$

2.1058 руб.

2.4041 руб.

Р (100)

3.1947 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Глобализация

БЕЛОРУССКИЙ ПОТЕНЦИАЛ©

27.05.2014

в китайском измерении

Наша страна обладает необходимым промышленным, интеллектуальным, инновационным потенциалом, чтобы достичь в следующей пятилетке среднегодовых темпов роста в 4—6%, считает миссия КНР, визит которой в Беларусь завершился 24 мая.

В составе делегации были представители органов госуправления КНР финансово-экономического блока, в т.ч. Народного банка, Министерства коммерции, Комитета по контролю и управлению госимуществом. Основываясь на историческом пути Китая, опыте его реформ, были предложены меры по оптимизации белорусской экономики по трем направлениям: макроэкономическое развитие, функционирование финансово-кредитной системы и управление госсобственностью, рассказал руководитель миссии Лу Гуйчэн. «Мы надеемся, что они помогут Беларуси решить проблемные вопросы», — подчеркнул он.

Главный из них — восстановление экономического роста. Этой же задаче будет посвящена Программа социально-экономического развития Беларуси на следующую пятилетку, к разработке которой приступило наше правительство. Она будет ориентирована в направлении, указанном Президентом А.Лукашенко в апрельском Послании Национальному собранию и народу, где даны четкие установки на совершенствование структуры экономики, системы управления ей, пояснил глава Минэкономики Николай Снопков. Поставленные задачи требуют, по его мнению, создания новых институтов, экономических механизмов, которые сформируют новые отрасли, будут генерировать устойчивый долговременный экономический рост страны, гибко отвечать на внешние угрозы этому процессу.

Китайцы посетили 5 наших органов госуправления, Минский облисполком, ряд минских заводов. Специалисты из КНР работали там, где «не ступала нога экспертов МВФ и Всемирного банка», рассказал первый заместитель руководителя аппарата Совета Министров Беларуси — руководитель секретариата премьер-министра Александр Заборовский. Их рекомендации будут представлены белорусской стороне в виде официального документа до 3 июня, который затем будет обсужден нашим правительством. Также к осени можно ожидать концепцию прогноза на следующую пятилетку, «которая будет широко обсуждаться и критически рассматриваться в правительстве, пообещал А.Заборовский.

Впрочем, главный вывод уже назван: для ежегодного роста в 4–6% Беларусь обладает соответствующим потенциалом и необходимыми условиями. Надо лишь раскрепостить и усовершенствовать работу ряда институтов, регулятивных практик и механизмов, включая вопросы кредитования, господдержки, экономического планирования. Как заявил Лу Гуйчэн, сегодня настало время реформировать госсектор, отделять его политическую функцию, оставлять коммерческую, стимулировать рыночные механизмы функционирования экономики.

Особенно привлекает белорусских чиновников заверение китайских экспертов, что все это можно сделать «в спокойном режиме» — без шоковой терапии, рецептов монетарного сжатия, резких движений в экономической политике. Однако «эти меры следует реализовывать решительно», — уточнил А.Заборовский.

Потенциал экономического роста нашей страны, по мнению китайских экспертов, имеет ряд внутренних и внешних резервов. Среди них — формирование привлекательного инвестиционного климата, трансфер инновационных зарубежных технологий. Собственно, об этом давно говорили как наши власти, так и различные эксперты, но подвижек было мало. Возможно, советники из КНР помогут реализовать совет Конфуция — «когда вам покажется, что цель недостижима, меняйте не цель, а план действий».

Теперь бизнес-сообщество с нетерпением ждет, каким будет этот план. При этом многих беспокоит, как уникальный опыт китайских реформ может применяться в Беларуси, учитывая разницу между нашими странами. Китайская модель работает так успешно, потому что ее приемлет внешний мир. Экономика страны — вторая в мире после американской по привлечению прямых иностранных инвестиций. В прошлом году КНР получила их на 127 млрд. USD, всего на 20% меньше, чем США, несмотря на наличие ряда ограничений для зарубежного капитала. Но фокус в том, что даже ограниченная деятельность в Китае — это недостижимые для большинства других стран объемы бизнеса. Поэтому транснациональные корпорации согласны идти на любые компромиссы с китайскими регуляторами. В Беларуси внутренний рынок в 14 раз меньше российского и в 140 — китайского. О каком интересе ТНК тут говорить? К тому же вкладывать деньги в белорусскую компанию, которая, даже став частной, плотно контролируется государством, пожелают немногие. Ведь привлекательный инвестклимат — это прежде всего условия для получения высоких доходов при приемлемых рисках. КНР обеспечил его западным компаниям в обмен на технологии. Но сегодня эта модель сама оказалась на грани исчерпания — темпы роста замедлились, появились дисбалансы, которых иная экономика уже не перенесла бы.

Но дело не только в размерах. Китай последовательно и постепенно открывает свой гигантский рынок для инвесторов. У нас это тоже делается — на словах. На деле же движение идет в обратную сторону. Приоткрыв в 2010 г. рынок акций, власти год спустя обставили его чередой новых барьеров, что делает его доходность и ликвидность минимальной. Особый вопрос — упомянутая главой миссии КНР политическая, точнее, социальная функция госпредприятий, которую белорусские власти, несмотря на все трудности последних лет, пытаются сохранить. С ее сокращением будет утрачена основа влияния государства на население, что может привести к непредсказуемым (на сей раз вполне политическим) последствиям. Трудовые ресурсы Беларуси существенно отличаются от китайских — как по численности, так и по стоимости, включающей не только зарплату, но и социальные трансферты. Заметим, что дело здесь не в менталитете: «памяркоўнасць» белорусов вполне может сравниться с конфуцианской моралью.

Понятно, что белорусским властям кажется соблазнительной возможность возврата к высоким темпам роста без приватизации, утраты контроля над предприятиями и либеральных институциональных реформ в остальных сферах, помимо экономики. Поэтому очень хочется найти альтернативу западной модели с открытой рыночной экономикой, рекомендуемой МВФ, требующей строгой экономии и определенных демократических институтов. Ради этого можно пойти на очередные эксперименты. Кстати, до сих пор китайские товарищи больше интересовались завоеванием зарубежных рынков и приобретением там активов, чем консультациями по строительству в других странах экономик по своему образцу.

Иван МИХАЛЕВИЧ