Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №4 (2501) от 18.01.2022 Смотреть архивы
picture
USD:
2.5828
EUR:
2.9496
RUB:
3.3879
Золото:
151.14
Серебро:
1.91
Платина:
80.63
Палладий:
156.94
Назад
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

Большие парадоксы малой экономики

Что происходит с бегуном, когда он идет на собственный рекорд? Как выглядит его "дыхалка" и общее физическое состояние? Об этом невольно вспоминаешь, когда смотришь на результаты отечественной экономики в нынешнем году...
Что происходит с бегуном, когда он идет на собственный рекорд? Как выглядит его "дыхалка" и общее физическое состояние? Об этом невольно вспоминаешь, когда смотришь на результаты отечественной экономики в нынешнем году. Впечатление, что мы на финишной прямой, рвем изо всех сил и обеспечиваем рекордные показатели в производстве, экспорте, реализации.

В популярном блокбастере "К-17" Харрисон Форд, играя роль капитана советской атомной подводной лодки, испытывает возможности подводного крейсера, увеличивая глубину погружения. Все напрягаются до предела, слышится треск обшивки, но лодка выдержала испытание. Капитан и команда после этого экстрима стали предельно уверены в своем корабле.

Нечто похожее, думаю, происходит и с нами. Экспорт растет более чем на 30%, промышленность и сельское хозяйство показывают также небывалые темпы роста. Замечательно! Но есть ли при этом уверенность, что наш экономический корабль в дальнейшем выдержит все нагрузки? Второй вопрос: правильно ли работают приборы и датчики? Это имеет особое значение по той простой причине, что в 2005 году появятся новые небывалые нагрузки. К примеру, таковой станет новая ситуация с доходами - планируется существенное увеличение заработной платы.

Так что же происходит в этом году? Есть ли новые сигналы, которых мы до этого никогда не слышали от поставщиков экономической информации? Есть такие сигналы, и о них следует сказать особо.

Во-первых, остановилась инфляция. Конечно, она остановилась в системе наших понятий. В рамках оценок, принятых в мире, она остается высокой. Но для нас главный парадокс - инфляция уменьшается при небывалом росте цен на нефть и тарифов на газ. Этого ожидать вообще было крайне трудно, потому как не бывает такого в рыночной экономике. Феномен - наш, собственное ноу-хау.

Заметим, что в нынешних условиях рост цен локализован издержками производства. Дальше повышать их сложно, опасно. Но что может произойти потом, через несколько месяцев, когда наступит время резкого повышения доходов? Да то, что инфляционные процессы могут быть стимулированы превышением спроса над предложением. Особенно, если будут включены механизмы контроля импортных потоков. Импорт станет экономической угрозой, особенно для потребительского рынка.

Это новая реальность, которая будет работать в следующем году. Формируется дилемма: рост доходов - рост цен. При отсутствии инструментов изъятия денег у домашних хозяйств (вклады, финансовые инструменты, акции, облигации) рост цен объективно обусловлен. При этом и контролировать такой рост будет гораздо сложнее, нежели лет 10 назад.

Во-вторых, появился необычный феномен и в положении различных отраслей экономики, нечто выходящее за рамки наших традиционных представлений, собственных стереотипов. Налицо признаки переноса остроты финансового кризиса из сельского хозяйства в ряд сегментов промышленности. Если быть более резким и ясным - то в промышленность в целом. Это уникально для всей макроэкономической ситуации страны, которая является, повторим еще раз, наилучшей как никогда.

Необычность заключается еще и в том, что дела в промышленности в объемных показателях идут отлично. 15,7% прироста получились без конвульсий, как бы сами собой. На первый взгляд, все отлично: растет прибыль (норма прибыли), удельный вес убыточных предприятий в целом снизился с 44 до 41%. Будем считать, что это и есть новое качество экономического роста, которого все давно ждали. Хотя червь сомнения точит. Ибо динамика в промышленности не загадка - сработала реакция на рост спроса на инвестиционных рынках в Беларуси и России. Но как понять, что за промышленностью не успевал транспорт? Согласитесь, странная ситуация, когда товаров производили на 13-15% больше, а грузооборот, то есть перевозка этих товаров приросла всего на 5,3%. Словно часть грузов переезжала сама собой.

Эти показатели требуют более тщательной обработки и анализа.

Много противоречивого среди финансовых параметров. Норма прибыли выросла до 13,9% (в прошлом году составляла 9,6%), прибыльным стало даже сельское хозяйство (8,4% - рентабельность, а прибыль составила около 130 млн. USD). Суммарные объемы прибыли в текущих ценах выросли в 1,9 раза при росте CPI на 19,9%. Одновременно 29,4% предприятий страны были убыточными.

Совершенно новым сенсационным явлением становится то, что аграрный сектор почти в 2 раза опережает промышленность по финансовой эффективности. В промышленности 41,3% предприятий являются убыточными, а в сельском хозяйстве "всего" 23,4%. Механически это можно представить как инерцию процесса финансового кризиса промышленных предприятий, половина которых вообще не получают прибыли и неспособны не только инвестировать капитал, но и нормально платить по счетам. В отличие от них совхозы и колхозы в этом году стали на 3/4 производительны и прибыльны. То есть, напрашивается вывод о том, что по общему финансовому состоянию дела на селе идут лучше, чем в городе. Крестьяне обыграли не только спортсменов, но и всегда смотревших на них свысока промышленников. Любопытный парадокс - новая примета ускоряемой экономики.

Как видим, многие получаемые нами результаты пока весьма противоречивы. Необходимо, чтобы процессы в экономике "устаканились", что происходит не так быстро. Тем более, что экономические условия будущего года поменяют ситуацию значительно. Когда НДС будет изыматься по стране назначения, появятся новые парадоксы и неожиданности. Далеко не все сегменты реального сектора экономики будут реагировать на эти изменения положительно, но спешить с оценками не будем. Парадоксов - больших и малых - достаточно и в этом году.