$

2.1102 руб.

2.3950 руб.

Р (100)

3.1973 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Резонанс

БУДУЩЕЕ ПЕРЕНОСА ПРОШЛЫХ УБЫТКОВ НА БУДУЩЕЕ

29.03.2011

Министерство по налогам и сборам предлагает закрепить в Налоговом кодексе нормы о переносе убытков организациями на срок до 5 лет. Такой механизм позволит убыточным предприятиям (в т.ч. получившим убытки в начале деятельности) минимизировать свои потери за счет будущей прибыли. Министерство предложило бизнес-общественности обсудить данные нововведения и направить свои предложения до 1 апреля 2011 г.

О необходимости внедрения такого механизма не раз писали в «ЭГ». Заметим, что о «завершенности» можно будет судить тогда, когда станут известны все детали предлагаемого новшества. Пока же со слов сотрудников МНС известно, что налогооблагаемая прибыль текущего периода будет подлежать уменьшению в связи с переносом убытков прошлых налоговых периодов, но не более чем на 50%. Перенос убытков по отдельным видам операций (с финансовыми инструментами срочных сделок, с ценными бумагами, а также долями (паями) в организациях) МНС предлагает производить за счет прибыли последующих налоговых периодов по этим же операциям. Переносу будут подлежать убытки по итогам года, отраженные в налоговой декларации, а не по результатам бухгалтерского учета. Организации, осуществляющие лотерейную деятельность, являющиеся организаторами электронных интерактивных игр, не получат права на перенос убытков.

Итак, что же дает перенос убытков субъектам хозяйствования? Скажем, если кто-либо получил в 2012 г. убыток в размере 100 млн. Br, то он получит право уменьшить в 2013–2017 гг. налогооблагаемую прибыль (если таковая появится) не только на разрешенные Налоговым кодексом затраты и внереализационные расходы, но и на сумму убытка прошлых лет — равными долями по 20 млн. Br ежегодно. То есть получив в 2013 г., к примеру, 50 млн. Br прибыли, ее можно будет уменьшить на 20 млн., сэкономив при нынешней 24-процентной ставке налога 4,8 млн. Br, а всего за 5 лет — 24 млн. Br. Таким образом, государство создает дополнительную страховку деловых рисков бизнесу. Это приятно, но создаст ли нам равные условия, не говоря уже о дополнительных конкурентных преимуществах по сравнению хотя бы с партнерами по Таможенному союзу?

В лучшем случае мы повторим шаг, который россияне и казахи сделали несколько лет назад. Например, в России согласно ст. 283 главы 25 НК РФ налогоплательщики, понесшие убыток в предыдущем налоговом периоде, вправе уменьшить налоговую базу текущего налогового периода на всю сумму полученного ими убытка или на ее часть (перенести убыток на будущее). Перенос осуществляется в течение 10 лет, следующих за тем налоговым периодом, в котором получен этот убыток. Если убыток не перенесен на ближайший следующий год, то его можно перенести целиком или частично на следующий год из последующих девяти лет. Если убыточными оказались более одного налогового периода, перенос убытков на будущее производится в той очередности, в которой они понесены. В случае прекращения налогоплательщиком деятельности по причине реорганизации его правопреемник вправе уменьшать налоговую базу в общем порядке на сумму убытков, полученных реорганизуемыми организациями до момента реорганизации.

Правила переноса убытков применяются и в отношении убытков, полученных при реализации земельных участков (ст. 264 НК РФ) и предприятия как имущественного комплекса (ст. 268.1 НК РФ). Каких-либо изъятий из общего правила в зависимости от осуществляемого вида деятельности российское законодательство не предусматривает. Единственная оговорка: перенос убытков по операциям с ценными бумагами (п. 10 ст. 280 НК РФ) и от деятельности, связанной с использованием объектов обслуживающих производств и хозяйств (ст. 275.1 НК РФ), также осуществляется за счет прибыли от этих же операций. Аналогичный механизм переноса убытков применяется в Казахстане, в чем можно убедиться, обратившись к ст.ст. 136–137 главы 13 раздела 4 НК этой страны.

Учитывая опыт партнеров по ТС, можно бы не мелочиться и разрешить переносить на будущее всю сумму убытков. Помощь государства тем, кому не повезло в бизнесе, стала бы от этого куда весомее. Любопытно, что в п. 73 постановления Совмина и Нацбанка от 28.02.2011 № 251/6 «Об утверждении мероприятий по реализации положений Директивы Президента Республики Беларусь от 31 декабря 2010 г. № 4» в целях проведения работы по снижению и оптимизации налоговой нагрузки планируется рассмотреть вопрос о введении механизма, позволяющего плательщикам, получившим убытки (в т.ч. в начале деятельности), минимизировать их за счет будущей прибыли, направляемой на финансирование капитальных вложений. Если будет принята выделенная оговорка (которой, кстати, в подп. 4.2 Директивы № 4 нет), то весь механизм утрачивает смысл — проще получить обычную льготу по налогу на прибыль. А вот наши союзники не ограничивают механизм стимулирования инвестиций, будь то льгота по капвложениям или амортизационная премия, увязывая их каким-либо образом с переносом убытков.

Впрочем, чтобы перенос убытков дал положительный эффект, важно другое. В последние годы контролирующие органы относились к убыточным субъектам хозяйствования как к потенциальным нарушителям. Еще 2 года назад наличие убытка считалось основанием для ликвидации. Теперь такой нормы нет, зато Указ от 16.10.2009 № 510 «О совершенствовании контрольной (надзорной) деятельности в Республике Беларусь» относит организации при наличии у них устойчивого убытка в течение календарного года к высокой группе риска, что влечет ежегодное проведение плановой проверки. А поскольку рентабельность — один из важных показателей прогноза социально-экономического развития, то чиновники всячески стремятся «приструнить» тех, кто портит своим минусом отраслевую или региональную отчетность. Эта привычка столь глубоко укоренилась, что бухгалтеры и руководители предприятий уже не видят ничего зазорного в том, чтобы «припрятать» от греха убытки с помощью нехитрых учетных манипуляций. Недостоверность отчетности кажется при этом меньшим злом, чем гнев начальства. Между тем подозревать убыточное предприятие в заведомом уклонении от уплаты налогов и добивать его проверками не только не гуманно, но и противоречит принципу презумпции добросовестности и невиновности проверяемого субъекта, провозглашенному Указом № 510.

Поэтому радует, что изменения в НК, касающиеся переноса убытков, (если их вообще примут) вступят в силу лишь с 1.01.2012 г. и будут, по-видимому, касаться лишь убытков, полученных в 2012 г. У наших чиновников есть почти два года, чтобы уяснить, что отрицательный финансовый результат чаще всего не вина, а беда субъекта хозяйствования. Или убыточность как явление к тому времени исчезнет…

Леонид ФРИДКИН