$

2.1449 руб.

2.4102 руб.

Р (100)

3.1690 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Контроль

Была проблема? Стало две!

19.06.2007

«Типичный, качественный мошенник — толково говорит, с хорошим образованием и широким кругозором», — так охарактеризовал следователь Фрунзенского РУВД Минска Руслан УРАСИН одного фигуранта сразу по двум уголовным делам. Ради назидания другим, к нему действительно стоит присмотреться.

Отсидев небольшой срок за мошенничество, гражданин Кульгач (здесь и далее фамилии изменены), как говорится, принялся за старое. Познакомился с директором фирмы «Н», скупающей бэушную строительную технику, и начал активно помогать ему в бизнесе.

Узнав, что на одном из предприятий Гомельской области бульдозер скоро превратится в металлолом, Кульгач посоветовал приобрести машину. Как только директор оплатил счет, Кульгач сразу же поехал получать бульдозер по доверенности от фирмы, но вернулся с ним не домой, а отвез в Ивье на ремонт с тем, чтобы потом продать подороже в Россию. Тем временем и доверчивый директор приехал в Гомель за бульдозером. Ему говорят: «Машину уже получил ваш представитель, вот и доверенность». Точно, правильный документ с печатью фирмы, но директор видел его в первый раз! Значит, Кульгач просто выкрал доверенность вместе с печатью.

Во время телефонных переговоров Кульгач заверил шефа, что бульдозер ремонтируется, а потом они его вместе продадут. На самом же деле Кульгач уже получил аванс от частного лица, а вскоре и полный расчет за исправную технику.

ПОСЛЕ долгих и пустых переговоров с «коллегой» обманутый директор обратился в милицию. В ходе предварительного расследования Кульгачу инкриминировалось хищение и подделка документов, мошенничество, но поскольку он сотрудничал со следствием, его оставили на свободе с подпиской о невыезде. Однако комбинатор не собирался сидеть, как мышь под веником, и продолжал искать новых жертв своего криминального обаяния. Некоему Мошкареву понадобилось снять квартиру, Кульгач вызвался ему помочь. В июле прошлого года он потребовал предоплату за два месяца в размере 320 USD, однако не смог показать квартиру — в ней, дескать, еще живут люди. В августе Кульгач одолжил у знакомца 500 USD. В сентябре, все еще не заселясь в квартиру, Мошкарев передал Кульгачу 300 тыс. Br в качестве залога за аренду мест в ресторане для проведения дня рождения. Ровно через неделю Кульгач получил еще 600 тыс. на ресторан. Еще через две недели ловкач занял у Мошкарева 120 USD, не отдав 500. Словом, не выполнив ни одного обязательства, не вернув ни копейки, Кульгач выманил у приятеля в общей сложности свыше 3,8 млн. Br.

В октябре 2006 г. Кульгач познакомился с Ураловым, директором столичной фирмы «В». У того были крупные неприятности: в результате проверки уплаты налогов сотрудники управления Департамента финансовых расследований КГК Беларуси по Минской области и г. Минску оштрафовали фирму на 125 млн. Br. Кульгач и в этой беде взялся помочь. Мол, есть у него хорошие знакомые в финансовой милиции столичного УДФР и за лояльное отношение к исходу проверки нужно выложить 400 USD.

Одновременно на счет фирмы «В» налоговой инспекцией было выставлено инкассовое распоряжение на 21 млн. Br в интересах предприятия пищевой промышленности — тоже следствие сомнительной сделки. Кульгач и тут заверил Уралова в том, что его приятели из отдела по борьбе с экономическими преступлениями Фрунзенского РУВД Минска помогут отозвать инкассо. В это время, напомним, Кульгач находился под подпиской о невыезде, и эти самые «приятели» вместе со следователем распутывали махинацию с бульдозером. Конечно, Уралов ничего об этом не знал и свято верил, что 50 тыс. Br и 100 USD обэповцам нужны для поездки в райцентр, где находится предприятие. Вскоре Кульгач потребовал еще 230 USD «на лапу» сотрудникам милиции за эту услугу, да еще 200 тыс. Br якобы для их личных нужд…

И ВОТ здесь-то мошенник прокололся по-настоящему. Слухи о человеке, который легко и недорого «решает вопросы» в правоохранительных органах, дошли до управления собственной безопасности по Минску ГУСБ МВД Беларуси. Сотрудники ОБЭП как ни в чем не бывало ходили на службу, в т.ч. работали по уголовному делу в отношении Кульгача и … находились «под колпаком» УСБ. В аналогичной ситуации оказались и сотрудники финансовой милиции.

Служебная проверка показала, что дружеских отношений милиционеры с гражданином Кульгачем не поддерживают и тем более не решают с ним вопросы.

Когда все это выяснилось, прокурор санкционировал арест Кульгача, дабы остановить его похождения. Однако к моменту ареста тот успел оболгать и сотрудников УДФР КГК Беларуси по Минской области и г. Минску. Кроме «взяток» для них, он еще получил от Уралова 1,7 млн. Br и 150 USD для оплаты мелких штрафных санкций, выставленных сотрудниками финансовой милиции. И здесь он снова попался. Когда проверяющие напомнили Уралову, что несвоевременная оплата штрафов чревата пеней и новыми санкциями, тот потребовал объяснений от покровителя. Тут и выяснилось, что Кульгач прикарманил деньги. Тогда Уралов понял, наконец, что стал жертвой мошенника и обратился с заявлением в милицию…

Суд Фрунзенского района г. Минска признал Кульгача виновным в мошенничестве, совершенном повторно и в крупном размере, в подстрекательстве к даче взятки. По «взяточному» делу суд проходил уже после оглашения приговора за трюк с бульдозером. Общий итог двух уголовных дел: 5 лет лишения свободы с конфискацией имущества плюс возмещение материального ущерба потерпевшим.

НА ЭТОМ можно было бы поставить точку. Но все-таки наиболее одиозные моменты из уголовного дела я попросила прокомментировать сотрудников правоохранительных органов. В частности, мошенник диктовал Уралову заявление на имя сотрудников ОБЭП, на основании которого они «отзовут инкассо». Он якобы и заявление передавал сотрудникам милиции. Законно ли это?

— Людям пора усвоить, что все заявления составляются на имя начальника РУВД и принимаются лично от заявителя, — сказал заместитель начальника Фрунзенского РУВД Юрий ФЕДОРЕНКО. — В дежурной части ему выдается талон, в котором проставлена дата приема заявления. Начальник райуправления или ответственный дежурный поручают рассмотрение заявления конкретному сотруднику. После проверки принимается решение о возбуждении или отказе в возбуждении уголовного дела. В первом случае должен быть состав преступления, во втором — гражданину разъясняется, на каких основаниях отказано в возбуждении уголовного дела. В милицию нередко обращаются люди с делами, находящимися в компетенции хозяйственных судов или гражданских правоотношений.

— Проверка — неприятное событие для любой фирмы, но не следует заранее паниковать и искать людей, способных повлиять на ее исход, — советует заместитель начальника управления Департамента финансовых расследований КГК Беларуси по Минской области и г. Минску Олег КОРЗУН. — В большинстве случаев эти «влиятельные люди» заурядные мошенники, готовые ради наживы втянуть людей в еще большие проблемы и финансовые расходы. Одно дело, когда руководитель фирмы заплатит штраф, и совсем другое, когда он будет обвиняться в покушении на дачу взятки. Участь «специалистов» по решению чужих проблем тоже незавидна — они обвиняются в посредничестве во взяточничестве, если действительно передают деньги должностному лицу, но чаще всего их действия квалифицируются как мошенничество, потому что они выманивают деньги для себя, прикрываясь мнимым знакомством с должностными лицами. И, кстати, дача взятки еще никого не освободила от уплаты штрафа. А что касается предприятий, работающих грамотно и честно, то для них любые проверки всегда завершаются благополучно.

Оксана ЯНОВСКАЯ