$

2.1254 руб.

2.4175 руб.

Р (100)

3.1964 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Бизнес-союзы

Бизнес – государству: поговорим?

13.11.2018

Почему белорусские компании мало инвестируют за рубеж, а иностранный бизнес недостаточно вкладывается в Беларусь? Возможен ли полноценный диалог бизнеса и государства? В чем приоритет развития страны, по мнению бизнеса? Такими вопросами задались эксперты на международной конференции «Взаимодействие государства и бизнеса в странах ЕС и ЕАЭС», организованной Либеральным клубом.

Слабы на инвестиции

Эксперты дали свою оценку ин­вестиционного поля Беларуси.

Роман ОСИПОВ, директор инвестиционной компании ЮНИТЕР: «За рубеж наш бизнес выходит мало. Представленные там компании – в основном торговые фирмы. Белорусские производители создают их либо в форме совместных предприятий, либо со 100%-ным капиталом – они занимаются поддержкой продаж.

Большинство схем реализуется на российском рынке, частично – на украинском. Российский рынок всегда являлся традиционным рынком сбыта наших товаров, но мы замечаем, что многие ставят задачу диверсификации сбыта и увеличения доли нероссийского рынка. Наблюдается и рост объемов экспорта продукции деревообработки в ЕС, но там преимущественно государственные компании.

Если говорить о том, почему белорусский бизнес мало инвестирует за рубеж, – есть несколько причин.

Основная масса экспортеров – государственные предприятия. Они имеют достаточно консервативный подход в управлении. И вопрос их слабой конкурентоспособности связан именно с этим.

В управление практически не внедряются современные технологии. Кроме того, инициатива госпредприятий достаточно приземленная. Часто директору госпредприятия легче вообще ничего не делать, чем делать что-то. А государственный сектор, к слову, занимает у нас 60% в экономике… Это в первую очередь касается создания сборочных и промышленных производств за рубежом. Да и как наш государственный завод может купить компанию за границей, я слабо себе представляю.

Относительно того, почему част­ный сектор мало инвестирует. В его структуре основная масса сосредоточена в сегментах, связанных с обслуживанием внутреннего ры­н­ка. Доля частного бизнеса в производственном экспортном направлении очень низка. Поэтому и количество таких инвестиций не создает какой-то системной модели продвижения белорусского бизнеса за рубеж. Единственное исключение – сфера услуг, связанных с современными технологиями. Это аутсорсинг бизнес-процессов, IT- аутсорсинг и т.д.

Что касается инвестиций в Беларусь, отмечу следующее. Инвестор всегда просчитывает, какую получит прибыль от вложения. Например, в Беларуси для него оптимальная доходность – 15% годовых. Это значит, что он купил завод за 100 млн USD и должен получить с него прибыль в 15 млн USD, за 7 лет окупив инвестиции. Если такого эффекта нет – инвестору сложно будет расстаться с деньгами.

Почему инвесторы не «заходят» в производственные отрасли: шин, машин и т.д.? А есть ли там такая доходность, особенно с учетом предлагаемой цены покупки и дополнительной нагрузки, которая ложится на инвестора? И третий вопрос – готова ли Беларусь действительно продавать предприятия?

Если говорить о реальных инвестициях, то это деревообработка. «Кроноспан», который вложил 900 млн USD – явный пример того, что, если есть реальная возможность заработать, инвесторы приходят и зарабатывают».

Даниэль КРУТЦИННА, старший директор Civita Belarus: «Для инвестора сложно понять правила игры в Беларуси. С одной стороны, можно говорить о том, что любой проект может здесь организоваться. Но на практике встречаются разные правила игры. Если вдруг инвестор захочет создать предприятие, которое будет конкурировать на рынке Беларуси или ЕАЭС, можно встретить сильное неприятие со стороны местных компаний.

Белорусским предпринимателям нужно все-таки ориентироваться на рынок ЕС, хотя это звучит нереалистично. Новые бизнесы это воспринимают уже достаточно позитивно и эту мысль хорошо реализуют.

У нас есть белорусско-китайский индустриальный парк. Это мост между ЕС, ЕАЭС и остальным миром. Интересно посмотреть, с какой идеей там создаются предприятия. Видно, что часть предприятий ориентирована на российский рынок, часть – на белорусский, но часть предприятий все же создается с идеей переноса производств из ЕС в страны, где можно производить дешевле, с более гибкими требованиями.

И вот этот вектор самый интересный. Здесь возможна тема, которая решается политическим путем, – речь вести не только о выносе производства, но и продаже его продукции в ЕС».

Владимир БАСЬКО, председатель Комитета по цифровой повестке делового совета ЕАЭС, генеральный директор ассоциации «Инфопарк»: «А что считать инвестициями? Например, белорусский стартап получает приглашение от немецкого концерна продолжить работу в Германии. Разработки, интеллект, компетенция начинают там развиваться. При этом белорусы получают бонусы, становятся частичными собственниками уже немецкого бизнеса. С моей точки зрения, это тоже инвестиции – ее современная форма, и зачастую более интересная.

А есть ли европейские инвестиции в Беларусь? Если мы посмотрим доли иностранных инвесторов – резидентов ПВТ, там преимущественно инвесторы из США, Израиля, других стран мира и в меньшей степени – инвесторы из ЕС. Почему так? Немецкий бизнес, например, более зрелый во всех отношениях и мог бы занимать активную позицию.

