$

2.1222 руб.

2.4045 руб.

Р (100)

3.1867 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Резонанс

БЛУЖДАНИЕ В ТРЕХ ПРИОРИТЕТАХ©

15.05.2015

Белорусские экономисты не могут прийти к единому мнению о причинах состояния экономики страны. Ученые спорят о правильности выбора приоритетов и моделей, оценке и интерпретации фактов и показателей.

На конференции «Стратегия развития экономики Беларуси: факторы формирования и механизмы реализации социально-экономического развития страны» в секции «Модели и инструменты социально-экономического развития в условиях внешних шоков» не удалось выяснить ни причины череды кризисов и торможения темпов роста белорусской экономики, ни идентифицировать ее особенности. Правда, некоторые считают, что наша экономическая модель уникальна и стоит особняком от любых западных и азиатских вариантов.

На этом настаивает профессор БГУ Степан Полоник, уверявший коллег в правильности некогда избранных приоритетов «экспорт, жилье, продовольствие». Факты, ставящие под сомнение такие утверждения, профессор считает несущественными. Между тем неэффективность АПК, отсутствие окупаемости инвестиций в сельское хозяйство и жилищное строительство стали уже притчей во языцех для всех, включая правительство и Президента страны, а высокая инфляция, периодическая девальвация, падение темпов роста ВВП, обвал внешней торговли, ухудшение финансового положения предприятий по сути результат масштабных вливаний денег в «локомотивы», оказавшиеся на поверку тормозами экономики.

Эти проблемы нельзя списать исключительно на шоки извне, в частности на глобальный кризис или рецессию в РФ, — скажем, в 2011 г. финансовый обвал в Беларуси случился, несмотря на вполне благоприятные внешние условия. К тому же мы сами выбрали ориентацию на российский рынок и евразийскую интеграцию, отказались от структурных реформ, приватизации и западной модели корпоративного управления. При этом не приходится ссылаться на нехватку сырьевых ресурсов — многие европейские и азиатские страны, чья малая открытая экономика сходна с нашей, вполне успешно развиваются без природной ренты. Поэтому «заклинания» о росте конкурентоспособности, интенсификации производства, активизации экспорта товаров и услуг как источниках экономического роста выглядят неубедительно. Однако С.Полоник не пояснил, какие именно меры требуются, чтобы эти источники дали конкретные результаты.

Выбор приоритетов развития экономики во многом обусловлен борьбой социальных макрогрупп, считает доктор экономических наук Александр Лученок (Институт экономики НАН Беларуси). Он уверен, что льготное кредитование жилищного строительства наряду с некоторыми другими факторами сильно давило на экономику и привело к резкому ухудшению ситуации. Надо четко определить национальные интересы и решить, как их согласовать с интересами ведущих социальных макрогрупп, полагает А.Лученок. Один из основных вопросов здесь — как долго Нацбанк в нынешних условиях сможет продолжать жесткую денежно-кредитную политику, поскольку только за ее счет невозможно добиться положительных результатов, пока не началась перестройка реального сектора экономики. Тем временем в немонетарной инфляции, по его мнению, важную роль играет спекулятивный фактор.

Причинами существенного ухудшения ситуации в экономике Беларуси стали как раз чрезмерное стимулирование внутреннего спроса, кредитование госпрограмм, считает кандидат экономических наук Александр Матяс (Полесский государственный университет). Последняя девальвация даже запоздала — к ее началу рынки уже просели и целые отрасли «схлопнулись». Остается попытаться занять ниши, освобождающиеся в связи с событиями в Украине и санкциями РФ, и создавать условия для привлечения частных инвестиций.

Доктор экономических наук Александр Костяев (Северо-западный НИИИ экономики и организации сельского хозяйства, г.Санкт-Петербург) предсказывает, что экономики стран ЕАЭС будут более взаимозависимыми и Беларусь должна ориентироваться прежде всего на евразийский рынок, особенно продовольственный. К примеру, импорт за пределами пороговых значений для полного покрытия платежеспособного спроса в РФ на молоко и молокопродукты в объемах 4,1 млн. т, мяса и мясопродуктов — 1,7 млн. т может быть в значительной степени обеспечен белорусскими предприятиями. Но как быть с такими «мелкими деталями», как прошлогодние мясо-молочные «войны» и негативная динамика поставок в текущем году?

Ученый напомнил, что, заботясь о продовольственной безопасности, придется учитывать ресурсную основу производства, которая во многом базируется на импортных компонентах (племенном и семенном материале, зарубежных технологиях и т.д.), что создает дополнительные риски. А.Костяев считает, что бюджетное проектное финансирование принесет эффект масштаба, инновационную ренту и тогда можно будет выйти на новый технологический уклад. Существенную роль, по его мнению, может сыграть малый и средний бизнес, который при соответствующих условиях способен стать дополнительным источником продовольствия и «подстраховать» крупные агрохолдинги, многие из которых находятся в России в крайне сложном положении.

Валерия ГЕРАСИМОВА, кандидат экономических

наук