$

2.1431 руб.

2.4151 руб.

Р (100)

3.1746 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Резонанс

Чай – не водка, на него налоги можно и повысить

24.05.2016

Увеличение стоимости контрольных знаков для маркировки чая в 6 раз и кофе в 7 раз застало врасплох компании, торгующие этими продуктами. Теперь они оказались перед выбором: нести убытки или повышать цены, рискуя вызвать недовольство покупателей и регуляторов. При этом потерь не избежать – если только власти не пересмотрят свое решение.

Шансов на такой пересмотр немного. Чиновники уверяют, что повышение стоимости конт­рольного знака не должно привести к значительному росту цен на маркируемые товары. Но об­ратимся к цифрам. В апреле 100-граммовая пачка чер­ного байхового чая стоила в среднем около 30 тыс. Br, натурального молотого кофе – 25 тыс., растворимого – 55 тыс. Br. По расчетам экономистов компаний-импортеров, до сих пор стоимость контрольного знака составляла 1,5–1,9% в отпускной цене чая и 0,7–0,9% – для кофе. Со вступлением в силу постановления Минфина от 2.05.2016 № 30 эта доля увеличивается до 7,9–10,2% и 5–6% соответственно.

Например, в ООО «Энергия» прогнозируют рост издержек до 16% на импортируемый пакетированный чай, до 21% – на листовой и до 10% – на молотый кофе. Так, если в 2015 г. приобретение контрольных знаков обходилось компании примерно в 600 млн. Br, то в текущем году – 3,5–4 млрд.

Дешевые сорта могут подорожать еще больше – на 25–30% – ведь стоимость знаков и расходы по их наклейке для всех одинаковы. Хуже всего придется немногочисленным отечественным производителям белорусского недорогого кофе и чая. «Увеличение стоимости конт­рольного знака отразится, пре­жде всего, на социально незащищенных гражданах, которые могут себе позволить только товар по невысоким ценам, – считает коммерческий директор «АВД продакшен» Сергей Трегубов. – Ведь рост цен на полках по некоторым позициям недорого чая и кофе составит до 30%». По его мнению, рентабельность продаж у отечественных производителей кофе и чая и так близка к нулю, а теперь «уйдет в глубокий минус».

НО ЭТО лишь часть потерь. Приобретая контрольные знаки, предприятия на 2–3 месяца выводят из оборота значительные суммы – до того, как получат от производителей из Шри-Ланки и ОАЭ промаркированный товар. Затем он поставляется в торговые сети, от которых оплаты приходится ждать по 3–4 месяца. В придачу в республике второй год действует 90-дневная от­срочка вычета «входного» НДС по импортируемым товарам.

Поставщики чая и кофе постоянно испытывают дефицит оборотных средств, который еще больше вырастет в связи с ростом стоимости контрольных знаков. Кредитуя государство и торговые сети, они сами вынуждены закрывать кассовый раз­рыв, прибегая к банковским кредитам. Проценты по ним также являются затратами. В то же время компании пытаются не увеличивать отпускные цены, следуя рекомендациям Минторга и ситуации на рынке. Это обходится дорого. Например, в «Энергии» оценивают потери при реализации чая за январь 2015 г. – март 2016 г. в 25% валового дохода. В УП «Караван» за январь–апрель т.г. рентабельность продаж по чистой прибыли составила минус 1%.

РОСТ убытков участников чайно-кофейного рынка и цен (несмотря на отсутствие для этого предпосылок, декларируемое Минторгом) повлечет мультипликативный эффект. Население, чьи реальные доходы существенно снизились в последнее время, будет покупать меньше чая и кофе, выручка и прибыль оптовиков, торговых сетей и общепита еще больше снизится, банкам покажется еще менее привлекательным кредитование убыточных и обремененных долгами пред­приятий. Захлестнет эта цепь и бюджет: снижение налоговых поступлений может свести к минимуму доходы от подорожания контрольных знаков.

В Минфине знают, что чай и кофе представлены в разных ценовых сегментах, но уверяют, что «в процессе подготовки нормативного правового акта субъектами хозяйствования и заинтересованными ведомствами не предложены критерии дифференциации». А потому оценка осуществлялась по средней сложившейся розничной цене.

Но опрошенные «ЭГ» представители ряда крупных компаний утверждают, что о подготовке постановления № 30 ничего не знали. Более того, они считают, что проблема не в дифференциации стоимости контрольных знаков в зависимости от сорта товаров, а в самой системе мар­кировки, которая противоречит принципу свободного обращения товаров в рамках ЕАЭС. Требование нанесения контрольных знаков на товары, в т.ч. производимые в РФ, вызывают недовольство российских партнеров.

МАРКИРОВКА контрольными знаками никоим образом не служит инструментом обеспечения легальности ввоза товаров, хотя декларировалась именно эта цель. Ведь каких-либо ограничений на перемещение фасованного чая и кофе на территории ЕАЭС нет. Поэтому ни о каком нелегальном ввозе в Беларусь говорить не приходится – достаточно иметь необходимые товаросопроводительные документы. Если же товары импортируются из стран дальнего зарубежья, то проходят таможенный контроль и таможенное офор­мление.

От фальсификата контрольные знаки также не защищают. Их могут получить не только официальные представители владельцев торговых марок, заключившие соответствующие лицензионные соглашения, но и любое юридическое лицо и индивидуальный предприниматель, заплатив необходимую сумму. Не требуется даже предъявление контракта.

По мнению официальных дистрибьюторов, это создает благоприятную почву для «параллельного» импорта, приносящего им убытки. Таким образом, контрольные знаки не столько обеспечивают легальность ввоза и обращения товаров, сколько служат ограничительным и фискальным инструментом, причем создающим максимум неудобств участникам рынка. Им­портерам было бы гораздо проще уплатить налог или пошлину, чем нести дополнительные ра­сходы и тратить время на отправку контрольных знаков, их нанесение, что не только увеличивает издержки, но и усложняет логистику поставок.

ЕСТЬ ли еще какая-то логика в ограничении импорта кофе и чая? Ведь они в Беларуси не растут, а потому всегда останутся в списках товаров критического импорта. А речь идет о продуктах повседневного спроса, без которых не обходится, наверное, ни одна белорусская семья.

В Минфине напоминают, что стоимость контрольных знаков на эти виды товаров оставалась неизменной в предыдущие годы, сообщает БЕЛТА. При этом в министерстве заявили, что регулярный пересмотр стоимости контрольных знаков обусловлен «ростом расходов на их изготовление», которые должны ком­пенсироваться поступлениями от реализации знаков.

Действовавшая до 15 мая стоимость контрольных знаков была установлена всего 2 года назад – постановлением Минфина от 5.02.2014 № 3. Страшно представить, что случилось с расходами на их изготовление, если они повлекли 6–7-крат­ное подорожание. Ведь с февраля 2014 г. даже курс доллара вырос «всего» вдвое. При этом стоимость контрольных знаков на пиво и слабоалкогольные напитки с 2014 г. не изменилась, наверное, там используется более экономичная технология.

Скорее можно подумать, что государство, повышая стоимость контрольных марок на чай и кофе, пытается компенсировать «недостачу» в бюджете, вызванную «замораживанием» акцизов на алкоголь. Помнится, именно так власти в прошлом году решили спасать тонущие в убытках ликеро-водочные заводы. Попытка удалась: по данным Белстата, в I квартале т.г. объем продаж водки в республике вырос в натуральном выражении на 1,1%.

Тем временем производители и импортеры чая и кофе вынуждены поднимать цены не только в связи с традиционными валютными рисками, но и из-за подорожания контрольных знаков. Так что зафиксированный Бел­статом рост цен на эти продукты (на 25,2 и 22% в I квартале т.г. по сравнению с январем–мартом 2015 г.) – далеко не предел. Получается, что каждая чашка чая или кофе будет невольно «дотировать» чью-то рюмку или кружку с алкогольным напитком. Чего доброго, пить водку скоро станет гораздо выгоднее…

Автор публикации: Леонид ФРИДКИН