$

2.1102 руб.

2.3950 руб.

Р (100)

3.1973 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

БОЛЬШИЕ ПРОБЛЕМЫ МАЛЫХ ПРОИЗВОДСТВ©

23.08.2013

Планы правительства увеличить вес малого и среднего предпринимательства (МСП) в экономике до 30% к 2015 г. и далее до 50% должны быть подкреплены адекватным улучшением условий ведения бизнеса. Как и что должно совершенствоваться — Совмин определил постановлением от 30.03.2013 № 241 (см. «ЭГ» № 25 за 9.04.2013 г.).

Напомним, перечень из 31 пункта включает меры антимонопольного регулирования, улучшение финансирования, развитие субконтрактации и т.д. Дождались ли предприниматели-производственники перемен? Об этом беседуем с замдиректора по развитию ЗАО «КААС-Технологии», вице-председателем МССПиР Алексеем ПЕПЕЛЯЕВЫМ.

— Алексей Валентинович, достаточно ли благоприятна сегодня институциональная среда для развития малых и средних производственных предприятий частной формы собственности?

— По моим наблюдениям и оценкам МССПиР, несмотря на убаюкивающий статистический рост количества частных субъектов хозяйствования (ежегодно примерно на 20%), с каждым годом, например, в Минске уменьшается число желающих заниматься частным производственным бизнесом. Помимо последствий демографических ям, оттока части квалифицированных специалистов в другие страны и роста гламурных настроений молодежи, это также обусловлено огромным числом проблем, возникающих на всех этапах создания, развития и существования субъектов МСП.

Начнем с того, что даже в технологически развитых странах доля граждан, способных начать и затем успешно вести свой бизнес, не превышает 7%. В нашей стране, как показывают исследования МССПиР, этот показатель и вовсе в разы меньше. Я бы выделил несколько причин такого предпринимательского нигилизма.

Открытие нового производственного бизнеса требует значительных средств на закупку оборудования, сырья и комплектующих, выплату зарплат, сертификацию, получение ТУ, маркетинговые исследования и т.д. Таких денег у многих начинающих предпринимателей, не прошедших период накопления капитала, просто нет.

К тому же, как правило, серьезные, высокотехнологичные производства не могут быть размещены на арендуемых площадях, а строительство новых объектов в нашей стране сопровождается многочисленными бюрократическими препонами. Согласования со структурами МЧС, Минздрава, Минстройархитектуры и другими ведомствами зачастую превращаются в сплошной многолетний кошмар. Это в совокупности с высокой стоимостью заемного финансирования вызывает резкое удорожание строительства промышленных объектов. Их цена может быть в разы выше, чем на аналогичных стройках у наших соседей-конкурентов.

Еще меньше предпринимателей готовы рискнуть значительными инвестициями в организацию высокотехнологичных производств на арендуемых площадях, собственник которых в любой момент может указать арендатору на дверь. В таких условиях частный бизнес зачастую ограничивается созданием незамысловатых производств вроде шитья трусов, жарки семечек и фасовки чая, которые в случае чего можно будет относительно безболезненно перенести на новые площади. Где уж тут говорить о появлении высокотехнологичного производственного сектора с высокой добавленной стоимостью!

При этом в Минске огромное количество производственных площадей государственной формы собственности продолжает простаивать и разрушаться — по официальным данным, около 10–12%, а фактически в 2–3 раза больше. Проволочка с вовлечением в оборот неиспользуемого госимущества только подтолкнет Беларусь в сторону бананово-колониальных стран с их убогой структурой хозяйствования, которые в лучшем случае способны организовать у себя отверточное производство. Вот только о былой славе сборочного цеха СССР и нынешних амбициях правительства придется забыть.

— Питательной средой для малого и среднего производственного бизнеса должно стать налаживание субконтрактных отношений с крупными компаниями. Вот уже несколько лет идет разговор на эту тему, а есть ли какие-то подвижки на практике?

— В последние годы ситуация действительно начала меняться в лучшую сторону. Капля, что называется, камень точит. Двойные стандарты на тендерах и конкурсах понемногу уходят в историю. Как и мнение, что только на госпредприятиях можно делать хорошие изделия. Пример из моего предпринимательского опыта: в конце прошлого года руководство МАЗа попросило увеличить поставку наших датчиков в 3 раза, причем за счет объемов одного из бывших флагманов, от брака которого на МАЗе уже устали.

Многие из директоров нашего автопрома, находясь на переднем крае, а точнее — у последней черты, прозрели намного раньше, чем большинство чиновников в министерствах, концернах и ведомствах. Прогрессивные руководители уже давно не делят деловых партнеров на «своих» и «чужих», частных и государственных. Жизнь заставила более прагматично смотреть, кто, что и по чем предлагает, у кого товар или услуги качественнее и кто не подведет.

Сейчас если конструкторы госпредприятия признали твое изделие, оно прошло заводские испытания, есть договоренность по цене — тебя без проблем записывают в официальные поставщики. Проблема в другом — в сроках этих процедур. Они порой превосходят все разумные пределы.

Серьезной проблемой также стали многомесячные неплатежи. А отсюда неритмичность в работе, нестабильность и неуверенность субконтракторов.

Еще один камень преткновения — неготовность крупных предприятий пересматривать цены на закупаемые комплектующие в соответствии с меняющейся конъюнктурой. Например, с 2011 г., ознаменовавшегося обвальной девальвацией, латунь в рублевом выражении подорожала более чем в 4 раза. Впрочем, как и все другие материалы. А цены на готовую продукцию на их основе удалось поднять лишь на 40–50%. Вот и вымылась у частных производителей оборотка, отложились планы модернизации, труднее стало осваивать новые изделия, иссякает социальный оптимизм.

Одновременно подорожали кредитные деньги, выросла арендная плата, коммунальные платежи, услуги сертификации и др., а вот разговоры про возможность выкупа пустующих помещений за 1 базовую величину или евро для производственных частных предприятий (хотя бы инновационных) практически сошли в ноль.

Оно и понятно, государству нужны деньги. Причем, как всегда, здесь и сейчас. Но ведь при такой близорукой политике мы теряем намного больше — людей, последних Кулибиных, их навыки, знания, преемственность поколений, наставничество. Мы теряем то, что накапливали и за что десятки лет боролись предыдущие поколения — наши отцы и деды, прежние наставники и начальники.

— Если частникам все еще невыгодно работать с белорусскими промышленными гигантами, может стоит попробовать войти в производственные цепочки транснациональных корпораций? Можем ли мы производить комплектующие не только для МАЗа, МТЗ, но и, скажем, для Volkswagen, Ford, John Deere и других западных компаний?

— Заметьте, я про некую «невыгодность» не говорил. Это во-первых. А во-вторых, есть временные сложности, но наши предприниматели-производственники — не капризные барышни, которые чуть что не так — сразу меняют партнера. Процесс вхождения в производственные цепочки крупных белорусских предприятий кропотлив и долог, но мы все-таки его прошли. Мы бы и рады работать со всеми на Западе и Востоке, Юге и Севере, вот только наших производителей там не особо ждут. Западным корпорациям не очень интересны маломощные производители из Беларуси, когда среди их поставщиков мощнейшие концерны типа Bosch, Siemens, Philips и т.д.

К сожалению, пока интересы западных машиностроительных гигантов (впрочем, и восточных тоже) ограничены стремлением позаимствовать у других что-нибудь из дельных идей или банально переманить толковых работников, тем более что в наших краях самородки-технари и раньше не всегда могли найти себе применение, а теперь им это сделать еще сложнее.

Тем не менее у нас есть частные предприятия, которые уже сегодня серьезно работают с ведущими производителями других стран. И не только как крупные поставщики запчастей, но и узлов, и блоков, и программных продуктов к ним.

— Повсеместно от директоров госкомпаний приходится слышать жалобы на дефицит квалифицированных кадров инженерных специальностей…

— Стенаний тут хватает. Причины? Их много. А главное, что для отдельных больших начальников, к сожалению, с некоторых пор мастер — «золотые руки» и отверточник, изготовитель пиццы и трусов, разработчик интеллектуальных датчиков и бортовых систем автомобиля — «гайки» одного размера. По этой причине многие квалифицированные специалисты ушли из госкомпаний.

И это данность, как и то, что лишь некоторые из них основали собственный производственный бизнес, который принято относить к сектору МСП. Вот на них — этих катализаторах нашего будущего роста, новых технологий, инноваций — считаю, и следует обратить самое пристальное внимание. Именно на их поддержке должно сейчас сосредоточиться государство.

— Как в целом вы оцениваете техническую оснащенность и технологичность белорусских частных производственных компаний?

— Как недостаточную. Но здесь надо понимать, что техническая оснащенность сильно отличается в зависимости от предприятия или его владельцев. У нас ведь есть такие частные компании, оборудованию которых, кадрам, организации производства и заработкам завидуют коллеги по цеху из госсектора. Более того, многие производственные фирмы уже готовы не только выступать в роли поставщиков, но и передают свои заказы госпредприятиям. А вот тут возникает другая проблема: даже наши флагманы зачастую не могут их выполнить из-за отсутствия нужного оборудования и кадров. А на некоторых заводах, руководствуясь старыми инструкциями министерств, экономисты устанавливают такие цены на услуги, что любой здравомыслящий бизнесмен лучше поищет субконтрактора где-нибудь в братском Китае или далеком Куала-Лумпуре.

— Какой в идеале, на ваш взгляд, должна быть политика в вопросах промышленной субконтрактации?

— В нашей стране пока нет даже в целом внятной промышленной политики, из которой потом должна быть выработана концепция развития страны на 10, 20, 30 лет и более отдаленную перспективу. А потом и соответствующая программа на этот срок. А вы спрашиваете про субконтрактацию. Наверное, у нашего правительства есть пока другие приоритеты. Без настоящей, а не показной модернизации предприятий, без квалифицированной рабочей силы и ИТР нет смысла даже браться за развитие субконтрактации, отвлекать и смешить зарубежных партнеров. Кому нужны наши предложения по этому вопросу, если в других странах те же детали можно сделать намного дешевле, качественнее и быстрее?

Сейчас, наверное, нам всем надо, наконец, сосредоточиться на решении насущных проблем, а не надувать щеки, как нередко бывало раньше. И тем предпринимателям, кто доказал свою жизнеспособность, а тем более может работать на мировом уровне или на экспорт, надо всячески помогать, а не гнобить их постоянным удорожанием аренды, коммуналки и надуманными бюрократическими препонами хотя бы в той же приватизации пустующих производственных помещений. Нам уже нельзя терять время, иначе время потеряет нас. Надеюсь, все эти вопросы получат должное обсуждение на ближайших заседаниях Совета по развитию предпринимательства при Президенте и в правительстве.

Беседовал Алесь ГЕРАСИМЕНКО


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях