$

2.1102 руб.

2.3950 руб.

Р (100)

3.1973 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Резонанс

ЦЕНА БАРЬЕРОВ©

24.03.2015

Пока на высшем уровне обсуждаются экстренные меры по созданию валютного союза, Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК) и Евразийский банк развития (ЕАБР) представили доклад о влиянии нетарифных барьеров во взаимной торговле на экономику государств — членов Таможенного союза. Оказалось, что эти барьеры существенно увеличивают издержки компаний трех стран, причем весьма неравномерно.

Опрос промышленных, транспортных и финансовых предприятий стран — членов ЕАЭС показывает, что нетарифные барьеры (НТД) оказывают заметное влияние на стоимость экспортируемых товаров и услуг. Авторы доклада подсчитали размер этого влияния и смогли дать количественную оценку потенциальных экономических выгод, связанных с ликвидацией или сокращением нетарифных мер. Оказалось, степень ограничительного влияния НТБ на торговлю существенно отличается у каждой из стран — участниц ТС. Так, самый высокий средний индекс НТБ — у казахстанских экспортеров — 1,83 балла для Беларуси и 2,06 — для России. У россиян он составляет 1,62 и 1,6 для Беларуси и Казахстана соответственно, а у белорусских экспортеров — 1,32 и 1,3 для Казахстана и России. При этом чем выше индекс, тем меньше объем экспорта.

Расчет эквивалентов издержек торговли вследствие влияния НТБ по каждому из выбранных 14 видов деятельности в ТС показал, что в среднем наибольшие затраты несет Казахстан в торговле с Беларусью (около 40%), а наша страна — при экспорте в Казахстан (16,3%). Издержки России от НТБ в торговле с Беларусью несколько ниже — 12,4%.

Больше всего влияние НТБ на стоимость экспорта заметно в химическом производстве, изготовлении резиновых и пластмассовых изделий. Кроме того, высокое влияние нетарифных мер на торговлю наблюдается при поставках в Беларусь товаров легкой и пищевой прмоышленности, а для Казахстана — при экспорте в Беларусь машиностроительной продукции. Для Беларуси эквиваленты издержек торговли были наиболее высокими при экспорте в Казахстан сельскохозяйственной, металлургической продукции, кожи, изделий из нее и обуви, а также деревообработки. При экспорте в Россию белорусских товаров эквиваленты издержек торговли были в основном относительно невысокими, за исключением производства фармацевтической и пищевой продукции, обуви, изделий из кожи.

Нетарифные барьеры в докладе разделены на 2 группы. Первая (НТБ-I) — естественные (в т.ч. защитные) барьеры, которые могут быть постепенно унифицированы — санитарные и фитосанитарные меры, иные квоты, запреты и меры количественного контроля, технические барьеры в торговле и неавтоматическое лицензирование. Все остальные барьеры отнесены ко второй группе (НТБ-II), в т.ч. меры ценового контроля, финансовые меры, влияющие на конкуренцию (например, институт специмпортеров, ограничения в области сбыта и госзакупок, субсидии и т.д.). Это непродуктивные издержки — «песок в колесах». Теоретически их следовало бы устранить полностью, но на практике это гораздо труднее, причем эквиваленты издержек от таких барьеров в среднем выше, чем первой группы для всех стран ЕАЭС. Соответственно, и избавление от каждого вида барьеров имеет разную цену.

Расчеты показывают, что больше всех от ликвидации барьеров выиграла бы Беларусь. Снижение всех видов НТБ всего на 5% от базового уровня (то есть на 10% кумулятивно) в среднесрочной перспективе принесло бы нам рост реального ВВП на 2,8%, а благосостояния домохозяйств — на 7,3%, тогда как Казахстана — на 0,7% и 1,3% соответственно. Гораздо меньше снятие барьеров принесет России: увеличение ВВП только на 0,2%, а благосостояния домохозяйств — на 0,5%. Такая разница обусловлена большими размерами экономики и меньшей значимостью для торговли рынков Беларуси и Казахстана по сравнению со странами остального мира.

При пропорциональном снижении первой и второй групп барьеров наиболее существенный выигрыш принесла бы союзным странам отмена непродуктивных барьеров. Так, например, снижение НТБ-I на 5% повлекло бы в среднесрочной перспективе рост благосостояния населения в Беларуси на 2,7% и ВВП на 0,9%, тогда как НТБ-II — на 4,2% и 1,6% соответственно. Схожие оценки даны и для остальных стран.

Относительное влияние снижения нетарифных барьеров неравномерно распределено между странами и отраслями. Так, Беларусь выигрывает от либерализации торговли больше и быстрее всех, причем прежде всего в машиностроении, металлургии, химическом производстве, производстве резиновых и пластмассовых изделий. В Казахстане ключевыми отраслями, выигрывающими от снижения НТБ, стали бы машиностроение и производство транспортных средств. Относительный выигрыш России, по сравнению с партнерами по ЕЭП, незначителен и касается в основном сельского хозяйства, легкой и пищевой промышленности.

Снижение первой и второй групп НТБ по-разному влияет на разные отрасли в странах ЕАЭС. Для Казахстана снижение непродуктивных барьеров ведет к более значительным изменениям выпуска, чем снижение НТБ-I, а вот для Беларуси важно снизить обе группы барьеров.

На эффекты, полученные от снижения отраслевых нетарифных барьеров, существенно влияет их начальный уровень, а также степень зависимости сектора от внешнеэкономической деятельности и его ориентированность на рынок стран ЕАЭС по сравнению с третьими странами.

Наибольший выигрыш от снижения нетарифных ограничений наблюдался в производстве машин и оборудования, целлюлозно-бумажного производства, пищевой промышленности, производства кожи, изделий из нее и обуви, резиновых и пластмассовых изделий.

Результаты моделирования снижения НТБ показывают, что либерализация нетарифных ограничений привела бы к существенному росту экспорта, в первую очередь, — в Россию, где рынок наиболее емкий и именно на него ориентируются белорусские и казахские производители. Так, при снижении НТБ на 10% экспорт Беларуси в Россию вырос бы на треть, а Казахстана — на 27,6%. А вот для самой России, экспорт которой больше ориентирован в первую очередь на рынки третьих стран, выигрыши от снятия нетарифных барьеров в ЕЭП были бы незначительными. В какой мере этот факт влияет на сохранение барьеров, в исследовании не уточняется.

К сожалению, снижение секторальных нетарифных ограничений вызывает асимметричную реакцию в каждой из стран ЕАЭС. Например, уменьшение барьеров в химической промышленности стимулирует рост производства в России и Казахстане, но ведет к его снижению в Беларуси. Зато при одновременном снижении НТБ во всех видах деятельности, химическое производство в Беларуси растет благодаря разнице в ценах в разных сценариях. Аналогичная ситуация наблюдается в металлургии и транспортном машиностроении. Снижение нетарифных барьеров ведет к росту экспорта из других стран ЕЭП, что, в свою очередь, снижает спрос на продукцию внутреннего производства.

Меньше всего НТБ влияют на развитие секторов в сельском хозяйстве и производстве прочих неметаллических минеральных продуктов. 10-процентное снижение секторальных НТБ здесь ведет к росту выпуска на 0,1—1,3% кумулятивно для разных стран.

Результаты, представленные в докладе, изолируют экономические влияние либерализации торговли в рамках ЕЭП (снижения нетарифных барьеров) от других событий, которые в реальности одновременно влияют на экономическое развитие стран, предупреждают авторы. Соответственно, результаты моделирования нельзя рассматривать как прогноз, а только как оценку силы и направления изменения при прочих равных условиях. Иными словами, даже полная ликвидация нетарифных барьеров не гарантирует роста экспорта и благосостояния, если для этого не будут созданы многие другие условия — каждое из которых, в свою очередь, является необходимым, но не достаточным.

Анастасия ГРИГОРЬЕВА