$

2.1472 руб.

2.4250 руб.

Р (100)

3.1620 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

БРОСИТЬ ЯКОРЬ СТАБИЛЬНОСТИ©

24.01.2012

Некоторая стабилизация макроэкономической ситуации в стране в последние месяцы не должна вызывать преждевременной эйфории и тем более — возврата к прежним методам искусственного стимулирования экономики. Правительству следует сосредоточиться на устранении долгосрочных структурных перекосов, позаботиться о повышении конкурентоспособности и формировании номинальных якорей стабильности в сознании экономических агентов. Об этом говорили 20 января на 69-м заседании Республиканского клуба директоров Бизнес-союза им. М.Кунявского.

О сложностях разработки прогноза социально-экономического развития страны на этот год рассказал замдиректора НИЭИ Минэкономики Виктор Пинигин. В условиях, когда в 2011 г. наблюдалась длительная неопределенность в части валютной, кредитно-денежной политики, цен на энергоресурсы, прогнозные параметры прироста ВВП на 2012 г. менялись от 9,5–10,5% до -8%. Вариант отрицательного темпа роста рассматривался как способ быстрого преодоления разбалансированности внешней торговли через сжатие внутреннего спроса и стимулирование экспорта, а также как подготовка экономики к периоду пиковых выплат в 2012–2014 гг. по ранее привлеченным внешним госзаймам.

Однако снижение цен на импортируемые энергоресурсы позволило остановиться на прогнозе роста ВВП в 2012 г. в пределах 105–105,5%, пояснил В.Пинигин. При этом внутренний спрос, как предполагается, будет расти с темпом 101–102% на фоне опережающего роста потребления домохозяйств (103%) и некоторого сжатия инвестиционного спроса в части жилищного строительства и по ряду госпрограмм. Хотя, если судить по отраслевым планам роста министерств и концернов, там не особо нацелены сокращать инвестиционный спрос, основанный на льготной государственной подпитке. К примеру, по словам В.Пинигина, в Минсельхозпроде рассчитывают на льготное финансирование в прежних объемах, а потому предложили прогноз роста сельхозпроизводства на 2012 г. в размере 106–107%. Схожая ситуация и по другим министерствам. Отраслевые расчеты в НИЭИ Минэкономики считают завышенными, тем более что простое их суммирование дает показатель ВВП выше, определенного Указом Президента от 23.12.2011 № 590 «О важнейших параметрах прогноза социально-экономического развития Республики Беларусь на 2012 год».

Впрочем, и в части достижения 105–105,5% темпа роста у правительства, видимо, есть сомнения, т.к. оно постановлением от 30.12.2011 № 1779 в очередной раз довело плановые показатели до министерств и регионов. Переход от директивного планирования к индикативному вновь отложили. Правда, на этот раз акцент сделан на качественный рост, успокаивает В.Пинигин, — на показателях рентабельности, энерго-, материалосбережении, производительности труда, ПИИ.

В целом задания выполнимы, полагает представитель НИЭИ Минэкономики, но с оговоркой, что должны быть относительно благоприятными внешние предпосылки. «Когда мы разрабатывали республиканский прогноз, то ориентировались на прогнозы МВФ и Всемирного банка, которые на тот момент предполагали экономический рост у наших основных торговых партнеров — в ЕС и России», — пояснил он. А потому пересмотр ожиданий в худшую сторону вызывает тревогу.

В.Пинигин также рассказал, как государство намерено в 2012 г. удерживать инфляцию в обозначенных пределах — 19–22%. Меры монетарной политики будут дополнены регулированием ценообразования, для чего составлены поквартальные планы, и программой действий по сокращению затрат в реальном секторе. По оценкам института, в 2012 г. белорусский рубль ослабнет примерно на 5,5%, т.е. девальвация будет значительно отставать от инфляции, что станет сдерживающим фактором для последней.

Вместе с тем первый зампредседателя правления Нацбанка Николай Лузгин полагает, что расслабляться рано. «Прямо скажу — у некоторых чиновников возникает состояние успокоенности, начинаются заявки на какие-то программы, стройки (неважно, окупаемые в валюте или нет), опять лишь бы побольше схватить кредитов, естественно льготных, через госпрограммы, — посетовал он. — Хотелось бы, чтобы самоуспокоения не было. Ситуация остается довольно сложной, напряженной и надо сохранять жесткость политики». По его мнению, кризис на валютном рынке 2011 г. — это лишь отражение более глубоких проблем в реальном секторе экономики, связанных с неконкурентоспособностью нашей продукции на фоне ее высокой энерго-, материало- и импортоемкости.

С одной стороны, есть определенная стабилизация во внешней торговле (в III квартале внешнеторговое отрицательное сальдо сократилось до 19,4 млн. USD). Стабилизировался валютный рынок: в декабре и субъекты хозяйствования и население выступили в роли чистых продавцов валюты — на 255 млн. и 77 млн. USD соответственно при совокупном объеме сделок порядка 10 млрд. USD. Население вновь понесло свои деньги в банки, пользуясь высокими процентными ставками по новым срочным депозитам, среднее значение которых по рублевым вкладам в декабре составило 53,6%.

С другой стороны, все еще высокими остаются инфляционные ожидания, а потому удержать цены в обозначенных пределах будет сложно, считает Н.Лузгин. К тому же значительна долговая нагрузка на экономику, особенно с учетом вхождения страны в фазу активных выплат по прежним займам. Не видно пока и решения проблемы отрицательного сальдо текущего счета. Есть только спорадические попытки увеличить поступление валюты в страну, в т.ч. такие, которые откровенно усложняют работу предприятий. Генеральный директор ОАО «Белтеплоизоляция» Николай Наруцкий пожаловался на то, что со второго полугодия Нацбанк перестал продлевать сроки возврата валютной выручки. Предприятие оказывает строительные услуги в основном в РФ, где требуют резервировать 5% от суммы контракта для устранения возможных неполадок после сдачи объекта в эксплуатацию, еще 5% резервируется на срок исполнения гарантийных обязательств (2--3 года). Требование досрочно вернуть выручку ставит под вопрос выполнение контрактов. «Обращайтесь, рассмотрим вашу ситуацию», — дал лаконичный ответ первый зампред Нацбанка. При этом он пояснил ужесточение позиции регулятора чрезмерно широкой практикой продления периода возврата выручки в страну, особенно это касается ходатайств чиновников разного уровня, которые, по словам Н.Лузгина, пишутся едва ли не под копирку и с достаточно условным обоснованием.

Сложно отказаться от прежней эмиссионной подпитки. К примеру, после того как по настоянию фонда ЕврАзЭС с минувшего лета Нацбанк прекратил выдачу нестандартных (льготных) кредитов банкам на поддержание ликвидности, у них возник дефицит средств, особенно у двух государственных — Беларусбанка и Белагропромбанка. Однако ужесточение кредитной политики во второй половине 2011 г. в целом не ослабило государственные вливания в экономику, изрядно «подсевшую» на такой допинг. Своеобразной заменой эмиссионному кредитованию со стороны Нацбанка, который, к слову, за 2011 г. изъял из обращения 6,2 трлн. Br, стало использование средств со счетов правительства на общую сумму 12,9 трлн. Br. В результате в 2011 г. сальдо общей эмиссии сложилось в размере 6,7 трлн. Br, а рублевая денежная база приросла на 66,3% вместо запланированных 24—26%.

Н.Лузгин заверил, что Нацбанк сохранит жесткую кредитно-денежную политику в текущем году — ликвидность банкам будет предоставляться только на рыночной основе. Это, конечно, означает, что кредиты для реального сектора также останутся дорогими. И лишь при условии запланированного замедления инфляции к концу года ставку рефинансирования обещают снизить с нынешних 45% до 20—23% годовых, что повлечет удешевление заемных средств.

Впрочем, останется и льготное финансирование за счет средств правительства в рамках госпограмм и пока нет четких ориентиров, в каких объемах оно будет оказываться. Между тем соблазн использовать этот привычный механизм экономического стимулирования для достижения прогнозных параметров является едва ли не основным вызовом 2012 года, полагает аналитик исследовательского центра ИПМ Дмитрий Крук. Оценка опережающих индикаторов показывает, что экономика достигнет дна лишь в марте-марте-апреле. К этому времени закончится адаптационный период к новым постдевальвационным условиям, а процентные ставки развернут свой тренд в обратном направлении, что будет способствовать восстановлению экономического роста. С учетом высокой базы ВВП начала 2011 года есть вероятность рецессии в начале этого. Д.Крук опасается, что в такой ситуации на фоне требования обеспечить 105-105-105,5% темп роста ВВП может быть принято политическое решение об усилении эмиссионного стимулирования, тем более что, по расчетам ИПМ, в сложившихся условиях ВВП республики может вырасти лишь на 1,6%.

Он также обратил внимание на устойчивое снижение в последние годы потенциального темпа роста белорусской экономики, что сигнализирует о серьезных проблемах национальной конкурентоспособности. Поэтому даже если в 2012 г. все пройдет гладко, открытым остается вопрос долгосрочного роста.

Наконец, стабилизация во многом произошла благодаря высоким процентным ставкам. Однако что делать с высокими девальвационными и инфляционными ожиданиями? И где гарантия, что физлица, поменявшие свои доллары на рубли, чтобы положить их на депозиты под текущий высокий процент, по мере снижения ставок не начнут их массово снимать и переводить обратно в валюту? С другой стороны, высокие темпы инфляции, укрепившие с октября реальный обменный курс белорусского рубля на 10%, на глазах «съедают» завоевания внешнеторгового сальдо. Такая динамика может привести к очередной достаточно резкой девальвации. Чтобы этого не произошло, руководство страны должно предложить экономическим агентам новый номинальный якорь стабильности, полагает Д.Крук. А он связан с более серьезным и последовательным реформированием экономики.

Алесь ГЕРАСИМЕНКО


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях