$

2.0788 руб.

2.4500 руб.

Р (100)

3.1389 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Резонанс

ЦЕНА ПО НАСТРОЕНИЮ©

18.10.2013

и победа плюрализма

Нобелевская премия по экономике за 2013 год присуждена американским ученым Ларсу Питеру Хансену, Юджину Фама и Роберту Шиллеру. Выбор весьма необычен: эти экономисты придерживаются противоположных взглядов и не раз критиковали друг друга. Зато в совокупности их работы позволяют понять природу рынков и цен на них. Это должно быть особенно полезно для Беларуси, где правительство ищет способы привлечь инвесторов и вынуждено думать о масштабной распродаже государственных активов.

В прогнозах этого года все три лауреата не фигурировали, но специалисты не сомневаются, что награда заслужена. Работы этих ученых, посвященные исследованию характера неопределенностей колебаний цен на акции, облигации и другие активы, вошли во все стандартные учебники по экономике и финансам, определили основы подходов к анализу долгосрочной стоимости активов, привели к изменению рыночной практики. «Лауреаты заложили основы нынешнего понимания цен активов, говорится в релизе Нобелевского комитета. Оно основано частично на колебаниях уровня риска и отношения к нему, а частично — на изъянах в поведении и несовершенстве рынков».

Профессор Чикагского университета 74-летний Юджин Фама создал теорию эффективного рынка. Нобелевский комитет отметил его работы 1960-х годов, в которых показано, что предсказать изменение цен акций в краткосрочной перспективе исключительно трудно и рынки быстро включают новую информацию в цены.

Его давний оппонент, 67-летний профессор Йельского университета Роберт Шиллер исследовал проблемы предсказуемости рынка на длинных промежутках времени. Он выяснил, что цены акций более волатильны, чем фундаментальные факторы, лежащие в основе колебаний, в т.ч. дивиденды, и меняются сильнее, чем должны были бы исходя из имеющейся рыночной информации. Соответственно, если акции недооценены, их можно покупать, будучи в значительной степени уверенным в том, что они подорожают до разумного уровня. Поэтому на длинных промежутках времени (3–7 лет) можно предсказать движение цен акций. Волатильность на рынках объясняется иррациональностью поведения инвесторов: по разным причинам они в массе могут быть слишком оптимистичны или пессимистичны по поводу отдельных активов или рынка в целом. При этом разумный инвестор, не поддающийся «стадному инстинкту», не идущий на поводу у эмоций и собственной иррациональности, может более или менее предсказуемо зарабатывать на рынке.

Особенности поведения людей, влияющие на макроэкономические процессы, Шиллер совместно с Нобелевским лауреатом Джорджем Акерлоффом изложил в книге «Spiritus Аnimalis, или Как человеческая психология управляет экономикой», где, в частности, можно найти объяснение, почему сегодня белорусы ждут девальвации и «бегут с каждым рублем в обменники». Шиллер также известен своим определением «рыночного пузыря». В 2000 г. он опубликовал книгу «Иррациональная эйфория», где утверждал, что бум на фондовом рынке обеспечили психологические, а не фундаментальные факторы. Например, инвесторы, думая, что инновации изменят нашу жизнь, задирали котировки акций IT-компаний, не обращая внимания ни на их прибыльность, ни на модель бизнеса. Анализ психологии инвесторов, долгосрочных трендов и изменений цен на активы позволил Шиллеру выявить этот «технологический пузырь» в 1990-е годы, пузырь на рынке недвижимости в 2000-е. Эти уроки стоило бы учесть в Беларуси, где сегодня призывы к модернизации и инновациям зачастую не сопровождаются трезвым экономическим расчетом.

Вместе с профессором Карлом Кейсом Шиллер создал семейство индексов S&P/Case-Shiller Home Price, отслеживающих динамику цен на жилую недвижимость в США.

60-летний Ларс Питер Хансен из Чикагского университета разработал «обобщенный метод моментов» — способ статистического анализа математических моделей, применяемый, среди прочего, для тестирования гипотез Фамы и Шиллера. В 1982 г. Хансен доказал, что теоретические модели, пытающиеся увязать цены на финансовые активы и поведение рациональных агентов, вроде CCAPM (Consumption Capital Asset Pricing Model), не дают обещанных результатов. В ближнесрочной перспективе ни предсказывать цены на финансовые активы, ни пытаться понять их изменения и использовать для собственной выгоды не имеет смысла. С другой стороны, как следует из теории Фамы, модели CCAPM и ее модификаций, после вычета комиссионных сборов фонды с активным управлением, как правило, не приносят инвесторам уровень доходности, соразмерный с уровнем риска инвестиций.

Вместе эти ученые оказали большое влияние на индустрию финансов. Они показали, что на разных временных промежутках действуют разные законы: на коротких — классические рыночные представления, основанные больше на математике и логике, а на более длинных — психологические особенности мышления и действий людей, искажающие «чистую» рыночную картину. Вроде бы очевидно, что на фондовом или валютном рынке нельзя заработать без риска. Но всегда находятся те, кто надеется, что им повезет, помогут советы записных «гуру», рассказывающих наивным новичкам о чудодейственных беспроигрышных стратегиях и безошибочном техническом анализе. Между тем серьезные инвесторы, руководствуясь здравым смыслом и работами таких ученых, как Фама, Шиллер и Хансен, учитывают не только и не столько цифры и тренды, но и интуицию, поведенческие факторы. Аналитики, инвесторы и менеджеры активно пользуются предложенной Шиллером формулой определения долгосрочной стоимости компании, где традиционное отношение капитализации к прибыли (P/E) берется не за год или квартал, а за 10 лет, что позволяет сгладить временные колебания.

«Ценовой пузырь — это положение, когда новости о росте цен стимулируют активность инвестора и этот энтузиазм распространяется посредством своего рода эпидемии, психоза, передающегося от одного человека к другому, параллельно умножая объяснения подобного роста цен… Это привлекает все большее и большее число инвесторов, несмотря на сомнения относительно реальной стоимости инвестиций, притягиваемых отчасти завистью к успехам других, а отчасти азартом игрока.

…Появление пузырей невозможно предсказать. Я склонен считать их социальными эпидемиями: они передаются от человека к человеку примерно так же, как обычные инфекции… Но уровень заразности зависит от мыслительных моделей и психологических установок — предмета, о котором крайне сложно судить».

Роберт Шиллер,

«Иррациональная эйфория»

Идеи Фамы и Шиллера лежат в основе деятельности индексных инвестиционных фондов, вкладывающих деньги инвесторов «широким веером», — сразу в множество акций, чтобы отслеживать индексы, характеризующие движения и настроения рынка в целом, не стараясь «переиграть» его за счет выбора конкретных акций. Инвесторы, понимая, что рынок недооценен, могут покупать паи таких фондов и не задумываться о судьбе каждой конкретной акции, входящей в индекс. Даже если какая-то из бумаг не подорожает за следующие месяцы или годы, остальные в среднем выйдут на ожидаемый уровень, но если рынок в целом переоценен, паи таких фондов следует продавать.

Возможно, тем, кто составляет и принимает планы и прогнозы развития отечественной экономики, стоило бы внимательно изучить старые работы новых нобелевских лауреатов, чтобы понять, что в этой сфере не существует стереотипов, результаты оценки активов на бумаге не всегда совпадают с ценой реальных сделок, а инвесторам нужно нечто большее, чем отдать свои деньги белорусским предприятиям и бюджету…

Леонид ФРИДКИН