$

2.0788 руб.

2.4500 руб.

Р (100)

3.1389 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

БЕСПРЕДЕЛ ЦЕН И РАЗУМНОЕ ОБЯСНЕНИЕ©

15.11.2011

Цены стали сегодня едва ли не главной проблемой, волнующей белорусов. Каждое посещение магазина становится шоком, любая покупка — стрессом. При этом поражает иррациональность всеобщего поведения: компаний, поднимающих цены даже на не пользующиеся спросом товары, людей, скупающих все подряд, властей, твердящих то о стабилизации и социальной защите населения, то о необходимости жить по средствам и выравнивании цен с соседними странами, нимало не смущаясь разницей в зарплатах у нас и за рубежом. В чем причина этого состояния и можно ли вырваться из инфляционного хоровода, должны знать профессионалы.

Георгий Бадей,председатель БСПН им. Кунявского:

— По данным Белстата, в октябре базовый индекс потребительских цен, не учитывающий изменение цен на товары и услуги, регулируемые государством, превысил 200% к декабрю 2010 г., а девальвация белорусского рубля — 290%. Если учесть, что импортоемкость нашей экономики порядка 40–50%, то можно проследить прямую связь между инфляцией и девальвацией. Таким образом, рост цен есть не что иное как обесценивание белорусской национальной валюты. При этом, на мой взгляд, преждевременно говорить о том, что цены уже учли состоявшуюся девальвацию. Напомню, в конце сентября после объединения рыночного и официального курсов доллара США последний вырос примерно на 70%. Между тем по официальному курсу закупались энергетические товары, вес которых в себестоимости белорусской продукции примерно 10%. Поэтому есть все предпосылки ожидать дальнейшего роста инфляции еще на 15–20%.

Значительный «вклад» в раскручивание инфляции вносят продовольственные товары. Причем если рост стоимости критического импорта, к примеру, чая — в 2,6 раза, рыбы и морепродуктов — в 2,3 раза можно всецело объяснить девальвацией, то увеличение цен на мясо и птицу в 2,2 раза, молоко и молочные продукты — в 1,4 раза вызывает вопросы. К сожалению, применяемый у нас затратный метод ценообразования не стимулирует производителей к экономии всех видов ресурсов, а вкупе с отсутствием свободного рынка и конкуренции порождает простое перекладывание издержек на потребителей. В особенности это характерно для наших сельхозпроизводителей. Вот если бы в стране трансформировали нынешнюю систему поддержки села, заинтересовав аграриев к снижению затрат, картина была бы совсем иная.

Можно выделить и некоторые другие факторы, благодаря которым белорусские цены бьют новые рекорды. К примеру, полгода белорусский бизнес пребывал в состоянии неопределенности, т.к. ни правительство, ни Нацбанк не могли озвучить внятных решений по выходу из валютного кризиса. Разумеется, связанные с этим риски субъекты хозяйствования заложили в ценники. Была в этой составляющей и более определенная затратная часть. Мне известно, что не имея возможности купить валюту в Беларуси, некоторые организации приобретали ее в прибалтийских банках, которые взимали за свои услуги до 20% от суммы сделки. Разумеется, такие расходы тоже оказались в прайсах на товары.

Подогревает инфляцию и рост денежной массы. Правительство вроде бы обещает прекратить эмиссионное кредитование экономики, но пока в это сложно поверить. Ведь такой отказ приведет к замораживанию многих государственных инвестиционных проектов. Между тем остановить раскрученный на полную маховик цен могут только жесткие меры экономии и сокращение внутреннего спроса. Поэтому начинать, на мой взгляд, надо с госрасходов, ревизии и сокращения финансирования неэффективных госпрограмм. Наверняка есть возможность хотя бы временно сэкономить на силовых структурах, армии и, конечно, на содержании многочисленного аппарата чиновников.

Леонид Злотников, экономист:

— На поверхности два фактора роста цен в Беларуси. Первый — это опережающее увеличение денежной массы по отношению к товарной. Второй — отрицательное сальдо платежного баланса, вызывающее отток валюты из страны, девальвацию, а следовательно, инфляцию. Если отток валюты из страны (возврат кредитов, выплата инвестиционных доходов нерезидентам, оплата импорта) будет превышать приток (новые кредиты и займы, доходы от экспорта и приватизации, ПИИ), то это неизбежно приведет к дальнейшему обесцениванию белорусского рубля и удорожанию товаров.

Первый фактор продолжает работать на повышение цен, поскольку правительство вновь объявило курс на рост доходов населения, что в нынешних условиях возможно лишь за счет наращивания денежной массы. Новые внешние заимствования на такие цели сейчас маловероятны, а если это и случится, то будет отсрочкой решения наших проблем лишь на несколько месяцев.

Влияние второго фактора несколько ослабло после выравнивания внешнеторгового баланса летом текущего года. Однако говорить об устойчивом решении данной проблемы пока преждевременно. Да, после обесценения всех доходов страна сейчас приблизилась к жизни по средствам. Казалось бы, мы достигли дна. Напомним, что в 2010 г. республика потребила ВВП на 17% больше, чем произвела. Но сейчас пришло время платить долги за «красивую» жизнь в предыдущие годы оттоком валюты. Если не будет ее «свежего» поступления извне, то следует ожидать дальнейшей девальвации белорусского рубля и нового роста цен.

Беспредел цен и разумное объяснение

Мы могли бы закрепиться сейчас на дне. В случае «жизни по средствам» и с Востока, и с Запада нам обещаны кредиты. Но под условие — не повышать доходы населения (кроме социально незащищенных групп), отказаться от финансирования ряда госпрограмм (их реализация тоже означает отток валюты), а также повысить эффективность производства за счет либерализации экономики. Но руководство страны пока эти условия не выполняет. Тогда придется тонуть еще глубже.

В июле ряд высокопоставленных чиновников заявил о том, что страна реализует стратегию одновременного повышения и цен, и доходов населения, чтобы остановить вывоз товаров из страны. Боюсь, что такой подход является ошибочным. Есть экономические теории, объясняющие, почему в странах с низким потреблением населения и невысокой производительностью труда уровень долларовых цен устанавливается на низком уровне. Например, американец может приехать со своими долларами в Бангладеш и за те же деньги купить в четыре раза больше товаров, чем у себя в Штатах. Падение уровня жизни в Беларуси также вызвало уменьшение долларовых цен. Поэтому попытки правительства снизить реальный курс доллара и других валют, искусственно повышая цены на потребительском рынке, лишь вызывают очередные витки инфляционно-девальвационной спирали, а не изменяют реальную платежеспособность иностранных валют на белорусском рынке. Таким образом, в Беларуси мы имеем третий фактор роста цен, основанный на незнании экономической теории.

Можно ли остановить цены? За девальвацией следует инфляционная волна, которая сходит за 3-4 месяца. Цены стабилизируются. Остальное зависит от действий правительства.

Александр Кондрашонок, начальник отдела бизнес-планирования ООО «ИПМ-Консалт инвест»:

— Проблема быстрого роста инфляции объясняется не только девальвацией белорусского рубля, но и рядом немонетарных факторов. К примеру, в период существования множественности курсов производители и импортеры не имели возможности объективно спрогнозировать динамику доллара на временной лаг от продажи своих товаров торговым предприятиям до момента получения выручки. Поэтому многие субъекты хозяйствования заложили в цены максимальный рост курса с учетом возможных рисков, что и ускорило инфляцию. Почему же она не замедляется теперь, после выхода на единый курс и достижения относительной стабилизации рубля? К сожалению, субъекты хозяйствования ожидают дальнейшей девальвации, продолжая закладывать свои ожидания в цены. Пока, несмотря на заявления представителей правительства и Нацбанка о том, что ситуация на валютном рынке в целом стабилизирована, положение в стране остается крайне неопределенным.

Положение усугубляет тот факт, что некоторые субъекты хозяйствования, пользуясь инерционностью инфляции и девальвации, стараются на этом спекулятивно заработать.

Для погашения инфляционно-девальвационных ожиданий и преодоления спекулятивной составляющей необходима более прозрачная работа правительства и Нацбанка. Планы по кредитно-денежной и монетарной политике должны быть четкими, гласными и неукоснительно исполняться. Пока этого нет, субъекты хозяйствования будут продолжать закладывать в цены максимально возможный курс доллара США, что в конечном итоге затронет рядового потребителя.

Что касается сокращения эмиссионного кредитования экономики, то несмотря на его прямую корреляцию с темпами девальвации и инфляции, лично я остаюсь сторонником более мягкой экономии. Господдержка в различных отраслях экономики должна существенно сократиться по сравнению с докризисным уровнем, однако сокращение не должно значительно повлиять на эффективность деятельности субъектов хозяйствования. Необходим единый комплексный документ, разработанный правительством, устанавливающий перечень и виды государственной поддержки в различных отраслях экономики, основанный на глубоком анализе итогов работы отраслей народного хозяйства в целом и субъектов хозяйствования, получающих льготы, в частности. На мой взгляд, было бы ошибочным прекратить финансирование жилищного строительства, т.к. это может привести к неблагоприятным социальным и экономическим последствиям. А вот на сельском хозяйстве можно и нужно сэкономить. Тем более что в предыдущие годы эффективность эмиссионных вложений в этот сектор была незначительной. Сейчас льготное кредитование следует сохранить только для сельхозорганизаций, имеющих повышенное социальное значение для развития регионов и отрасли. Остальные должны использовать ресурс роста цен на продовольствие для самостоятельного финансирования собственных инвестиционных проектов.

Макроэкономическая политика также должна быть нацелена на сокращение отрицательного значения платежного баланса Беларуси. Понятно, что когда долгие годы страна живет в минус, то рано или поздно наступит проблемный период. Возможно, именно его мы сейчас и переживаем.

Подготовил Алесь ГЕРАСИМЕНКО

ОТ РЕДАКЦИИ

Итак, на рост цен влияет много факторов, среди которых выделяется инфляция спроса и инфляция издержек. Сегодня в Беларуси они подстегиваются сильной монополизацией рынка, стремлением людей «купить сегодня то, что подорожает завтра», оскудением ассортимента товаров из-за роста экспорта и уменьшения импорта. Попытки властей управлять совокупным спросом с помощью инструментов бюджетно-налоговой и денежно-кредитной политики, не допускать безработицу и падение доходов населения с помощью печатного станка тоже ведут к ускорению инфляции и тем самым негативным явлениям, с которыми мы пытаемся бороться административными методами. Тем временем каждая компания стремится заложить в цены свои инфляционные и девальвационные риски, чтобы сохранить норму прибыли. Повышение цен одними субъектами служит всеобщим оправданием для аналогичного поведения других. В результате инфляция сама себя подпитывает.

Чтобы остановить этот маховик, необходима четкая и грамотная макроэкономическая политика правительства и что особенно важно — достоверная информация о ней. Если экономические агенты (домашние хозяйства и компании) будут знать, чего ждать в будущем, и поверят в разумность и эффективность предлагаемых мер, то можно надеяться на рациональность их поведения и выход из инфляционной спирали. Но для этого властям нужно признать прежние макроэкономические просчеты, подлинные причины кризиса в стране (а сначала — его существование) и всерьез заняться исправлением ситуации.



Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях