Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №48(2545) от 01.07.2022 Смотреть архивы

USD:
2.5329
EUR:
2.6533
RUB:
4.7397
Золото:
148.81
Серебро:
1.74
Платина:
75.82
Палладий:
152.69
Назад
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

Банкротство "ГНОМА"

Силовой захват имущества должника с недавних пор разнообразит будни не только российской действительности...
Силовой захват имущества должника с недавних пор разнообразит будни не только российской действительности. Добровольно расставаться с собственностью белорусские бизнесмены не желают так же сильно, как их российские коллеги по несчастью: не считаясь с фактом своего банкротства, решением суда, требованиями внешних управляющих, с интересами потенциальных и новых владельцев имущества. Пример тому -- распродажа имущества обанкротившегося ПТУП "Гном", которая могла бы стать занятным сюжетом в сводках национальных новостей. Накал страстей, завершивший историю некогда успешного бизнеса, был подготовлен немалым количеством трагических подробностей.

Предысторией к ним стал опыт неудачного привлечения банковских ресурсов. Кредит предприятия стал "плохим" во многом объективно: деньги когда-то были вложены в развивающуюся экономику, а возврат их в условиях стагнации оказался непосильной задачей для владельца. К сожалению, засвидетельствовано это было после того, как ситуация давно и полностью вышла из-под контроля, -- в августе прошлого года. Санация оказалась невозможной, а компетентные органы заинтересовались предприятием, проверяя наличие криминального банкротства.

Пока рано говорить о наличии умысла в банкротстве ПТУП "Гном", этим должны заняться компетентные органы. Кредит в размере миллиона долларов, полученный в 1996 г. на развитие придорожного сервиса вдоль автострады Брест -- Минск -- Москва под 15% годовых, казался предприятию вполне подъемным. Успешность бизнеса на начальном этапе позволяла прогнозировать возврат банковских ресурсов к октябрю 2002 г. Кредитора устраивало предоставленное обеспечение -- автозаправка, оцененная в 1 млн. 300 тыс. USD.

Руководство "Гнома" логично полагало, что придорожный сервис выглядит неполным без точки общепита, поэтому большая часть заемных средств была израсходована на приобретение оборудования для кафе. На протяжении последующих двух лет основным источником погашения кредита являлась прибыль, получаемая от оптовой и розничной реализации нефтепродуктов.

Точкой падения "Гнома" стал 1998 год. Предприятие не работало в течение полугода, поскольку налоговая инспекция арестовала его счета. А когда в суде удалось наконец доказать, что требования фискальной службы необоснованны, грянул кризис в России. Его следствием стало неконкурентоспособное (в сравнении с соседними государствами) удорожание розничной торговли топливом на внутреннем рынке. Это привело к тому, что перевозчики, следующие транзитом через Беларусь, стали заправляться в приграничных районах, стремясь "проскочить" страну без дозаправок. Количество клиентов сократилось.

А введенная государством уплата дорожных сборов наряду с действиями таможни по конфискации товаров российских перевозчиков усугубили ситуацию настолько, что грузопоток на трассе М-1 снизился значительно. Доходность придорожного сервиса упала.

Специалисты "Юнайтед компани", заинтересовавшиеся заправками "Гнома", подсчитали: для того чтобы АЗС стала окупаться, ей необходима реализация 12--13 тыс. литров топлива в день, на что можно рассчитывать при среднесуточной интенсивности движения на трассе не менее 8 тыс. автомобилей. Сегодня же максимальный объем реализации нефтепродуктов автозаправками на трассе М-1--4 тыс. литров в день, а интенсивность движения не превышает 4,5 тыс. автомобилей. Такая проходимость автострады считается невысокой, и приобретать АЗС на ней рискованно -- заключила "Юнайтед компани" и отказалась от планов приобретения "гномовских" заправок, наверняка, к огорчению кредиторов.

Сильно "захромавший" бизнес "Гнома" споткнулся далее на отзыве лицензии на ведение валютных операций, ему пришлось закрыть пункты обмена валюты вдоль трассы. В довершение бед концерн "Белнефтехим" не продлил предприятию лицензию на оптовую торговлю нефтепродуктами и этот источник дохода также перестал существовать.

Не помогли обращения ни к премьеру, ни к президенту, в которых некогда успешный бизнесмен, владелец "Гнома" Сергей Кривко отчаянно жаловался на то, что "зарабатывать деньги невозможно, помогите, чем можете". Не помогли. И впоследствии, по мере обострения ситуации, Кривко прибег к неэтичным приемам бизнеса, которые позволили бы ему сохранить за собой, возможно, большую часть собственности в ущерб кредиторам.

Впрочем в некоторой степени эти методы могут расцениваться и как неудачная диверсификация бизнеса. Начало ей было положено с того времени, когда владельцу стало понятно, что снизившаяся доходность придорожного сервиса не позволяет в полном объеме выполнять обязательства перед банком. Фактически с конца 1998 г. прослеживается отчуждение более-менее ликвидного имущества предприятия, не переданного в залог: продается вторая автозаправка, помещения, выделяются другие активы (незавершенное строительство, автотранспортные средства), причем все это передается или продается на весьма льготных условиях другим предприятиям -- "гномам", в которых и учредителем, и директором одновременно являются Кривко и его супруга. Кроме того, он умудрился уменьшить уставный фонд своего предприятия и под это решение вывести с его баланса то, что было ему наиболее дорого как память о шикарном прошлом...

Из-за неумения оценивать риски или имея какие-то другие (скрытые и нам неизвестные) цели Кривко стал направлять поступающую на счета выручку не на погашение кредита, а на открытие новых магазинов и кафе, которые сегодня из-за попустительства банка-кредитора принадлежат вовсе не "Гному", а его братьям-близнецам. И все это происходило на глазах изумленных юристов банка, которые были введены в заблуждение обширной перепиской, в которой Кривко то жаловался на невозможные условия работы, то уверял, что вот-вот его новые предприятия заработают на отдачу кредита, только потерпеть надо немножко!

Шли годы... Возможно, переписка между кредитором и должником тянулась бы еще долго, но владелец "Гнома", как истинный бизнесмен, нашел, как ему показалось, неплохой выход из положения: в августе 2001 года подал в суд заявление о банкротстве.

Это было блестящим шагом: во-первых, прекращалось начисление пени и штрафных санкций, а к этому времени помимо основного кредитора -- банка появилось много других, в том числе налоговая инспекция и фонд социальной защиты населения; во-вторых, вводилось внешнее управление -- был назначен антикризисный управляющий -- ОДО "Центр юридических услуг", на которого можно было сбросить решение всех наболевших вопросов.

В процессе банкротства многое из того, что долгое время подавалось банку в мягкой форме, теперь зазвучало резко. Банк увидел, что не приложил достаточных усилий к тому, чтобы не допустить отчуждения имущества кредитополучателя. Кроме того, потери банка могли быть меньше, проводи он ежегодно реальную переоценку объекта залога, предъявляя требования дополнительного обеспечения кредита или досрочного исполнения обязательств. Обращая внимание на неоднократное уменьшение уставного фонда предприятия-кредитополучателя, банк мог бы разглядеть за ним один из способов вывода активов, а может быть, и срыв возмещения убытков кредитору.

Сегодня же в продолжение собственной тактики банку остается не признавать обстоятельств форс-мажора, на которых настаивает кредитополучатель. Хозяйственный суд Минской области, кстати, отклонил ходатайство владельца "Гнома" об отнесении обстоятельств задержки кредита к форс-мажорным.

По мнению Натальи Бураковской, директора ОДО "Центр юридических услуг", вне всякого сомнения, существовали объективные причины, независящие от действий руководства ПТУП "Гном" и приведшие предприятие к банкротству, однако для того чтобы признать их форс-мажорными, необходимо, чтобы они были четко перечислены в кредитном договоре или установлены судом. Оснований признать их таковыми суд не нашел.

Проект мирового соглашения, разработанный с участием Кривко и предложенный антикризисным управляющим, не был принят: банк счел неприемлемой рассрочку погашения кредита на 10 лет.

От вариантов санации предприятия управляющий также был вынужден отказаться, поскольку ни одна математическая модель бизнес-планов не подтверждала возможности достичь (по месту расположения бизнеса -- в Столбцах Минской обл.) такого оборота товаров и услуг, который сделал бы возможным выйти на доходность, обеспечивающую погашение обязательств перед основным кредитором.

В результате суд открыл ликвидационное производство и в настоящий момент все имущество некогда процветающей фирмы идет с молотка. По результатам состоявшегося 22 августа аукциона уже продана нефтебаза и другое имущество. Самый лакомый кусок -- объект АЗС на трассе Брест -- Минск -- граница России пока не реализован. Примечательно, что, несмотря на спад доходности, этот объект все же привлекает внимание крупных продавцов нефтепродуктов.
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений