$

2.1102 руб.

2.3950 руб.

Р (100)

3.1973 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

БЫКИ В УЗДЕ, МЕДВЕДИ НА ПРИВЯЗИ

06.09.2011

Заслон манипуляциям на фондовом рынке и недобросовестным захватам субъектов хозяйствования призваны поставить меры, установленные Указом Президента от 1.09.2011 № 383. Этим документом вносится ряд изменений в Указ от 28.04.2006 № 277 «О некоторых вопросах регулирования рынка ценных бумаг» и Положение о лицензировании отдельных видов деятельности, утв. Указом от 1.09.2010 № 450.

Манипулированием будет считаться совершение профучастником рынка ценных бумаг в течение одного торгового дня двух и более сделок с акциями за счет или в интересах одного лица на основании заявок, имеющих на момент их выставления наибольшую цену покупки либо наименьшую цену продажи, совершение сделок с акциями по предварительному сговору. Кроме того, запрещается также совершение профучастниками в течение одного торгового дня за счет или в интересах одного лица двух и более сделок с одними и теми же акциями, исполнение обязательств по которым не влечет изменения их владельца, а также более двух сделок перепродажи одних и тех же акций между одними и теми же лицами. Запретным манипулированием также признается умышленное распространение физическими и (или) юридическими лицами заведомо ложных сведений о ценных бумагах, их ценах и эмитентах, включая информацию в рекламе через СМИ, в т.ч. Интернет, или иным способом. Перечисленные действия могут быть признаны манипулированием, если они существенно повлияли на спрос, предложение, рыночную цену или объем торгов ценными бумагами.

В соответствии с Указом № 383 неоднократное совершение профучастником действий, признаваемых манипулированием на рынке ценных бумаг, а также сделок с ними с использованием закрытой либо конфиденциальной информации (в мире обычно именуемой инсайдерской) на рынке ценных бумаг признается грубым нарушением законодательства о лицензировании, лицензионных требований и условий. В этой связи Минфину РБ предоставлено право предъявлять иск в хозяйственный суд с требованием о признании сделки недействительной в случаях выявления действий по манипулированию на рынке ценных бумаг. Указом № 383 также разрешено республиканскому органу госуправления, осуществляющему государственное регулирование рынка ценных бумаг, проводить камеральные проверки и принимать по их результатам решения о вынесении в отношении нарушителей законодательства требований (предписаний) об устранении выявленных нарушений. В официальном комментарии подчеркивается, что принятие данной нормы согласуется с проводимой в стране политикой сокращения общего числа проверок, т.к. они будут в данном случае осуществляться без истребования от проверяемого субъекта дополнительных документов. Кроме того, регулятору поручено устанавливать по ценным бумагам параметры спроса, предложения, рыночной цены и объема торгов, отклонение от которых в результате манипуляций будет признаваться существенным влиянием на указанные показатели.

До сих пор в Указе № 277 говорилось, что лица, располагающие информацией о результатах финансово-хозяйственной деятельности соответствующего эмитента (например, руководящие работники эмитента, а также лица, входящие в состав его коллегиальных органов управления и контроля), до ее раскрытия в СМИ не вправе отчуждать его ценные бумаги в течение 6 месяцев со дня их приобретения, а также передавать такую информацию третьим лицам. Видимо, это требование, повторяющее нормы ст. 40 Закона от 12.03.1992 № 1512-XII «О ценных бумагах и фондовых биржах», до сих пор не производит должного впечатления, а потому теперь Указ № 383 прямо запрещает подобные действия.

Мировая война с инсайдом

Аналогичные нормы имеются в законодательстве многих стран. Например, в США законом «О ценных бумагах и фондовых биржах» (1934 г.) была введена ответственность за манипулирование рынком ценных бумаг, включая искусственное увеличение цен, предоставление брокером или дилером ложных сведений о ценной бумаге клиенту, чтобы склонить к ее покупке, публикацию ложной информации с целью повлиять на цены на рынке. Полвека спустя появились еще более жесткие законы — Insider Trading Sanctions Act (1984 г.) и Insider Trading and Securities Fraud Enforcement Act (1988 г.), по которым штраф за злоупотребления инсайдерской информацией был увеличен с суммы прибыли, полученной путем манипуляций, до 3-кратного размера такого дохода, а в придачу виновнику грозит до 10 лет тюрьмы. Достаточно строгие правила установлены Директивой ЕС 2003/6/ЕС «Об инсайдерской деятельности и рыночном манипулировании», в соответствие с которой приведены национальные законодательства стран — членов Евросоюза. В России для решения этих задач принят федеральный закон от 27.07.2010 № 224-ФЗ «О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» и ряд актов Федеральной службы по финансовым рынкам (ФСФР).

Указ № 383 также призван привнести больше порядка и честности на отечественный фондовый рынок. Но чтобы получить ожидаемый эффект, необходимо законодательно установить детальные перечни лиц, признаваемых инсайдерами, информации, относящейся к инсайдерской, порядок и сроки ее раскрытия, критерии существенного отклонения цены ликвидных ценных бумаг и многое другое. На этой основе субъекты хозяйствования должны разработать и утвердить локальные документы о порядке доступа к инсайдерской информации, правилах охраны ее конфиденциальности и контроля. Скупых строк подп. 1.6 Указа № 277 тут явно не хватит. К примеру, куда более подробный закон № 224-ФЗ вступает в силу поэтапно: большая его часть — через 180 дней после опубликования, часть — через год, а нормы об административной и уголовной ответственности — через 3 года. За это время наши соседи планируют разработать необходимую базу для эффективного применения своего закона. А на формирование правоприменительной практики уйдет еще больше времени. У нас же Указ № 383 вступает в силу через 3 месяца после официального опубликования. При этом Совмину к 1 ноября предписано привести в соответствие с ним акты законодательства, а в течение 6 месяцев, т.е. к 1 марта, в парламент должны быть внесены проекты законов о введении административной и уголовной ответственности за манипуляции на рынке ценных бумаг. Стоит ли так спешить? Ведь неопределенность в толковании положений Указа № 383, отсутствие математических критериев выявления признаков манипулирования в совершаемых сделках могут повлечь как необоснованное наказание невиновных, так и избежание ответственности истинных злоумышленников. К тому же фондовый рынок у нас не избалован ликвидностью. По данным БВФБ, рыночную цену на основании спроса и предложения удается рассчитать по акциям едва лишь 10–15 эмитентов. В остальных случаях сделать это невозможно из-за отсутствия достаточного количества сделок.

По непроверенным данным из недостоверного источника

Доказывание умысла, факта манипулирования и сговора при совершении сделок с акциями — задачи весьма сложные. Поэтому «жертвами» применения Указа № 383 могут оказаться рейтинговые агентства, аналитики и цитирующие их СМИ. Ведь любое оценочное суждение может при определенных обстоятельствах стать причиной изменения курса ценных бумаг. К примеру, после того как агентство Standard & Poor‘s понизило кредитный рейтинг США, на него посыпались обвинения в подрывной деятельности, а иные политики всерьез требовали ареста руководства S&P и суда над ними. Легко представить, что любое нелицеприятное высказывание о каком-либо предприятии, отрасли или состоянии рынка в целом в Беларуси может стать поводом для расправы над экспертом или журналистом. Отрадно, что авторы Указа № 383 учли мировой опыт и отнесли к манипулированию именно умышленные действия и заведомо ложные сведения. Надеюсь, что это не позволит преследовать по формальным признакам СМИ и их сотрудников, которые могут оказаться распространителями ложных или вводящих в заблуждение сведений лишь потому, что не знают об их ложности и не могут проверить достоверность информации. Но хотелось бы более точных указаний. К примеру, в России ответственность СМИ наступает в случаях, если ими от распространения подобной информации был извлечен доход, либо получено встречное предоставление, либо СМИ отказалось раскрывать источник полученных сведений. Этот опыт был бы весьма полезен в Беларуси, где иные руководители воспринимают любую неподцензурную им публикацию едва ли не как диверсию. Между тем не меньший вред репутации ОАО и курсу его акций наносят, скажем, игнорирование требований законодательства о публикации финансовой отчетности, или заявления о прибыльности, в то время как на самом деле вся прибыль от реализации перекрыта отрицательными курсовыми разницами и другими внереализационными убытками. К тому же отечественное законодательство не только весьма снисходительно к искажению финансовой отчетности, но порой прямо его поощряет, разрешая, например, то амортизацию не начислять, то прятать убытки от девальвации в расходах будущих периодов и т.п. Подобные действия за рубежом также считаются манипулированием и строго караются.

Чужим здесь не дарят

Указом № 383 вводятся дополнительные ограничения способов отчуждения акций. Так, запрещается заключение договоров мены, предусматривающих передачу акций белорусских ОАО, допущенных к обращению в торговой системе БВФБ, а заключение договоров мены, предусматривающих передачу акций ЗАО, допускается только после того, как их откажутся приобрести остальные акционеры или само общество. Подарить же акции белорусских компаний можно будет только государству или близким родственникам. Таким образом, «отжать» задаром у работников акции, полученные при приватизации, как пытались делать после отмены моратория иные руководители, больше не получится.

Облигация — дама строгая

Ряд новшеств Указа № 383 посвящен дальнейшему развитию рынка облигаций. Так, для субъектов хозяйствования (в т.ч. лизинговых компаний) расширен перечень видов имущества, которое может выступать предметом залога при обеспечении исполнения обязательств по облигациям, дополнен транспортными средствами, зарегистрированными на территории РБ. С другой стороны, запрещается использование средств облигационных займов юридических лиц Беларуси в целях, не указанных в решении о выпуске и (или) проспекте эмиссии, а также предоставление за счет указанных средств займов иным юридическим или физическим лицам.

Интересно выглядит разрешение выпускать на зарубежных рынках облигации без их государственной регистрации как ценных бумаг на территории Беларуси. Достаточно будет в 10-дневный срок с даты начала размещения облигаций за рубежом представить в белорусский Департамент по ценным бумагам копию проспекта эмиссии либо документа, заменяющего его в соответствии с зарубежным законодательством.

Поможет ли это улучшить условия для привлечения иностранных инвестиций? Ведь условия допуска иностранных ценных бумаг на местные рынки в других странах довольно жесткие. Например, согласно ст. 51.1 федерального закона «О ценных бумагах» и приказу ФСФР РФ от 23.03.2010 № 10-20/пз-н в качестве ценных бумаг иностранных эмитентов к обращению в России могут быть допущены иностранные финансовые инструменты, которым присвоены в установленном порядке международные коды идентификации, классификации и квалификации, или ценные бумаги иностранных эмитентов, прошедшие листинг на иностранной фондовой бирже, входящей в перечень, утвержденный приказом ФСФР РФ от 27.04.2010 № 10-29/пз-н. Белорусская валютно-фондовая биржа как раз значится в этом перечне. Но если листинга на БВФБ у белорусских эмитентов не будет, то и торговать своими ценными бумагами на РТС или ММВБ окажется невозможно. Еще строже правила на европейских фондовых рынках и других серьезных финансовых центрах. Остаются некоторые азиатские и латиноамериканские площадки, где требования помягче, но и денег поменьше…

Леонид ФРИДКИН


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях