$

2.1431 руб.

2.4151 руб.

Р (100)

3.1746 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Резонанс

ЦЕНА СОХРАНЕНИЯ БРЕНДА©

10.09.2013

Белорусские власти пытаются не только сохранить позиции на калийном рынке, но и потеснить на нем «Уралкалий», генеральный директор которого остается под арестом в Минске.

В соответствии с подписанным 6 сентября Указом Президента № 399 создается ОАО «Белорусская калийная компания», на которую будет возложена координация всех экспортных поставок белорусских калийных удобрений. Новому ОАО «БКК» предоставлено реализовывать исключительное право внешней торговли (в части экспорта) минеральными или химическими калийными удобрениями. «Это позволит сохранить за Республикой Беларусь хорошо известный на мировом рынке бренд, сэкономить время и ресурсы для организации собственного трейдера и в полной мере воспользоваться наработками ЗАО «БКК» в части налаженных контактов с потребителями и сбытовых каналов», — говорится в официальном комментарии к Указу. Работать в ОАО «БКК» будут белорусские специалисты ЗАО «БКК». Интересно, что ОАО «Белорусская калийная компания» создается при существующем в республике ЗАО с точно таким же наименованием. Кроме того, Указом № 399 допускается совмещение должностей генерального директора одноименных ОАО и ЗАО «Белорусская калийная компания». Получается, что ради сохранения бренда в исключительных случаях можно проигнорировать нормы Положения о порядке согласования наименований коммерческих и некоммерческих организаций, утв. постановлением Совмина от 5.02.2009 № 154, прямо запрещающего подобную тождественность, а также правила ст. 255 Трудового кодекса, согласно которой руководителю организации запрещается выполнение оплачиваемой работы на условиях штатного совместительства.

В тот же день был подписан Указ № 400, которым «Беларуськалий» с 1 сентября до конца года освобождается от уплаты экспортной пошлины на калий, которая до сих пор составляла 75–85 евро за тонну. Кроме того, «Беларуськалию» предоставлена отсрочка по уплате в республиканский бюджет разового платежа за право пользования недрами (Петриковское месторождение) до 31 декабря 2014 г. По-видимому, эти меры должны позволить «Беларуськалию» и новой «БКК» сократить себестоимость настолько, чтобы успешно состязаться с «Уралкалием» в играх на понижение цен на мировом калийном рынке. Однако если у российского конкурента (еще недавно считавшегося партнером) себестоимость и так была ниже, то для белорусов выравнивание издержек означает серьезные потери для бюджета страны.

Но выхода не остается. Как сообщает Reuters со ссылкой на источники в калийной отрасли, «Беларуськалий» предлагает клиентам скидку в 20%, в частности, снизить цены с 427 до 360 USD за тонну для Индии во II полугодии 2014 г. Источники в госорганах Индии утверждают, что все поставщики калия согласились сделать скидку по текущим контрактам — вопрос только в ее размере. Таким образом, белорусы пытаются опережающими темпами воплотить в жизнь стратегию, провозглашенную арестантом Баумгертнером — «объем важнее цены».

Тем временем в Бразилии, на которую приходится 14% мирового потребления калия, спотовые цены поставок «Беларуськалия» и немецкой K+S уже сократились с 450 до 370 USD/т, причем ожидается дальнейшее снижение до 350–360 USD. Китай добивается от канадской Canpotex уменьшения цен до 320 USD/т — уровня, соответствующего поставкам «Уралкалия» в КНР, а малайские и индонезийские трейдеры рассчитывают на 17,5–19-процентное снижение цен, до 330–340 USD/т (CFR). Такому падению цен во многом должно способствовать резкое ослабление национальных валют развивающихся стран в последнее время. Итак, прогнозы руководства «Уралкалия» о снижении цен до 250 USD/т имеют все шансы на воплощение в жизнь. По-видимому, сбудется и другой прогноз — о росте объемов производства и потребления к 2015 г. в 1,5 раза. Это будет благом для сельского хозяйства многих стран, прежде всего упомянутых Бразилии, Индии и Китая, и повлечет рост производства продовольствия, а следовательно, снижения мировых цен на него. Впрочем, о том, пострадает ли при этом другая стратегическая статья белорусского экспорта, говорить еще рано.

Пока медиа-пространство потрясло сообщение о продаже Сулейманом Керимовым акций «Уралкалия» «некоему банкиру К.», под которым подразумевался Владимир Коган, считающийся близким к президенту РФ. Такой ход в принципе возможен: типичной бизнес-стратегией С.Керимова всегда была консолидация и последующая перепродажа активов — но со значительной прибылью Керимов приобрел «Уралкалий» преимущественно на заемные средства (что в России и не только там является обычной практикой), текущее падение котировок акций, денежного потока и дивидендов от своего главного актива для него куда важнее отдаленных перспектив в будущем. По расчетам аналитиков, в результате перехода к новой стратегии EBITDA «Уралкалия» сократится в 1,5–2 раза. Однако продажа акций под давлением белорусских и, возможно, российских властей выглядит довольно неожиданно. Если бы это хоть отчасти оказалось правдой, то нашлось бы немало желающих переадресовать обвинения Керимова в рейдерстве в другую сторону. Впрочем, в тот же день фонд Nafta Moskva, управляющий активами российского бизнесмена, опроверг информацию о продаже. Это не означает, что подобная сделка не произойдет в будущем. В СМИ упоминается, что Керимов получал несколько предложений о продаже, в т.ч. от владельца «Русснефти» Михаила Гуцериева, который создал в Беларуси компанию «Славкалий», получившую право добывать калий в республике. Вопрос в том, какое влияние окажут здесь заявления белорусского руководства о нежелании видеть во главе «Уралкалия» его нынешних собственников и топ-менеджеров, а тех — о невозможности дальнейшего сотрудничества с белорусами.

Пока же президент РФ В.Путин на пресс-конференции по итогам саммита G20 заявил, что сложившуюся проблему нужно «решить, а не загонять ее в тупик, что очень легко сделать, начиная шум и гам по этому вопросу». Он не уточнил, следует ли считать «шумом и гамом» или методами решения неожиданно возобновившиеся претензии Роспотребнадзора к белорусской мясной и молочной продукции, поставляемой в Россию, или ограничения поставок российской нефти в Беларусь. Между тем конфликт в глазах многих предпринимателей ставит под сомнение возможность взаимных инвестиций и свободного перемещения капиталов в рамках ЕЭП. Конечно, резкого обострения отношений, способного разрушить и без того хрупкое сооружение евразийской интеграции, Кремль попытается не допустить любой ценой. Можно также надеяться, что российский бизнес, живущий по принципу «умри ты сегодня, а я — завтра», продолжит работать с Беларусью, пока это позволяет получать прибыль. Поэтому таким масштабным проектам, как строительство АЭС, нефтепереработка, строительство газовой инфраструктуры, вряд ли что-то грозит. Однако случаи, вроде конфликта вокруг акций ОАО «Сукно» или «калийного развода», показывают, что работа в Беларуси сопровождается специфическими страновыми рисками: любой спор субъектов хозяйствования легко перерастает в противостояние с белорусским государством. При этом пока БКК сохраняет свой бренд, «раздваиваясь» на два АО, репутационные потери несет как Таможенный союз, так и персонально российские власти, которые то ли не могут, то ли не хотят эффективно защищать своих бизнесменов от белорусского союзника.

Вадим ЛЕБЕДЕВ