$

2.0470 руб.

2.2714 руб.

Р (100)

3.1033 руб.

Ставка рефинансирования

9.50%

Приватизация

Был хозяином, стал квартирантом

14.10.2003
Время от времени, особенно после очередной подачи "сверху", в республике повышается градус публичных разговоров о ходе приватизации государственных предприятий. Хотя по большому счету эта кампания дальше благих намерений и не идет -- как недавно сообщала "НЭГ" (см. N 68 за 2003г.), приватизационный план за истекшее полугодие выполнен лишь на десятые доли процента. При этом в фокусе внимания, разумеется, коллективы крупные, бюджето-или градообразующие. И не дай Бог там какого-нибудь скандала, заминки или прокола! Реакция следует немедленная и жесткая.

Иная картина в преобразовании мелких и средних фирм. Их рыночная судьба, корректность смены собственника оказались на периферии общественного внимания, хотя бои местного значения за обладание серьезными ценностями (добротные помещения, дармовая земля!) по накалу страстей не уступают масштабным конфликтам. Разница одна: тут обычно выигрывает человек со связями, более пронырливый и ловкий. И хорошо еще, если козыри вытянет свой начальник. Его отягощают хоть какие-то обязательства перед родным коллективом. А если главным акционером станет пришелец со стороны, то, как показывает редакционная почта, жди беды. Причем иной "квартирант" настолько уверен в лояльности и недосмотре районных чиновников, что даже не считает нужным надлежащим образом оформить свой перевес над приютившим его собственником. О похожей истории рассказали нам Вячеслав БАДАНИН, директор завода железобетонных конструкций, что в столичной промзоне Шабаны, и юрисконсульт предприятия Владимир КЛОПОВ.

Наш завод подчинялся когда-то облсельстрою. А в 1995г. он преобразовался в открытое акционерное общество. Но ни сама администрация, ни тем более рядовые рабочие не проявили никакого интереса к акциям. То есть практически все они остались во владении учредителя в лице Миноблисполкома. Так продолжалось до 2001г., когда к акциям завода проявило внимание мало кому известное ООО "Лимбер". И неспроста. К этому времени ОАО "ЗЖБК" попало на территорию СЭЗ "Минск", что в Шабанах. Только этим обстоятельством мы объясняем то, что ООО "Лимбер" приобрело сразу 96% акций предприятия. Об этой сделке на заводе никто ничего не знает. Однако последствия не замедлили сказаться, т.к. экономическая политика нового владельца более чем контрольного пакета акций была очевидно направлена на угнетение предприятия, о чем говорят факты.

Был принят новый устав ОАО "ЗЖБК" с такими полномочиями наблюдательного совета, а фактически -- его председателя, что дирекция ОАО "ЗЖБК" полностью лишилась самостоятельности в своей хозяйственной деятельности. За период чуть более года сменилось пять директоров завода (нет, уже по меньшей мере семь, в т.ч. сам В. Баданин и его сменщик. -- Прим.ред.), четыре гл. бухгалтера! Заметим, что по уставу наблюдательный совет в контрактной форме назначает и смещает, увольняет директора. Но при досрочном расторжении контракта (без всякой мотивировки, что, оказывается, закону не противоречит -- какая административная дубина в руках чиновника!) поступают очень просто: не понравился работник, стал неугоден, возразил начальнику -- свободен!

В мае 2002г. с завода одновременно были изгнаны пять предприятий-арендаторов, которые не только не мешали основной деятельности ЗЖБК, но и исправно платили арендную плату. Причем наблюдательный совет впредь запретил заключать новые договоры.

Само же ООО "Лимбер" в том же мае прошлого года заключило с ОАО "ЗЖБК" договоры аренды производственных и административных зданий пл. 650 кв.м. Причем без указания даты, срока действия, без расчетов арендной платы, без оплаты арендуемых помещений, без государственной регистрации...

Если до всех этих "новаций" завод справлялся с налоговыми платежами, то к 1.01.2003г. образовалась недоимка в 11 млн. руб., прекратились текущие платежи в бюджет. Но коллектив не знает где, кем и почему принимаются организационные и кадровые решения не в интересах завода. А в налоговых и исполнительных органах и слышать не хотят, что такая ситуация объективно сложилась в результате действий ООО "Лимбер".

Еще одно замечание. В нашей республике есть государственная программа поддержки малого и среднего бизнеса. С высоких трибун периодически звучат речи о необходимости развития производства в этой сфере. Но на примере нашего завода мы убедились, что когда этот вопрос переходит от теории к практической реализации, все перечеркивается одним -- неограниченными правами владельца контрольного пакета акций, перед которым государственные мужи и чиновники всех рангов в бессилии разводят руками.

... Вот такое письмо. Опубликовано оно в сокращенном виде, поскольку другие факты, связанные, например, с нарушением порядка организации аукционной продажи акций ЗЖБК или намеками на высоких покровителей ООО "Лимбер", проверить силами редакции практически невозможно. Да и вряд ли целесообразно, поскольку о положении дел на предприятии сообщено также в прокуратуру страны.

Что касается кадровой политики нового хозяина, то она, точно, недалека от принципа "Неугоден? Свободен!" Причем свободен без объяснения причин и мотивации. Подтвердилась и крайняя небрежность сторон в оформлении договоров об аренде производственных помещений. Дело дошло до курьеза. Если копия договора об аренде, которой располагает дирекция ЗЖБК, представляет собой обыкновенную "болванку" без цифр и расчетов, хотя и с положенными подписями и печатями, то экземпляр документа, подшитый в канцелярских папках арендатора, обязывает ООО "Лимбер" платить за 650 кв.м площадей всего 3,5 тыс. бел. руб. в месяц! Это даже не смешно, а горько. И будь документ отправлен на регистрацию в официальные органы, там бы эту самодеятельную бухгалтерию раскусили вмиг. "Меня просто обманули, -- посетовал в телефонном разговоре отставной директор, который визировал эту липу. -- Сказали, что нужен срочно любой документ для установки телефона. Потом, дескать, разберемся с арендными площадями и платежами".

Разобрались. Да так, что ООО "Лимбер" в течение многих месяцев под разными предлогами не платило за аренду помещений ни копейки. И уже, наверное, не заплатит, поскольку теперь оно владелец административно-бытового корпуса завода, а ЗЖБК на своей территории стал квартирантом. От перемены мест слагаемых в этой сделке виртуальная сумма превратилась в реальную суму.

Поучительная, согласитесь, история передела собственности и пренебрежения элементарными юридическими нормами. Впрочем, прокомментировать правовую сторону конфликта в Шабанах мы попросили юриста Александра СТУДЕНЦОВА, давнего автора газеты.

Вячеслав СИВАКОВ,
редактор отдела хозяйственного законодательства "НЭГ"
 
*  *  *

Кто подставил банкрота?

Объективно оценить приватизацию возможно, если известна ее главная цель. В России таким способом хотели создать класс собственников.

Однако возникла всего лишь социальная прослойка -- капиталисты далеко не лучшего свойства. А в 1998г. бывший премьер-министр правительства Сергей Кириенко объявил государство российское банкротом. Разумеется, прямо это обстоятельство не связывалось с приватизацией. Зато позднее от того же лица последовало не менее экстравагантное, но символичное заявление о необходимости перераспределения капитала в пользу "эффективного собственника".

Но эффективной должна быть сама собственность. А собственнику нужно быть ответственным. Только при этих условиях приватизация окажется полезной для общества в целом.

Белорусская приватизация вообще не нацелена на решение какой-то масштабной задачи. Это не более чем один из источников пополнения госбюджета. То есть появление собственника как такового является чем-то второстепенным. Вследствие этого он и здесь стремится быть эффективным только для себя, в т.ч. определяя кадровую политику во вверенных ему организациях.

Согласно п.1 Декрета от 26.07.1999г. N 29 "О дополнительных мерах по совершенствованию трудовых отношений, укреплению трудовой и исполнительской дисциплины" срочный трудовой договор (контракт) заключается не менее чем на один год. Поскольку эта норма сформулирована как общая, ей можно противопоставить норму специальную. Несмотря даже на то, что последняя содержится в Трудовом кодексе РБ. Он устанавливает особенности труда руководителя организации. В частности, с ним разрешено заключать контракт любой продолжительности, оговоренной учредительными документами или соглашением сторон (ч.1 ст.254). Как видно из административной практики завода в Шабанах, этот срок нередко составляет два -- три месяца. За такой период "собственники" организации могут убедиться в профессиональных качествах избранной ими кандидатуры либо, наоборот, в излишней ее самостоятельности. А поскольку законодательно им запрещено вмешиваться в распорядительную деятельность исполнительного органа, значит, его независимость может послужить причиной того, что контракт не будет возобновлен.

