Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №49(2545) от 05.07.2022 Смотреть архивы

USD:
2.5329
EUR:
2.6533
RUB:
4.7397
Золото:
148.81
Серебро:
1.74
Платина:
75.82
Палладий:
152.69
Назад
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

ЦЕНА БАРЬЕРОВ©

Пока на высшем уровне обсуждаются экстренные меры по созданию валютного союза, Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК) и Евразийский банк развития (ЕАБР) представили доклад о влиянии нетарифных барьеров во взаимной торговле на экономику государств — членов Таможенного союза. Оказалось, что эти барьеры существенно увеличивают издержки компаний трех стран, причем весьма неравномерно.

Пока на высшем уровне обсуждаются экстренные меры по созданию валютного союза, Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК) и Евразийский банк развития (ЕАБР) представили доклад о влиянии нетарифных барьеров во взаимной торговле на экономику государств — членов Таможенного союза. Оказалось, что эти барьеры существенно увеличивают издержки компаний трех стран, причем весьма неравномерно.

Опрос промышленных, транспортных и финансовых предприятий стран — членов ЕАЭС показывает, что нетарифные барьеры (НТД) оказывают заметное влияние на стоимость экспортируемых товаров и услуг. Авторы доклада подсчитали размер этого влияния и смогли дать количественную оценку потенциальных экономических выгод, связанных с ликвидацией или сокращением нетарифных мер. Оказалось, степень ограничительного влияния НТБ на торговлю существенно отличается у каждой из стран — участниц ТС. Так, самый высокий средний индекс НТБ — у казахстанских экспортеров — 1,83 балла для Беларуси и 2,06 — для России. У россиян он составляет 1,62 и 1,6 для Беларуси и Казахстана соответственно, а у белорусских экспортеров — 1,32 и 1,3 для Казахстана и России. При этом чем выше индекс, тем меньше объем экспорта.

Расчет эквивалентов издержек торговли вследствие влияния НТБ по каждому из выбранных 14 видов деятельности в ТС показал, что в среднем наибольшие затраты несет Казахстан в торговле с Беларусью (около 40%), а наша страна — при экспорте в Казахстан (16,3%). Издержки России от НТБ в торговле с Беларусью несколько ниже — 12,4%.

Больше всего влияние НТБ на стоимость экспорта заметно в химическом производстве, изготовлении резиновых и пластмассовых изделий. Кроме того, высокое влияние нетарифных мер на торговлю наблюдается при поставках в Беларусь товаров легкой и пищевой прмоышленности, а для Казахстана — при экспорте в Беларусь машиностроительной продукции. Для Беларуси эквиваленты издержек торговли были наиболее высокими при экспорте в Казахстан сельскохозяйственной, металлургической продукции, кожи, изделий из нее и обуви, а также деревообработки. При экспорте в Россию белорусских товаров эквиваленты издержек торговли были в основном относительно невысокими, за исключением производства фармацевтической и пищевой продукции, обуви, изделий из кожи.

Нетарифные барьеры в докладе разделены на 2 группы. Первая (НТБ-I) — естественные (в т.ч. защитные) барьеры, которые могут быть постепенно унифицированы — санитарные и фитосанитарные меры, иные квоты, запреты и меры количественного контроля, технические барьеры в торговле и неавтоматическое лицензирование. Все остальные барьеры отнесены ко второй группе (НТБ-II), в т.ч. меры ценового контроля, финансовые меры, влияющие на конкуренцию (например, институт специмпортеров, ограничения в области сбыта и госзакупок, субсидии и т.д.). Это непродуктивные издержки — «песок в колесах». Теоретически их следовало бы устранить полностью, но на практике это гораздо труднее, причем эквиваленты издержек от таких барьеров в среднем выше, чем первой группы для всех стран ЕАЭС. Соответственно, и избавление от каждого вида барьеров имеет разную цену.

Расчеты показывают, что больше всех от ликвидации барьеров выиграла бы Беларусь. Снижение всех видов НТБ всего на 5% от базового уровня (то есть на 10% кумулятивно) в среднесрочной перспективе принесло бы нам рост реального ВВП на 2,8%, а благосостояния домохозяйств — на 7,3%, тогда как Казахстана — на 0,7% и 1,3% соответственно. Гораздо меньше снятие барьеров принесет России: увеличение ВВП только на 0,2%, а благосостояния домохозяйств — на 0,5%. Такая разница обусловлена большими размерами экономики и меньшей значимостью для торговли рынков Беларуси и Казахстана по сравнению со странами остального мира.

