Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №36 (2533) от 20.05.2022 Смотреть архивы

USD:
2.5043
EUR:
2.6212
RUB:
3.9928
Золото:
146.98
Серебро:
1.74
Платина:
74.8
Палладий:
160.23
Назад
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

Цена экономического роста

Новые реалии страны вызывают необходимость рационализации ее хозяйственного механизма

Новые реалии страны вызывают необходимость рационализации ее хозяйственного механизма

С ростом экономики повышается и оптимизм нации. Данное утверждение с полным основанием относится и к Беларуси. 10-процентный прирост ВВП —   "супер-показатель" для ее новейшей истории. Еще более успешной можно признать политику доходов — реальная заработная плата за полгода возросла на 20,5%.

Вместе с тем высокая динамика основных макроэкономических показателей привела к феномену завышенных возможностей. Дефицитный цемент, например, продается по спекулятивным  ценам, которые на  70% выше обычных (и это при инфляции всего 3,1% за полгода) — пример, вызывающий сомнение в стабильности ценовых соотношений. Пока лишь для тех, кто столкнулся с данной проблемой.

Что скрывается за этими и другими парадоксами роста?

Рост цен на нефть и нефтепродукты активизировал их экспорт из Беларуси, стимулировал развитие собственной экономики, отраслевую (реальный сектор) и денежную динамику. Особенно быстро прирастают инвестиции. Следовательно, в среднесрочной перспективе есть шансы на продолжение роста.

Смещение экспорта в пользу энергетических товаров дарит надежду на преодоление последствий кризисных лет. Но есть и новая данность.

В ситуации внешних ценовых шоков мы столкнулись с превышением импорта над экспортом. Только за российскую нефть дополнительно с начала года стали платить более 1 млрд. USD. Хотя и приобрели ее значительно больше. Пока российское правительство не тормозит переработку нефти в Беларуси, но может это сделать, нас и не спрашивая.

Итак, наши успехи могут быть ограничены извне страны. В этом — особая причина опасений за них. Второй момент — 10-процентный прирост ВВП в этом году в стоимостном выражении равен примерно 45% прироста стоимости импорта. Пока ситуацию удается уравновесить 25-процентным приростом экспорта.

Еще один парадокс — дальнейшая раскрутка доходов и внутреннего рынка. Так с начала года примерно на 1/10 возросла производительность труда. Но заработная плата в нарушение экономических пропорций росла в 2 раза быстрее.

Что-то нас толкает вперед в стимулировании этих процессов. Возможно, пример России. Но она имеет беспрецедентные внешние доходы. "Нефтедоллары" дают возможность российскому правительству в соответствии со своими национальными программами ввести такие зарплаты, как 500 USD для обычной медсестры, а для врача — около 1000 USD.

Что делать при этом нам?  Стимулировать внутренние источники роста. Например, ввести на доходы "плоский" налог с 10-процентной ставкой. Подталкивает к этому и то обстоятельство, что мы в последние годы как бы имитируем налоговую политику в отношении домашних хозяйств и физических лиц. Большинство просто не понимает, какие налоги и в каком размере надо платить. Зато это хорошо знают и вынуждены делать бухгалтеры, армия которых превышает полмиллиона.

Второй способ стимулировать доходы — упразднить налог на прибыль. С воодушевлением воспринятый социал-демократически настроенным электоратом, он был введен в XIX веке, когда пролетариат западных стран сражался против алчной буржуазии. У нас же нет ни социал-демократии (в прямом и переносном смысле слова), ни капиталистов, которых надо обуздать. А если так, то самое время упразднить этот налог для частных и государственных предприятий. Тем более, что государственные составляют 3/4 от общего экономического потенциала республики и реально решают вопросы наполнения ее бюджета. Сняв налог на прибыль, мы увеличиваем: 1) возможности повышения доходов занятых на предприятиях (и что принципиально важно — без специальных мер государственной политики доходов); 2) инвестиционный потенциал товаропроизводителей, которые весьма нуждаются в техническом обновлении.

Конечно, прежде надо сбалансировать фискальную политику, пойти на рационализацию бюджета — снизить расходные части за счет ряда статей, в т.ч. инвестиционных и социальных.

Надо понимать, что для обеспечения такого роста придется отказаться от самоуспокоенности и нежелания что-либо менять в сложившемся механизме хозяйствования. Есть повод для активной работы на волне подъема, для реструктуризации и перемен. Пока даже рост товарных запасов в легкой промышленности и машиностроении не вынуждает задуматься о необходимости "инструментальных" операций.

Фактором успешного развития страны может быть и повышение диверсификации экспорта, и расширение возможностей работы разных секторов малого и среднего бизнеса. Те же россияне, например, сейчас создают мощную венчурную компанию, призванную реализовать новый тип технологической и инвестиционной политики. Такой проект можно заимствовать и нам. Даже работать на опережение.

Особое поле внимания — цены и затраты, которые в условиях роста ВВП сопровождают экономические потоки. Мы "зажали" цены и ждем, что все нормализуется само по себе. Их всплеск на тот же цемент показывает, что можно очень быстро и неожиданно для оптимистов регулируемого рынка вернуться к экономике "двух траков".

Еще одна цена экономического роста в любой стране — усиление социальной и экономической дифференциации. Наблюдается она и у нас: в республике все больше новых роскошных автомобилей, престижных домов и коттеджей.

С другой стороны, есть категории населения, материальное положение которого, мягко говоря, "нестабильно". Основная часть пенсионеров "крутится" на 100-долларовую пенсию и вынуждена искать приработки и заработки. Конечно, есть и тысячи таких, у которых пенсии выше зарплаты университетских профессоров, и это также "болезнь".

Естественно, изложенным перечень проблем, рождаемых экономическим ростом, не исчерпывается. Задержка на фазе активности при осуществлении структурных и институциональных преобразований более всего опасна, когда все в пользу необходимых коррекций. Аналитика и экономические исследования показывают, что белорусская экономика подошла к той черте, когда изменения будут полезны и действенны.