В свою очередь, за столь короткое время руководитель не способен вникнуть в дела фирмы настолько, чтобы эффективно ею управлять. Таким образом, было бы полезным законодательно установить минимальный срок контракта с руководителем коммерческой организации, кроме случаев руководства ею в порядке осуществления предпринимательской деятельности. При этом, однако, следует озаботиться тем, чтобы были разработаны критерии определения наличия оснований для досрочного разрыва трудовых правоотношений по инициативе нанимателя ввиду того, что руководитель не справился с поставленными перед ним задачами. Если же кто-то считает себя незаслуженно уволенным раньше срока, он вправе отстоять в суде свое право на труд при наличии к этому юридических предпосылок.

Другое дело, что успешных топ-менеджеров не так много в стране. И среди них вряд ли есть люди, которые заинтересованы вести дела неблагополучных организаций, к тому же вопреки воле собственников (учредителей, акционеров). А последние, увы, не всегда интересы своего детища предпочитают собственной выгоде. В результате организация может оказаться на грани банкротства, как и произошло с ОАО "ЗЖБК".

В подобных случаях вопиющей несправедливостью является процедура санации банкрота, включая отсрочку исполнения его просроченных обязательств перед кредиторами. Эта означает, что из-за безответственности одних материально страдают другие.

Например, второй договор аренды, по которому ОАО "ЗЖБК" передало акционеру в аренду часть офисных помещений, даже своеобразнее первого. Во-первых, он не зарегистрирован в установленном порядке, хотя изначально предполагался быть долгосрочным. Это было бы чревато применением к обеим сторонам налоговых начетов в связи с влиянием на себестоимость продукции (работ, услуг) последствий недействительности сделки, если бы арендные платежи осуществлялись.

Но, во-вторых, после приемки-передачи помещений стороны дополнительным соглашением оговорили, что арендная плата не перечисляется. Вместо этого арендатор должен отремонтировать здание. И если даже предположить, что арендные правоотношения все-таки состоялись, то затем они все равно де-юре перешли в несколько иную плоскость. А экономически это не способствовало пополнению оборотных средств, так необходимых арендодателю на погашение просроченной кредиторской задолженности.

Тем не менее, в-третьих, арендатор должен был компенсировать арендодателю коммунальные и эксплуатационные расходы по зданию пропорционально площади занимаемых помещений. Но исполнение этих обязательств отложено до завершения ремонта, чтобы оценить его стоимость по факту и зачесть в счет арендной платы (которая ввиду новации и не должна оплачиваться).

Наконец, в-четвертых, ожидание окончания ремонта настолько затянулось, что потеряло всякий смысл. Ведь несколько месяцев истекло с того дня, когда здание целиком перешло в собственность бывшего арендатора. То есть его правомочия относительно данного объекта недвижимости на сей раз надлежаще зарегистрированы. А мотивом к этой операции послужило то, что прежний собственник не вынес бремени расходов по содержанию зданию, включая налоги на недвижимость и земельный участок. Теперь он сам вынужден арендовать помещения, чтобы разместить немногочисленный административно-управленческий аппарат. И в этой части на него все-таки падают коммунальные и эксплуатационные расходы.

Разве в подобной ситуации, проиллюстрированной одним из многих относимых к ней примеров, не аморально ограничивать права кредиторов, если кто-то получает от должника прямые выгоды? Это не означает, разумеется, что являющееся де-факто банкротом юридическое лицо должно быть официально и безусловно признано таковым. Напротив, вполне оправданным будет вариант, когда его проблемы возьмет на себя доминирующий участник или акционер, хотя обычно они вправе рассчитывать только на дивиденды.

Таким образом, основанием к оздоровлению финансово несостоятельной организации могут служить только причины экономического характера (резкие колебания конъюнктуры рынка, спад производства из-за аварий и другие форс-мажорные обстоятельства), если существует вразумительный и реально обеспеченный инвестицией к исполнению проект санации. В других же случаях это оправдание бесхозяйственности.

Александр СТУДЕНЦОВ,
юрист

Макроэкономика: список рубрик
Важно
Мы в соцсетях
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы