Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №6 (2503) от 25.01.2022 Смотреть архивы
USD:
2.6187
EUR:
2.9575
RUB:
3.3342
Золото:
154.55
Серебро:
1.99
Платина:
85.96
Палладий:
183.04
Назад
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

Цена потребительского контроля: 1% от получаемых доходов

Нефть и топливо диктуют политические решения, направляют авианосцы и коммандос только для того, чтобы обеспечить национальные энергетические интересы экономически развитых стран. Цена нефтяного вопроса весьма высока, особенно сейчас. Да и прибыль тот...
Нефть и топливо диктуют политические решения, направляют авианосцы и коммандос только для того, чтобы обеспечить национальные энергетические интересы экономически развитых стран. Цена нефтяного вопроса весьма высока, особенно сейчас. Да и прибыль тот бизнес приносит весьма весомую. Достаточно посмотреть на российских олигархов.

В нашей стране бензиновые потоки практически монополизированы. Точнее, можно было бы говорить об олигополии, но конкуренции цен нет, хотя есть государственный мониторинг и контроль на данном сегменте рынка. Что получается -- вопрос отдельный.

Парадокс состоит в том, что проблему качества автомобильного бензина поставил в своей публикации университетский научный работник Сергей Черепица. Его предложение состоит в том, чтобы создать эффективную систему контроля за качеством автомобильного топлива. Использование предлагаемого лабораторного оборудования за 60 минут дает характеристики топлива, продаваемого на наших бензоколонках. Комплект такого оборудования обойдется в 300 тыс.USD, что, естественно, не дешево. Представьте, что в каждом регионе страны будет оборудовано по одному центру контроля качества топлива. Сумма инсталяции -- 1,8 млн.USD. Кто заплатит только за это? А содержание специалистов? Деньги, нужны деньги.

Конечно, при доходности от поступления налогов на топливо в 170 млн.EUR такие расходы составят всего 1% от ежегодных сумм, выплачиваемых потребителями бензина. По этой причине каждый покупатель автомобильного топлива вправе спросить министра финансов: почему мы не финансируем государственный контроль качества топлива? Давайте мы и спросим, как читатели "НЭГ" и налогоплательщики. Вопрос конкретный и ясный.

Кстати, проблема имеет современное звучание. Когда бензин стоил 20 центов, то его качество воспринималось, если хотите, как неизбежность. Когда он стал стоить в 2,5 раза дороже, то пора разобраться: за что все мы платим такие деньги? С каждой тонны бензина акциз составляет 110 EUR, налог с продаж -- 60 EUR. Таким образом, с литра бензина доход бюджета составляет 380 руб. Не будь таких налогов, то цена 92-го бензина была бы на уровне 700 руб. Понятно, что налоговые суммы пойдут на дороги, инфраструктуру, развитие транспортной сети и безопасность движения. Но сюда надо включить и контроль качества топлива, так как это тоже и экология, и безопасность, и экономическая выгода владельца машины, которая будет работать лучше и дольше.

Итак, первый путь решения проблемы -- государственный. Надо заложить в бюджете 2004г. этот проект -- создание государственной системы мониторинга и контроля качества топлива. Естественно, надо и лоббировать данный проект, не зря же выбирали парламент.

Второй путь -- формирование конкурентной среды на данном сегменте рынка. Конечно, контроль качества нефтепродуктов исходит от производителя. Если предприятия не могут дать качественный состав топлива (не позволяют технологии и оборудование), то проверяй -- не проверяй, а результат будет известный.

Производители бензина и другого автомобильного топлива конкурируют именно качеством своего продукта и услугами, которые они оказывают потребителям. По этой причине лучше иметь дело с крупными компаниями, которые и производят, и торгуют автомобильным топливом. Приехали на заправку "Шелл": залили и... забыли. Есть брэнд, известный и ответственный производитель, и не надо рекламировать качество. Если хотите, и проверять не надо -- это сделают конкуренты.

Теперь возьмем наш белорусский пример. Качество автомобильного бензина неизвестно. Особенно когда он продается не производителем, сами заправки являются не то государственными, не то полугосударственными. Естественно, что и качество продаваемого бензина может вызвать вопросы. Таких вопросов у нас с вами множество. Чего только не вливают в баки на заправках страны. По этой причине завлаб Сергей Черепица прав и его оценки важны для всех нас.

Если мы не создали систему конкуренции между поставщиками и продавцами бензина, то получим суррогаты, обман потребителя. Когда за покупателя борются крупные компании, авторитетные и надежные, то по большому счету за качеством продукции государству особо следить не надо. Это всегда делает рынок, автоматически или полуавтоматически. Когда "полуавтоматически", то подразумевается, что это делают ассоциации потребителей. Это то, чего у нас нет. Точнее, не сложилось должным образом.

Раз их нет, то проверкой качества бензина могут заниматься лишь очень заинтересованные структуры. Проблема состоит в том, что проверять качество бензина заинтересовано только несколько компаний (российские фирменные поставщики и владельцы заправок). Но делать это они будут, скорее, для борьбы с конкурентами. Однако наши бензиновые потоки в ряде случаев очень близко "протекают" от кабинетов чиновников. По этой причине российские компании с трудом найдут в себе силы побороться с недобросовестными конкурентами. Больше проблем наживешь, и лучше заботиться о собственном имидже, чем выводить "на чистую воду" конкурентов.

И наконец, у нас имеется и третий вариант, если не заставим Министерство финансов использовать полученные от бензиновых налогов деньги на систему мониторинга и контроля топлива. Этот вариант прост: создавать и вкладывать наши собственные деньги в новый тип общественных организаций -- общества потребителей. Ассоциации такого типа имеют большое будущее. Самое странное, что они -- именно общественные, максимально нужные обществу организации, каждому и каждый день. Но нет их (формально существуют, влачат скромное существование) в экономической жизни. Ну а государственные структуры увлечены собственной значимостью и видят себя в качестве самого важного и профессионального эксперта. Пока, конечно. До тех пор, пока у министров не начнут рассыпаться двигатели от суррогатного бензина.