$

2.0989 руб.

2.4052 руб.

Р (100)

3.1982 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Контроль

Борьба с лжепредпринимательством-2: классифицировать и искать, найти и доказать

08.09.2017

Проблема противодействия лжепредпринимательству без ущерба для добросовестных субъектов хозяйствования (см. «ЭГ» № 64 от 29.08.2017) может решаться по-разному. Один из ключевых вопросов здесь – как достаточно эффективно выявлять лжепредпринимательские структуры.

Почти 5 лет назад Нацбанк письмом от 28.11.2012 № 21-17/147 «О надлежащей про­верке клиентов банков, открывающих и (или) имеющих банковские счета» утвердил примерный перечень из 26 критериев выявления субъектов, функционирующих по принципу лжепредпринимательских структур. В свою очередь, в Указе от 23.10.2012 № 488 «О некоторых мерах по предупреждению незаконной минимизации сумм налоговых обязательств» основанием для включения в реестр коммерческих организаций и индивидуальных предпринимателей с повышенным риском совершения правонарушений в экономической сфере являются:

– собственно признаки лже­предпринимательства, установленные в приговоре суда, использование бланков строгой отчетности и (или) его текущих счетов в совершении преступлений, предусмотренных ст. 233 УК (незаконная предпринимательская деятельность). Напомним, лжепред­принимательством признается госрегистрация в качестве ИП либо создание или приобретение юридического лица (доли в уставном фонде юрлица) на имя подставного лица (лиц) либо без намерения осуществлять предпринимательскую или уставную деятельность, если деятельность такого ИП или юрлица повлекла причинение ущерба в крупном размере либо сопряжена с получением дохода от незаконной предпринимательской деятельности или иной незаконной имущественной выгоды в крупном размере (п. 1 ст. 234 УК);

– поступление на счета выручки, не отражавшейся в налоговых декларациях, или не­представление этих деклараций в течение двух отчетных периодов подряд;

– поступление денег на счета в сумме свыше 5000 базовых величин в месяц, происхождение которых руководитель или ИП не может объяснить;

– фактическое руководство от имени компании не уполномоченным в установленном порядке лицом или передача печатей, бланков документов с определенной степенью защиты и платежных инструментов неуполномоченному лицу;

– нерасположение компании по месту нахождения, указанному в учредительных документах (месту жительства, указанному в свидетельстве о госрегистрации ИП), без уведомления в установленном порядке и в сроки регистрирующий орган об изменении места нахождения, а также если при этом руководитель организации, ИП или иное уполномоченное лицо не представляют без уважительных причин документы, запрашиваемые конт­ролирующими органами, либо не являются по вызовам (при­глашениям) этих органов.

По мнению многих бизнесменов и юристов, такие критерии выглядят не слишком убедительно, чтобы признать субъекта хозяйствования лжепредпринимательской структурой и применять меры, предусмотренные Указом № 488 к его контрагентам. Особенно сом­нительной кажется способность на основании подобных признаков находить не «крайних», чтобы свалить на них всю тяжесть ответственности, а конкретных виновников лже­предпринимательских схем и бенефициаров теневых и под­ставных структур. Между тем для поиска таких лиц и доказывания их причастности к противозаконной деятельности существует немало способов. Но их применение становится воз­можным при наличии соответствующих правовых норм, а также методологии контроля.

НАПРИМЕР, Федеральная налоговая служба РФ письмом от 13.07.2017 № ЕД-4-2/13650@ утвердила Методические рекомендации по установлению в ходе налоговых и процессуальных проверок обстоятельств, свидетельствующих об умысле в действиях должностных лиц налогоплательщика, направленном на неуплату налогов (сборов). В них, среди прочего, особое внимание уделяется оп­ределению  умышленности совершения налогового правонарушения, влекущей применение налоговой ответственности. У наших соседей такой умысел определяется как совокупность действий налогоплательщика, направленных на построение искаженных, искусственных договорных отношений, имитация реальной экономической деятельности под­ставных лиц (фирмы-однодневки). Эти обстоятельства не позволяют усомниться в отсутствии элементов случайности происходящего. Так, схемой уклонения от налогообложения считается искусственное дроб­ление бизнеса для сохранения или получения статуса плательщика в льготном налоговом режиме. Подобная схема может быть охарактеризована как элементарная имитация работы нескольких лиц, в то время как в реальности все они действуют как одно лицо. Таким образом, первый признак умышленности – имитация. Поскольку при использовании подставного лица налогоплательщик несет некоторые расходы, его целью одновременно является стремление эти «непроизводительные» расходы сократить, что в результате полноценной имитации не происходит. Задача проверяющих такие признаки выявить и документально за­крепить.

