$

2.0884 руб.

2.4436 руб.

Р (100)

3.1453 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

АРИФМЕТИКА ПЕРЕРАСПРЕДЕЛЕНИЯ: ЧТОБЫ НИКТО НЕ ОСТАЛСЯ ВНАКЛАДЕ

15.07.2011

Предложение МНС изменить формулу уплаты отчислений на социальное страхование (см. «ЭГ» № 52, с. 3) вызвало бурную реакцию у наших читателей. У каждого из них складывается свое представление о последствиях такого шага. С просьбой дать оценку этой инициативе газета обратилась к финансовому директору компании Ernst & Young в Беларуси, члену рабочей группы по совершенствованию налоговой политики, таможенных процедур и системы бухгалтерского учета при Консультативном совете по иностранным инвестициям при Совмине РБ Наталье НИКАНДРОВОЙ.

О распределении пенсионной страховой нагрузки между нанимателями и работниками в увязке с необходимостью сокращения налогового бремени на субъекты предпринимательства говорится не впервые. Об этом упоминается и в Директиве № 4. Но прежде чем идти на такой шаг, следует разобраться в его целях и последствиях.

Сейчас прямая налоговая нагрузка на зарплату составляет 13%. После удержания подоходного налога (12%) и отчислений в пенсионный фонд (1%) работнику остается 87% начисленной зарплаты. В свою очередь наниматель уплачивает 34% от фонда оплаты труда в ФСЗН, а также делает взносы по обязательному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний в «Белгосстрах». Для многих нанимателей размер таких взносов незначителен, и мы их влияние на общую налоговую нагрузку рассматривать не будем, но и забывать о них не стоит.

Подсчитаем, во что обойдется нанимателю, бюджету и самому работнику предлагаемое новшество. Расчеты, сделанные далее, будут корректны, если предположить, что работник не пользуется вычетами по подоходному налогу и его зарплата не превышает 4-кратную среднюю зарплату в РБ за предшествующий месяц. В мае такая зарплата составила 6 594 676 Br. Именно этот показатель является максимальной налоговой базой для расчета отчислений в ФСЗН, стимулирующей уход от серых схем выплаты зарплаты высококвалифицированным сотрудникам. То есть сегодня зарплата, эквивалентная 500 USD до вычета налогов и отчислений, обойдется нанимателю примерно в 670 USD, из которых сам работник получит 435, а бюджет — 235 USD.

Как правило, при трудоустройстве работник получает от нанимателя гарантии выплаты определенной суммы вознаграждения. Позднее в расчетном листке она отражается в строке «к выплате». Согласие выплатить определенную сумму «на руки» обходится нанимателю на 54% больше обещанного из-за налогов.

Таким образом, значительная часть налоговой нагрузки связана с отчислениями от фонда оплаты труда. Доля отчислений в ФСЗН составляет около 1/4 уплачиваемых субъектами хозяйствования налогов. Именно этот фактор и желание любыми путями снизить налоговые издержки являются главными стимулами такого явления, как зарплата «в конвертах».

Если предлагаемое МНС перераспределение налоговой нагрузки все-таки состоится, станут ли предприятия повышать зарплату, чтобы сохранить работникам прежний размер выплат «чистыми»? Считаю, что это маловероятно. Ведь это потребует от нанимателей увеличения на 6,7% расходов на оплату труда и социальные выплаты. Сохранение выплат «чистыми» при увеличении отчислений до 27% (12% — подоходный налог и 15% — отчисления в ФСЗН) также возможно, если увеличить зарплату на 19,2%. В итоге доля зарплаты после налогообложения сократится с 87% до 73% от фонда оплаты труда. В нашем примере зарплата должна будет увеличиться с 500 до 596 USD. Таким образом, размер отчислений в ФСЗН возрастет на 19,2%, а общий размер поступлений в бюджет — на 14,6% с учетом номинального роста подоходного налога и изменений в суммах налога на прибыль за счет увеличения себестоимости. В результате продукция наших предприятий станет еще дороже, а значит, менее конкурентоспособной.

Экономисты сходятся во мнении, что «зарплатные» налоги, которые вносит в казну работодатель, косвенно полностью уплачиваются за счет работников, что отражается на уровне зарплат. Поэтому при переносе налоговой нагрузки с нанимателя на работника предприятия скорее попытаются сохранить себестоимость на том же уровне, слегка увеличив в ней уровень оплаты труда за счет сокращения отчислений в ФСЗН, либо с чистой совестью переложат налоговую нагрузку на работника.

Чтобы сохранить себестоимость на прежнем уровне, наниматель должен пойти на увеличение фонда оплаты труда. В нашем примере для сохранения в себестоимости доли расходов на рабочую силу на нынешнем уровне (670 USD) зарплата работника до налогообложения после предполагаемого распределения налоговой нагрузки составит 541,7 USD вместо 500. При этом после всех удержаний работник получит 395,4 USD. Значит, несмотря на статистическое увеличение доходов населения на 8,3%, «чистая» зарплата сотрудника (и его покупательская способность) сократится на 9,1% — почти на 40 USD, дополнительно изъятых в виде налогов.

Вероятнее всего, наниматель не увеличит зарплату и сохранит ее прежний уровень до налогообложения. Это приведет к сокращению доходов бюджета домашних хозяйств на 16%. Работнику после налогообложения останется 365 из 500 USD, т.е. в бюджет будет изыматься на 70 USD больше, чем сегодня. И эффективная ставка изъятий по месту выплаты дохода составит 27% вместо 13%. При этом стоимость рабочей силы для нанимателя за счет переноса части налоговой нагрузки на работника сократится на 7,7%, отчисления в ФСЗН возрастут на 9,3%, а общие поступления в бюджет с учетом увеличения базы налога на прибыль — на 14,9%.

Таким образом, рост налоговой нагрузки на работника приведет к сокращению реальных доходов населения. Это может усилить отток специалистов в соседние страны (прежде всего в РФ), стимулировать выплаты в «конвертах». Потребители будут отдавать предпочтения более дешевым товарам, отказываться от ряда услуг, что приведет к падению внутреннего спроса, а следовательно — сокращению ряда производств и ассортимента товаров (работ, услуг), импорта. В результате уменьшится поступление налогов на производство и импорт в казну. Такая цепная реакция не пойдет на пользу экономике и обществу. Вряд ли это достойная цена за попытку поднять место налоговой системы РБ в рейтинге Doing Business.

Между тем субъектам предпринимательства нужны реальные дополнительные стимулы для развития. Так, сокращение налоговой нагрузки нанимателя на выплаты по зарплате привело бы к снижению стоимости рабочей силы, что способствовало бы привлечению инвестиций и созданию новых рабочих мест. Например, при штате в 100 человек снижение ставки отчислений нанимателя от фонда оплаты труда на 4% позволит при существующей налоговой нагрузке высвободить средства, которые можно использовать на найм 3 работников со средней зарплатой, если, конечно, позволят производственные мощности и конъюнктура. При сохранении прежнего уровня производства за счет сокращения себестоимости конкурентоспособность производимых товаров (работ, услуг) возрастает, что позволяет получить больше прибыли, а значит, и уплатить больше налогов.

По официальным данным, уровень безработицы в РБ составляет 0,7% к численности экономически активного населения, но при этом сохраняется территориальный и структурный дисбалансы. В развитых странах для их устранения применяются различные механизмы, в т.ч. налоговые льготы. Например, в США компании, нанимающие сотрудника, который в течение 60 дней был официально зарегистрированным безработным, освобождаются от уплаты социального налога от фонда оплаты труда в размере 6,2%. Кроме того, при сохранении такого работника в течение 52 недель (т.е. года) на рабочем месте дается льгота по налогу на прибыль в сумме 1000 USD за каждого трудоустроенного. Можно предложить и в нашей стране освобождать компании, нанимающие безработного на рабочие специальности либо трудоустраивающие человека в определенных районах (для устранения дисбалансов), полностью или частично от отчислений в ФСЗН, допустим, в течение года.

Приведенные расчеты и аргументы позволяют сделать вывод, что в РБ целесообразно сократить налоговую нагрузку на нанимателя, сохранив при этом уровень реального дохода работников. Воспользовавшись экономическими инструментами можно не допустить недостатка средств в ФСЗН. Государству необходимо создать условия для того, чтобы заинтересовать население брать на себя дополнительную пенсионную нагрузку. Ведь сейчас очень немногие делают самостоятельные накопления к пенсии, у нас нет частных пенсионных фондов, как в других странах. Это, безусловно, длительный процесс, но начинать его надо уже сегодня, чтобы у работника и нанимателя была альтернатива.

Как же избежать негативных эффектов при сокращении и перераспределении налоговой нагрузки между нанимателем и работником? Простые расчеты позволяют сделать вывод, что при перераспределении налоговой нагрузки и сохранении прежнего уровня себестоимости рабочей силы для нанимателя (в нашем примере — 650 USD), а также при сохранения прежнего уровня доходов работников после налогообложения (435 USD) отчисления в ФСЗН между нанимателем и работником должны быть распределены в пропорции 20% (доля нанимателя) к 7,7% (доля работника) вместо предлагаемой пропорции 20:15 и существующей 34:1. Тогда фонд оплаты труда работника составит 541,7 USD, т.е. он будет такой же, как в ранее рассматриваемом варианте, когда наниматель сохраняет уровень себестоимости рабочей силы на нынешнем уровне при распределении налоговой нагрузки. При этом общий размер отчислений в ФСЗН сократится на 3,2%, а поступления в бюджет по подоходному налогу возрастут за счет увеличения фонда оплаты труда на 8,3%. Не пострадает ни наниматель, ни работник, ни государство.

Сокращение размера отчислений нанимателя от фонда оплаты труда хотя бы на 1% при распределении долей между нанимателем и работником в пропорции 19% к 7,7% вместо существующей 34:1 позволит запустить экономические инструменты для стимулирования инвестиций. Кстати, в России до недавнего времени ставка единого социального налога составляла 26% от фонда оплаты труда, в 2011 г. — 34%. Однако, оценив негативные последствия, Минфин РФ предлагает снизить ставки этого налога до 30%, а для субъектов малого бизнеса — до 20%.

Социальная политика и социальная справедливость должны стать синонимами. Государство будет действовать эффективно в данном направлении, если сможет сделать невыгодным укрытие зарплаты от налогообложения, даст бизнесу стимулы для развития, а поступления в ФСЗН смогут обеспечить выполнение государством социальных функций не только сегодня, но и для будущих поколений.


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях