$

2.1028 руб.

2.4584 руб.

Р (100)

3.1371 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Резонанс

ЦЕНА ОСОБОГО РЕЖИМА©

21.08.2015

 

Нужно ли менять условия применения упрощенной системы налогообложения и к каким последствиям это приведет? О роли УСН в жизни малого бизнеса и экономики Беларуси говорят специалисты.

Важно оценить последствия

Ольга Шулейко,

заведующая сектором бюджетно-налоговой политики Института экономики НАН Беларуси, кандидат экономических наук

В последнее время эффективность и роль упрощенной системы налогообложения (УСН) вызывает множество дискуссий. С точки зрения государства этот особый режим налогообложения играет слишком малую роль в наполнении бюджета, а в придачу активно используется бизнесом для минимизации налогов. Выход видится в повышении ставок и ограничении критериев для применения УСН по количеству работников и объемов выручки.

Такие предложения не случайны и не являются сугубо белорусской тенденцией. Во многих странах экономический спад и сокращение налоговых поступлений заставляют правительства искать дополнительные источники доходов, чтобы обеспечить финансирование госрасходов.

Однако прежде чем принимать радикальные решения в сфере налогообложения, нужно всесторонне оценить их возможные последствия для экономики, ее отдельных отраслей, субъектов хозяйствования и населения. Особенно важна такая оценка, когда речь идет о малом и среднем бизнесе. Ведь он и так испытывает сегодня значительные трудности, вызванные макроэкономической ситуацией. А потому любые резкие движения могут свести на «нет» все планы развития МСБ. Сокращение спроса, обусловленное снижением реальных доходов населения, дороговизна кредитных ресурсов заставляют субъектов хозяйствования болезненно реагировать на состояние собственных средств, которые еще больше сократятся даже при незначительном росте налоговой нагрузки.

Число субъектов МСБ и так сегодня сокращается: по данным МНС, на 1 июля т.г. их было зарегистрировано свыше 360 тыс., что на 2%, или на 7 тыс. меньше, чем год назад. При этом индивидуальных предпринимателей стало на 8 тыс. (или на 3,2% меньше), а количество средних, малых и микроорганизаций увеличилось незначительно, тогда как в 2011–2013 гг. темпы роста были куда выше. В случае повышения налоговой нагрузки в условиях кризиса процесс сокращения пойдет еще быстрее, что будет иметь негативные экономические и социальные последствия. В частности, это, несомненно, приведет к уменьшению занятости, миграции бизнеса в страны с более благоприятным деловым климатом. К примеру, в России, где сегодня также наблюдается экономический спад, у предпринимателей больше возможностей выбора подходящей системы налогообложения. К примеру, Налоговый кодекс РФ предусматривает возможность «налоговых каникул»: лица, которые впервые зарегистрированы в качестве ИП, начиная с 2015 г. находятся на упрощенной или патентной системе уплаты налогов, ведут бизнес в социальной, научной или производственной сферах, могут в течение 6 лет облагаться налогом по нулевой ставке при соблюдении условий, установленных местными властями. Это достаточно большой срок, чтобы «поставить на ноги» свой бизнес.

Такой опыт был бы востребован и в Беларуси, тем более что практика предоставления преференций показала свою эффективность: например, в ходе реализации норм Декрета от 7.05.2012 № 6 «О стимулировании предпринимательской деятельности на территории средних, малых городских поселений, сельской местности». За 2,5 года количество малых и средних предприятий и ИП, зарегистрированных на территории таких поселений, выросло на 40%, тогда как в крупных городах — всего на 1,5%.

Поэтому вряд ли стоит «рубить сук», на котором «сидит» МСБ, сокращая сегодня сферу применения УСН. В налоговых доходах государственного бюджета в I полугодии т.г. удельный вес малого и среднего бизнеса составляет, по данным МНС, 27%. Это не так уж мало. Но переход на общий порядок налогообложения значительно повысит издержки у таких субъектов на налоговое администрирование, а для многих эти перемены приведут к сворачиванию бизнеса. Бюджет от этого ничего не выиграет — скорее, наоборот.
 

Нарушение замысла

Евгений Герштейн,

заместитель директора

ООО «Акцентаудит-М»

Если изначально упрощенная система налогообложения задумывалась как режим, позволяющемий свести к минимуму издержки малого бизнеса на ведение бухучета и исчисление налогов, то со временем она превратилась в некий непонятный гибрид весьма сомнительного упрощения и более чем достаточного усложнения.

Например, в п. 3 ст. 286 главы 34 НК предусмотрено, что для организаций и индивидуальных предпринимателей, применяющих УСН, сохраняется в т.ч. общий порядок исчисления и уплаты налога на недвижимость, если иное не установлено подп. 3.13 этой статьи. При этом исчислять и уплачивать этот налог по капстроениям (зданиям, сооружениям), их частям, машино-местам (за исключением капитальных строений (зданий, сооружений), их частей, машино-мест, сданных в аренду (финансовую аренду (лизинг)), иное возмездное или безвозмездное пользование) не надо организациям, у которых общая площадь этих объектов, находящихся в собственности, хозяйственном ведении, оперативном управлении, а также в пользовании в случаях, указанных в ч. 1 п. 1 и п. 7 ст. 184 НК, и объектов, подлежащих госрегистрации, состоящих на учете (находящихся на балансе), в отношении которых такая регистрация не осуществлена, не превышает 1500 м2. При этом дается достаточно подробное определение капитальных строений с отсылками к ст. 185 НК и еще более подробный порядок определения общей площади — также с отсылками к ст. 185 и 189 НК. Определение валовой выручки как объекта обложения налога при упрощенной системе также не обошлось без отсылок к другим нормативным актам и статьям НК, в частности, для определения состава внереализационных доходов — к ст. 128 и 176. Вряд ли здесь кто-нибудь разберется без прочных бухгалтерских навыков. Но УСН должна быть простой и доступной для субъектов малого бизнеса системой налогообложения, а не только казаться таковой.

Понижение критериев выручки и численности работников для применения УСН в министерствах объясняют необходимостью борьбы со схемами минимизации налогов. Однако это не решает проблему пополнения бюджета. Если законодатели хотят ограничить возможности ухода от налогов, не надо было изначально создавать правовые нормы, которые заведомо превращаются в лазейки налоговой оптимизации. При желании любой льготный режим налогообложения можно рассматривать как «внутренний оффшор», но вводя те или иные преференции, нужно сопоставлять их выгоды для государства и общества с фискальными потребностями и потенциальными рисками. Действительно, упрощенная система сегодня широко используется, чтобы не платить высокие налоги на зарплату. Но если запретить такую возможность, предприниматели будут искать другие пути сокращения налоговых издержек, а ужесточение санкций лишь увеличит стремление уходить в тень или в юрисдикции с более мягкими условиями ведения бизнеса.