Использование подставных лиц (фирм-однодневок) происходит, как правило, умышленно. Например, между поставщиком и покупателем есть несколько посредников, и один из них имеет яркие и однозначные признаки фирмы-однодневки, в т.ч. не платит налоги. Кстати, эта схема приведена на официальном сайте ФНС РФ в свободном доступе как пример ведения финансово-хозяйст­венной деятельности с высоким налоговым риском.

Принадлежность фирмы-­од­нодневки поставщику или покупателю еще нужно выявить и доказать. Например, это касается наличия формального документооборота между уча­стниками оспариваемых сделок в целях получения необоснованной налоговой выгоды, когда представленные организацией документы от имени контрагентов фактически офор­млялись представителями самой организации. В подобных случаях учредитель и/или руководитель организации или ее работник одновременно яв­ля­ются учредителем и/или руководителем фирм-однодневок. При этом документооборот, созданный между контрагентами и обществом, носит фор­мальный характер и создается с целью получения необоснованной налоговой выгоды. Денежные средства, перечисленные за какие-либо услуги, например, за маркетинговые исследования или за строительно-монтажные работы, ча­с­тично перечисляются под видом оплаты субподрядных работ на счета организаций, фактически не осуществляющих финансово-хозяйственную деятельность, с целью обналичивания денежных средств, посредством их перевода на счета подконтрольных ИП, применяющих упрощенную систему налогообложения.

Другой пример, приведенный в методичке ФНС РФ, – когда компания, совместно с взаимозависимым контрагентом путем злоупотребления правом создает схему, направленную на недопущение превышения предельного лимита выручки, для получения и сохранения права на применение упрощенной системы налогообложения с целью уменьшения налоговых платежей и получения необоснованной налоговой выгоды – экономии на налогах, которые пришлось бы платить по общей системе налогообложения.

КЛАССИЧЕСКАЯ схема ук­лонения от уплаты налогов – применение фиктивных сделок с целью увеличения стоимости приобретенного товара (услуг) путем завышения расходной части либо с целью занижения доходной части, а именно продажа товара по заниженной стоимости. В РФ такие сделки квалифицируются как экономически необоснованные. Фик­тивные сделки могут быть заключены недобросовестными налогоплательщиками как с фирмой-однодневкой, так и с аффилированной организацией. В подобных случаях российским контролерам в рамках проверки приходится доказывать, что организацией-налогоплательщиком и ее контрагентами создан фиктивный документооборот, направленный на необоснованное получение налоговой выгоды. В частности, необходимо доказать, что контрагент налогоплательщика является фирмой-однодневкой или аффилированной организацией, что данный факт известен должностному лицу организации-налогоплательщи­ка, а также опровергнуть сведения, указанные в оправдательных документах к фик­тивному договору, тем самым подтвердить отсутствие финансово-хозяйственной операции, подтвердив, что предоставленные налогоплательщиками в налоговый орган сведения являются ложными. У нас Указ № 488 избавляет контролирующие органы от подобных хлопот.

Интересно, что большинство схем, описанных в российском документе, довольно широко известны нашим предпринимателям. Некоторые из них даже в открытую предлагаются иными консультантами за приличную оплату как вполне законные средства налоговой оптимизации. Но у российских налоговиков такие схемы квалифицируются не столь безобидно.

СРЕДИ претензий, высказываемых к механизму Указа № 488, белорусское бизнес-сообщество более всего не устраивает его применение  к добросовестным плательщикам, независимо от того, проявили ли они должную осмотрительность в выборе контрагентов или нет. Собственно сами эти понятия выглядят слишком расплывчато и декларативно. Более конкретно может быть определение в операции, вызывающей претензии контролеров, фактора умышленной неуплаты или неполной уплаты сумм налога (сбора) в результате занижения налоговой базы, иного неправильного исчисления налога (сбора) или других неправомерных действий (без­действия). Иными словами, ос­нованием для санкций должно быть доказательство использования плательщиком налоговых схем, имеющих видимость совокупности легальных действий, и фирм-однодневок или схем «агрессивного налогового планирования» с применением мнимых и притворных сделок (в значениях, установленных ст. 171 ГК РБ). Но тогда контролерам придется доказывать мнимость и притворность подобных сделок в суде. При этом одновременно выяснится, есть ли основания считать не имеющим юридической силы тот или иной первичный учетный документ, есть ли для этого формальные признаки или им действительно оформлялись не имев­шие места факты хозяйственной жизни.

Автор публикации: Леонид ФРИДКИН