При пропорциональном снижении первой и второй групп барьеров наиболее существенный выигрыш принесла бы союзным странам отмена непродуктивных барьеров. Так, например, снижение НТБ-I на 5% повлекло бы в среднесрочной перспективе рост благосостояния населения в Беларуси на 2,7% и ВВП на 0,9%, тогда как НТБ-II — на 4,2% и 1,6% соответственно. Схожие оценки даны и для остальных стран.

Относительное влияние снижения нетарифных барьеров неравномерно распределено между странами и отраслями. Так, Беларусь выигрывает от либерализации торговли больше и быстрее всех, причем прежде всего в машиностроении, металлургии, химическом производстве, производстве резиновых и пластмассовых изделий. В Казахстане ключевыми отраслями, выигрывающими от снижения НТБ, стали бы машиностроение и производство транспортных средств. Относительный выигрыш России, по сравнению с партнерами по ЕЭП, незначителен и касается в основном сельского хозяйства, легкой и пищевой промышленности.

Снижение первой и второй групп НТБ по-разному влияет на разные отрасли в странах ЕАЭС. Для Казахстана снижение непродуктивных барьеров ведет к более значительным изменениям выпуска, чем снижение НТБ-I, а вот для Беларуси важно снизить обе группы барьеров.

На эффекты, полученные от снижения отраслевых нетарифных барьеров, существенно влияет их начальный уровень, а также степень зависимости сектора от внешнеэкономической деятельности и его ориентированность на рынок стран ЕАЭС по сравнению с третьими странами.

Наибольший выигрыш от снижения нетарифных ограничений наблюдался в производстве машин и оборудования, целлюлозно-бумажного производства, пищевой промышленности, производства кожи, изделий из нее и обуви, резиновых и пластмассовых изделий.

Результаты моделирования снижения НТБ показывают, что либерализация нетарифных ограничений привела бы к существенному росту экспорта, в первую очередь, — в Россию, где рынок наиболее емкий и именно на него ориентируются белорусские и казахские производители. Так, при снижении НТБ на 10% экспорт Беларуси в Россию вырос бы на треть, а Казахстана — на 27,6%. А вот для самой России, экспорт которой больше ориентирован в первую очередь на рынки третьих стран, выигрыши от снятия нетарифных барьеров в ЕЭП были бы незначительными. В какой мере этот факт влияет на сохранение барьеров, в исследовании не уточняется.

К сожалению, снижение секторальных нетарифных ограничений вызывает асимметричную реакцию в каждой из стран ЕАЭС. Например, уменьшение барьеров в химической промышленности стимулирует рост производства в России и Казахстане, но ведет к его снижению в Беларуси. Зато при одновременном снижении НТБ во всех видах деятельности, химическое производство в Беларуси растет благодаря разнице в ценах в разных сценариях. Аналогичная ситуация наблюдается в металлургии и транспортном машиностроении. Снижение нетарифных барьеров ведет к росту экспорта из других стран ЕЭП, что, в свою очередь, снижает спрос на продукцию внутреннего производства.

Меньше всего НТБ влияют на развитие секторов в сельском хозяйстве и производстве прочих неметаллических минеральных продуктов. 10-процентное снижение секторальных НТБ здесь ведет к росту выпуска на 0,1—1,3% кумулятивно для разных стран.

Результаты, представленные в докладе, изолируют экономические влияние либерализации торговли в рамках ЕЭП (снижения нетарифных барьеров) от других событий, которые в реальности одновременно влияют на экономическое развитие стран, предупреждают авторы. Соответственно, результаты моделирования нельзя рассматривать как прогноз, а только как оценку силы и направления изменения при прочих равных условиях. Иными словами, даже полная ликвидация нетарифных барьеров не гарантирует роста экспорта и благосостояния, если для этого не будут созданы многие другие условия — каждое из которых, в свою очередь, является необходимым, но не достаточным.

Анастасия ГРИГОРЬЕВА

Распечатать с изображениями Распечатать без изображений