Кроме того, у стран-соседей везде присутствует протекционизм в отношении своих производителей, несмотря на любые соглашения. Говорить о том, что белорусская сельхозпродукция может продаваться успешно на рынке ЕС – не очень продуктивно. Нужно потихоньку обходить эти барьеры на взаимной основе, добиваясь квот, пусть и небольших. И без поддержки государства сделать это очень тяжело».

Мы в цифровой яме?

Вызовы цифровизации для экономики и бизнеса.

В. Басько: «Любой бизнес может претерпевать цифровые преобразования. Но есть одна тенденция – мы не лидеры в цифровом тренде, а наоборот, можно сказать, в цифровой яме. Мы не порождаем значимые продукты, платформы. И наш бизнес, наше государство фактически имеют один общий вызов.

Мировые цифровые лидеры (в Китае, США и др.) поддерживаются до сих пор их государствами, чего нельзя сказать о странах ЕАЭС. И здесь можно было бы объединить усилия для порождения новых бизнесов и создания новых платформ национального масштаба.

Хочу подчеркнуть важность диалога бизнеса и государства. Проблема в том, что не только затруднен диалог, зачастую бизнес и государство понимают друг друга с опозданием. Сейчас бизнес все больше переходит в цифровой формат, исключая традиционные отношения бизнеса и потребителя, бизнеса и государства. И здесь нужно искать новые эффективные решения.

Какие направления цифровизации и как их развивать в Беларуси? Они должны соответствовать потенциалу белорусской экономики. Цифровизовать то, что нежизнеспособно, нет смысла. Наверное, нужно признавать, что отдельные сектора экономики у нас не состоялись. На перспективных же нужно фокусировать воз­можности цифровизации.

У нас много субъектов бизнеса, активно участвующих в цифровизации мировой экономики. Они зарабатывают неплохие деньги, разрабатывая определенные решения и продукты. Прямой эффект от этого может получить не только тот, кто это делает, но и страна.

Если белорусское IT-предприятие разработало интересное цифровое решение для немецкого машиностроительного завода, это решение можно использовать на белорусских предприятиях. К сожалению, данный процесс по определенным причинам не то что неактивен, он практически отсутствует. Белорусские цифровые бизнесы не используют свой опыт и компетенции для страны.

Беларусь может стать полигоном для выработки цифровых решений для экономики в масштабах страны. Например, единое расчетное информационное пространство (ЕРИП) – уникальное решение для всего мира. Мы можем то же самое делать и в других сферах.

Создав такие решения в масштабах страны, мы можем фактически экспортировать если не решения, то отдельные компоненты. Это второе направление, перспективное для белорусской экономики».

Без лобби не накопим

Нужно ли бизнесу «лоббировать» решения в ЕЭК?

В. Басько: «В ЕАЭС существует явное лоббирование только со стороны российского бизнеса. Со стороны казахстанского есть, скорее, защита. Что касается бизнеса других стран – Армении, Киргизии и Беларуси, ничего похожего на лоббизм нет.

Готов ли наш бизнес консолидироваться, чтобы лоббировать прежде всего интересы своего развития? К сожалению, нет. Живем по прежнему принципу: моя хата с краю, и все надеемся, что государство или кто-то другой найдет деньги и заплатит. На самом деле, можно продвигать инициативы. Хотя бы интересоваться тем, что происходит в ЕЭК. К сожалению, никто не хочет тратить свое время и время своих сотрудников, просто узнавая информацию с сайта. А ведь нужно всего лишь отправить комментарий и посчитать затраты и выгоды от нового решения для Беларуси. Но необходимо понимать, что важное заключается в том, что еще не опубликовано и кем-то не пролоббировано.

Бизнес-союзы и их маркетинг

Может ли государство услышать бизнес?

Александр ШВЕЦ, председатель Белорусской научно-промышленной ассоциации (БНПА): «Для того, чтобы государство услышало бизнес, наши коллеги из госорганов должны видеть пользу для реализации поставленных им целей. Но если эти задачи закрепить за конк­ретными госслужащими, а частный бизнес будет играть конкретную роль, тогда диалог будет инициироваться и со стороны госорганов».

Жанна ТАРАСЕВИЧ, директор Бизнес союза предпринимателей и нанимателей им. М. Кунявского (БСПН): «Что нужно для того, чтобы бизнес был услышан? Диалог должен перейти в партнерство, где обе стороны должны не бояться брать на себя обязательства».

Е40 не пройдет!

Как бизнес-союзы сотрудничают в зеленой сфере?

А. Швец: «Мы занимаем однозначную позицию в проекте Е40.

Здесь такой подход: прежде чем начать работу по проекту, должна быть сделана не одна экономическая и экологическая экспертиза, а лучше две или три независимыми экспертами. Потом это должно анализироваться госорганами, заинтересованным сообществом, и только тогда можно выносить решение. А наши коллеги из Минприроды пытаются включить проект в стратегию развития водных ресурсов без ТО и экологической экспертизы!

Но ведь забота о нашей стране, нашей экологии – общая, как бизнеса, так и государства».

Автор публикации: Алена ЛАНДЫРЬ