$

2.1058 руб.

2.4041 руб.

Р (100)

3.1947 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Факты, комментарии

АУДИТ: ПОЛЕЗНЫЙ И КАЧЕСТВЕННЫЙ©

23.10.2012

На осенней сессии парламента должны быть приняты новые редакции законов «О бухгалтерском учете и отчетности» и «Об аудиторской деятельности», которые затронут не только профессиональные интересы учетных работников, но и повлияют на всю экономику страны на микро- и макроэкономическом уровне.

Так, если аудит бухгалтерской (финансовой) отчетности — это услуга по независимой оценке такой отчетности аудируемого лица в целях выражения аудиторского мнения о ее достоверности, т.е. степени точности данных отчетности, позволяющей пользователям на основании этих данных принимать обоснованные экономические решения, то должна оказываться именно такая услуга. Ее результатом является аудиторское заключение — документ, составленный аудиторской организацией, аудитором — ИП по результатам оказания аудиторских услуг и содержащий выраженное в установленной форме аудиторское мнение. В других странах аудиторское заключение — это официальный документ, предназначенный для пользователей бухгалтерской (финансовой) отчетности аудируемых лиц, содержащий мнение аудиторов о ее достоверности. Впрочем, заключение может выдаваться и при оказании других аудиторских услуг, в т.ч. без выражения мнения о достоверности.

При этом пользователями отчетности, как говорится в МСФО, являются инвесторы, работники, заимодавцы, поставщики и покупатели, государственные органы и общественность в целом. У каждой из этих категорий свои интересы, но объединяет их одно: всем надо знать что-то о предприятии и они хотят быть уверены, что предоставляемая им информация достоверна. Такую уверенность должны обеспечивать аудиторы, чья деятельность держится на «трех китах» — профессионализме, независимости и конфиденциальности. Законодательство призвано создать условия для того, чтобы аудиторы выполняли эту функцию, оценивая, насколько верны представляемые сведения о стоимости активов и обязательств, доходах и расходах, прибылях или убытках, перспективах деятельности компании. Опираясь на эту оценку, пользователи решают, стоит ли доверять проаудированной компании, покупать ее акции и продукцию, продавать ей свои товары, давать отсрочки платежа и кредиты. Поэтому модернизация экономики, внутренние и зарубежные инвестиции невозможны без наличия бухгалтерской отчетности, отражающей реальное состояние предприятий, а следовательно, и экономики в целом.

Данный подход определяет перечень субъектов, подлежащих обязательному аудиту. Во всем мире к ним относят тех, чья деятельность затрагивает интересы широкого круга пользователей. Обычно это банки, биржи, профучастники рынка ценных бумаг, страховые компании, предприятия, чьи акции котируются на фондовом рынке, пенсионные и инвестиционные фонды, стратегически важные организации, а также особо значимые (в т.ч. государственные), в частности, в связи с размером выручки и стоимости принадлежащих им активов. Поэтому увеличение в Беларуси количественного критерия обязательного аудита с нынешних 600 тыс. евро до 3 млн., на мой взгляд, вполне оправдано, хотя многие аудиторы с этим не согласны (для сравнения: в России такой критерий — выручка свыше 400 млн. RUB в год или сумма активов бухгалтерского баланса на конец предшествовавшего отчетному периоду года более 60 млн. RUB). Впрочем, у нас предприятия с долей госсобственности, как и ранее, смогут избежать независимого аудита, ограничившись ведомственным контролем.

ПРЕДМЕТОМ особой заботы законодателей стала ответственность аудиторов. Согласно проекту закона заказчик имеет право на возмещение в порядке, установленном законодательством, причиненных аудиторскими фирмами или аудиторами — ИП убытков в случае невыполнения или ненадлежащего выполнения обязательств, предусмотренных договором оказания аудиторских услуг, в т.ч. неисполнения обязанности по качественному оказанию аудиторских услуг. К счастью, в проект не попали предложения обязать аудиторов возмещать убытки, связанные с применением мер ответственности к заказчику аудиторских услуг контролирующими (надзорными) органами в случае выявления ими фактов неуплаты или неполной уплаты налогов за аудируемый период, не отраженных в аудиторском заключении, если каждое из выявленных контролерами искажений превышает уровень существенности, определенный аудиторами. В последней редакции проекта речь идет о возмещении убытков в случае виновного неисполнения обязанности качественно провести аудит, в т.ч. в связи с выявлением налоговых нарушений, пропущенных аудиторами.

Правовую сторону такого подхода достаточно полно охарактеризовал Ю.Веремейко (см. «ЭГ» № 67 за 7.09.2012 г.). Добавлю лишь, что регуляторное воздействие предлагаемой нормы было бы сокрушительным. Разумеется, аудитор должен выявить существенные ошибки, способные значительно повлиять на данные налогового учета. Но у нас аудиторы проверке налогов и так уделяют гораздо больше внимания, чем всем остальным вопросам, в т.ч. достоверности отчетности в целом. При этом риски аудиторской деятельности многократно возрастут, расценки на аудит тоже, но вряд ли клиенты с этим согласятся.

Зато тут же найдутся такие, кто примет на себя любые условия ответственности, заранее зная, что исполнять их не будут. Сегодня зарегистрировать фирму несложно, а для занятия аудиторской деятельностью достаточно иметь в штате трех аудиторов с аттестатом и уведомить о своем намерении Минфин. А потому не составит труда открыть аудиторскую фирму, поработать годик-другой, закрыть ее и открыть тем же составом новую — свободную от прежних обязательств. Отмена лицензирования оказала плохую услугу рынку аудита в Беларуси. Многие ли бизнесмены и директора устоят перед соблазном купить по дешевке аудит, который обойдется на порядок меньше, чем услуги компании, дорожащей своей репутацией? Впрочем, при нынешних гонорарах вряд ли все отечественные аудиторы «потянут» предлагавшиеся меры ответственности. А потому страхование профессионального риска здесь становится особенно актуальным.

НЕОДНОЗНАЧНО выглядит еще один креатив проекта — введение обязанности аудиторов предоставлять в случаях, предусмотренных законодательными актами, имеющуюся у них информацию о деятельности аудируемого лица, заказчика аудиторских услуг, а также получаемые или составляемые в ходе оказания аудиторских услуг документы и содержащиеся в этих документах сведения органам Комитета госконтроля, госбезопасности, налоговым и таможенным органам. По сути речь идет о серьезном изъятии из общего принципа конфиденциальности в неких, не называемых пока случаях, что дает основания для их чрезвычайно широкого толкования. При этом в проекте отсутствует термин «аудиторская тайна», который, впрочем, и в нынешнем-то Законе четко не обозначен. Вполне возможно, что налоговики потребуют от аудиторов любую информацию о проверяемом субъекте, ссылаясь, к примеру, на свое право вызывать к себе «других лиц, имеющих документы и (или) информацию о деятельности плательщиков (иных обязанных лиц), в отношении которых проводится проверка» (подп. 1.2 ст. 81 НК) и получать от других государственных органов, организаций и физических лиц на безвозмездной основе необходимые для выполнения возложенных на налоговые органы обязанностей информацию и документы (подп. 1.5 той же статьи). Между тем мировая практика (в т.ч. в России и Казахстане) строго придерживается принципа конфиденциальности, определяющего, что аудиторы не вправе и не обязаны предоставлять каким-либо пользователям (в т.ч. налоговым органам) копии итоговых документов по выполненному заданию, а лица, допущенные к профессиональной тайне (в т.ч. аудиторской), не могут выступать свидетелями в суде, контролирующих и следственных органах, кроме случаев, прямо предусмотренных законодательством.

СЛАБЫМ МЕСТОМ отечественного аудита остается контроль качества. Но одним законом эту проблему не решить. Государственные регуляторы больше внимания уделяют соблюдению требований законодательства (что естественно). А аудиторские объединения пока только собираются заняться внешним контролем качества, но для этого требуются ресурсы, методики, кадры. Нужно не просто обязать аудиторские фирмы и ИП быть членами таких объединений, но и создать для этого правовые условия, конкурентную среду, получить вотум доверия аудиторов, государства и бизнеса, чтобы доверить саморегулируемым организациям аудиторов столь важную функцию. Замечу, что практика показала необходимость сочетания государственного регулирования и самоконтроля аудиторов. Так, 10 лет назад на Западе скандалы с корпоративной отчетностью показали недостатки саморегулирования аудиторских объединений. Это заставило США принять знаменитый закон Сарбэнкса-Оксли и передать значительную часть функций контроля над аудитом государственным органам. Схожие меры были приняты и в ЕС. Интересно, что в России, где большая часть контроля (включая допуск на рынок) была передана общественным организациям, сегодня столкнулись с рядом проблем, вызвавших резкую реакцию аудиторов и критику бизнес-сообщества.

Не слишком гладко обстоит дело с внутренним контролем. Лишь немногие фирмы обеспечивают его в объеме, предусмотренном Правилами аудиторской деятельности (которые носят обязательный характер), не говоря уже о международных стандартах. А аудиторы — ИП в принципе не могут его иметь, ибо привлекать для этого наемных работников индивидуальным предпринимателям запрещено, а контролировать самих себя здесь не получится. Тем не менее ИП по-прежнему смогут заниматься обязательным аудитом. Исключение в проекте сделано только для обязательного аудита годовой отчетности по МСФО, а также годовой отчетности страховых компаний и банков, который будут вправе проводить только аудиторские фирмы.

Тем не менее обсуждение проекта, кажется, подходит к концу. В декабре Закон «Об аудиторской деятельности», скорее всего, будет принят, и отношения аудиторов и их клиентов начнут складываться по-новому.

Леонид ФРИДКИН