы, который будет противостоять Западу, превзойдет и оттеснит США и ЕС. Однако подобные надежды несколько преждевременны.

Собственно говоря, БРИКС интеграционным объединением, подобным ЕС или ЕАЭС, не является. Этот термин был придуман в 2005 г. для удобства обозначения четверки крупнейших стран с переходной экономикой (Бразилия, Россия, Индия, Китай), позднее к ним добавили ЮАР. Никакими конкретными соглашениями, определяющими совместную политику в каких-либо сферах, эти страны не связаны. Как сообщил на брифинге министр экономического развития РФ Алексей Улюкаев, пока не идет речь даже о создании зоны свободной торговли в странах БРИКС. Обсуждается лишь возможность создания непреференциальной зоны России с Китаем и Индией, но неясно, как она будет выглядеть.

В странах БРИКС живет более 3,06 млрд. человек — более 40% населения планеты. Большая часть из них проживает в Китае и Индии (1,4 и 1,3 млрд.), тогда как в Бразилии — 200 млн., в России — 146 млн., в ЮАР — всего 52 млн. человек. В совокупности эти 5 стран составляют почти 20% мировой экономики — лишь немногим меньше, чем США (18,1 трлн.USD) и ЕС (18,5 трлн.). При этом номинальный ВВП Китая — 10,4 трлн. USD, Индии — 2,1 трлн., Бразилии — 2,35, России — 1,86 трлн., ЮАР — 350 млрд. (в 2014 г., по данным МВФ). Таким образом, если полагать, что БРИКС действительно превращается в некое интеграционное объединение, то его лидер и основной спонсор очевиден. Однако вряд ли Пекин или Дели заинтересованы в противопоставлении Западу — по весьма прагматическим причинам. Объем торговли между странами БРИКС в 2014 г. составил, по разным оценкам, от 291 млрд. USD до 320 млрд., в т.ч. между Россией и остальными членами объединения — 105 млрд. Для сравнения, товарооборот США с Китаем составляет около 530 млрд. USD, с Индией — 61,5 млрд., с Бразилией — около 100 млрд., с ЕС — немногим меньше. Ни для одной из стран БРИКС остальные члены этого клуба не являются основными торговыми партнерами.

Какие бы планы роста взаимной торговли ни строились, страны БРИКС еще очень долго не смогут заменить западные рынки своими. Более того, рост экономик этих стран, особенно Китая и Индии, зависит в первую очередь от возможности продавать свою продукцию в ЕС и США, а также получать от них инвестиции и новые технологии. Все страны существенно отличаются не только по размерам, но и по структуре своих экономик, а также по уровню жизни и доходам населения. Средний уровень душевого ВВП в БРИКС (менее 6 тыс. USD на человека) слишком мал, чтобы претендовать на ведущие роли в мировой экономике, причем, если в РФ он составлял в 2014 г. более 13 тыс. USD, то в Китае — 7,6 тыс., а в Индии — вообще 1,6 тыс. USD. Более тесное сотрудничество в рамках БРИКС усиливает позиции Китая в отношениях с США и ЕС, но надежды, что какие-либо форматы азиатских объединений можно направить на политическое противостояние с Западом, малореальны, поскольку экономически невыгодны.

В УФЕ было объявлено о создании БРИКС Нового банка развития, который должен стать аналогом Всемирного банка. НБР со штаб-квартирой в Шанхае будет иметь капитал 10 млрд. USD с возможностью увеличения до 100 млрд. Кроме того, создается пул условных валютных резервов БРИКС с капиталом 100 млрд. USD (доля Китая — 41%, России и Индии — по 18%, ЮАР — 5%). К нему в дальнейшем могут присоединяться другие страны, но доля БРИКС останется не менее 55%. Пул предназначен для «спасения» стран БРИКС на случай валютного кризиса. Однако его размер выглядит впечатляюще лишь по белорусским меркам. В масштабах БРИКС это не так уж много — в 1,5 раза меньше, чем отток капитала из России в прошлом году и в 30 раз меньше, чем потеря капитализации китайского фондового рынка за предыдущие 3 недели. Для сравнения: активы МВФ-ВБ составляют сегодня более 2 трлн. активов в той или иной форме, а участниками этих структур являются 188 стран, причем максимальная доля одной страны — 16%. В Банке БРИКС доминирование Китая очевидно. Солиднее выглядит Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ) c уставным капиталом 100 млрд. USD. Его учредителями являются 57 стран, в т.ч. некоторые члены Евросоюза. Впрочем, и здесь 26% принадлежит Китаю.

Одновременно Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ) подписал соглашения с индийской группой компаний IDFC, бразильской BTG Pactual, китайским фондом Silk Road, а также с Банком развития ЮАР (DBSA) о совместных инвестициях в инфраструктуру пяти стран. Отличительная особенность нового партнерства — фокус на инвестиции в акционерный капитал, а не долговое финансирование, которое смогут обеспечить создаваемые институты развития БРИКС.

ДЛЯ Беларуси создаваемые БРИКС финансовые структуры интересны как потенциальные источники инвестиций — если условия их получения не будут связаны с обременительными требованиями определенной кредитно-денежной политики и проведения структурных реформ. Теоретически это возможно. Но, с одной стороны, кредитные ресурсы Банка развития БРИКС довольно ограничены. По оценке UNCTAD, при стартовом капитале в 50 млрд. USD он сможет предоставлять кредиты на 3,4 млрд. USD в год, тогда как ВБ в 2014 г. предоставил странам более 65 млрд., а за последние 5 лет — около 320 млрд. USD. С другой стороны, в работе глобальных международных финансовых организаций всегда присутствует политическая составляющая. В данном случае новые институты появились во многом в связи со стремлением Китая компенсировать недостаточное представительство его интересов в МВФ и Всемирном банке. Но это не значит, что подходы к финансированию будут принципиально отличаться. Желающих получить в НРБ или АБИИ кредиты найдется немало, и им тоже придется соблюдать определенные условия, обеспечивать поддержание ковенантов, а возможно, идти на некоторые коммерческие и политические уступки.

Вадим ЛЕБЕДЕВ

Тем временем

Международный валютный фонд (МВФ) и ряд банков развития объявили о планах выделить свыше 400 млрд. USD за 3 года на поддержание целей устойчивого развития, говорится в пресс-релизе МВФ.

Помимо фонда, в инициативе участвуют Африканский банк развития (АБР), Азиатский банк развития, Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР), Европейский инвестиционный банк (ЕИБ), Межамериканский банк развития (МАБР) и группа Всемирного банка. Организации отмечают, что потребности в инвестициях существенно выше обещанных сумм: только инфраструктурные нужды в развивающихся странах и странах с формирующимся рынком превышают 1,5 трлн. USD в год.

Объявление было сделано в рамках подготовки к Третьей международной конференции по финансированию развития, которая пройдет в Аддис-Абебе (Эфиопия) с 13 по 16 июля т.г.


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях