$

2.0788 руб.

2.4500 руб.

Р (100)

3.1389 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Факты, комментарии

АППЕТИТ К РОСТУ И РИСКУ ПРИХОДИТ ВО ВРЕМЯ НЕХВАТКИ ДЕНЕГ©

12.03.2013

Рост экономики Беларуси в размере 8,5%, который прогнозирует правительство, вряд ли достижим без стимулирования внутреннего спроса, считают аналитики Standart&Poors. По их базовому сценарию мы можем рассчитывать лишь на 2,5–3%. При этом нет уверенности, что плановые показатели по инфляции и ставке рефинансирования также будут достигнуты, сообщил ведущий аналитик направления «финансовые институты» Standart&Poors Сергей ВОРОНЕНКО, выступая на конференции «Рынок капитала Республики Беларусь».

По его оценке, суверенный риск остается основным риском, который негативно влияет на развитие банковской системы Беларуси, ее устойчивость. Осенью 2011 г. S&P перевело Беларусь в категорию с наивысшими рисками, где находятся Греция и Украина. Это решение связано с состоянием институциональной системы, прежде всего с доминирующей долей государства в экономике, высоким риском его вмешательства в банковский сектор. Экономические дисбалансы существенно повышают давление на показатели кредитоспособности правительства и возможность оказывать поддержку сектору в случае острой необходимости, считает С.Вороненко.

Оценки S&P отраслевого и экономического риска для Беларуси достигают 10 баллов (наивысшие риски), а оценки базового уровня кредитоспособности коммерческого банка, оперирующего на территории РБ, — «b-», что сейчас полностью совпадает с оценкой суверенного риска суверенного рейтинга РБ. Высокий уровень дисбалансов в экономике находит отражение в оценке суверенного риска и связан с рейтингом страны.

Суверенный рейтинг Беларуси с февраля 2011 г. по февраль 2012 г. опустился, по оценке S&P, на две ступени: с B+ до В-. Практика показывает, что обратный путь гораздо дольше. К сожалению, сильное влияние на суверенный рейтинг оказывает негативная внешняя конъюнктура, которая сохраняется во многих экономиках мира. Отметим, что даже в 2011 г. S&P не ставило рейтинги Беларуси и отечественных банков в преддефолтную категорию «трипл С», как это было в случае с Грецией. «Негативный прогноз был, но мы не ожидали и сегодня не ожидаем, что белорусские банки окажутся на грани дефолта, — пояснил С.Вороненко. — Мы по-прежнему считаем, что правительство будет продолжать оказывать поддержку белорусским банкам и поддерживать их ликвидность в национальной валюте. Мы также ожидаем, что большинство российских структур продолжат поддержку своих дочерних организаций в Беларуси».

В 2013 г. фоновые условия развития белорусской экономики будут схожи со II полугодием прошлого года, считают в S&P. Ухудшение конъюнктуры и неопределенность в темпах роста в странах-партнерах продолжат негативно отражаться на экономике нашей страны и на потенциале развития банковского сектора. При неблагоприятной внешней среде обеспечить рост экономики Беларуси в 2013 г. удастся только за счет стимулирования внутреннего спроса.

При оценке уровня страновых рисков аналитики S&P стремятся видеть, что стабильная экономическая ситуация выдержана во времени. Прогнозы призваны предугадать развитие на обозримое будущее (год — полтора). В агентстве не считают, что в Беларуси наметившаяся стабильность носит устойчивый характер, а потому не намерены предпринимать позитивных рейтинговых действий. К тому же, по мнению S&P, чрезмерно высокие целевые показатели экономического роста могут ослабить состояние платежного баланса, подстегнуть инфляцию, создать угрозу для устойчивого обслуживания долга, в т.ч. внешнего. Таким образом, главный риск — суверенный, который содержит угрозу возврата к прежней практике директивных показателей, когда плановые цифры становятся большим приоритетом для государства, чем макроэкономическая стабильность, отметил С.Вороненко.

Базовый сценарий развития событий S&P предполагает, что правительство Беларуси будет прибегать к стимулированию внутреннего спроса, но соблюдая разумные ограничения, необходимые, чтобы избежать шока в банковском секторе. При этом агентство видит в текущем году много возможностей для внешних игроков на белорусском рынке и абсолютно уверено, что некоторые из них умело воспользуются ситуацией, что повлечет дальнейшее перераспределение рыночных долей между банками с белорусским и иностранным капиталом (прежде всего, российским). Заметим, что у властей могут быть на сей счет иные планы. Так, на заседании Совета Министров 1 марта Президент Беларуси весьма резко высказался по поводу деятельности банков с иностранным капиталом в республике и потребовал заставить банковский сектор в целом усилить кредитование экономики.

Неудивительно, что, по мнению S&P, в текущем году суверенный риск будет определять развитие белорусского банковского сектора и высокие кредитные риски сохранятся. При этом неопределенности, связанные с уровнем инфляции, денежно-кредитной политикой и планами роста ВВП, по-прежнему будут оказывать существенное давление на качество активов в банковской системе. Ожидается сокращение объемов инвестиционного кредитования, т.к. пока брать и предоставлять кредиты сроком на 2–3 года и более слишком рискованно. Это влечет сдерживание реального сектора экономики, снижение темпов кредитования, которые, по оценке S&P, не превысят 25–30% без учета девальвационной составляющей. Адекватным ответом экономики будет «эффект левереджа», т.е. сокращения роста. Как показывает мировая практика, при таких экономических показателях и конъюнктуре рынка банкам стоит заниматься скорее расчисткой и тщательным мониторингом текущих балансов, чем агрессивным их наращиванием, полагает С.Вороненко.

Главной задачей макроэкономической стабилизации в Беларуси является устранение запретительных валютно-конверсионных рисков для курса белорусского рубля, считает директор аналитического департамента российского «Промсвязьбанка» Николай Кащеев. По его словам, процентные ставки сейчас отражают колоссальный валютный риск, недоверие к национальной валюте и заемщикам. Поэтому, прежде всего, нужно показать людям, что валютный риск снижен до разумного уровня. Чтобы обеспечить валютный коридор, нужны резервы, которые можно получить только через счет текущих операций и капитальный счет. Первый способ требует времени — на протяжении нескольких лет надо копить поступающие деньги, второй — притока иностранной валюты: либо в качестве инвестиций в частный бизнес (который здесь покупает белорусские рубли, чтобы развиваться), либо в виде государственных заимствований. Это единственный путь для стабилизации валюты, никакой другой здесь работать не будет, уверен Н.Кащеев. По его мнению, модернизация как способ выхода из кризиса предполагает развитие внутреннего спроса. Это более широкое понятие, чем просто новые технологии, это и модернизация самой структуры экономики в сторону большей мобильности. Чрезмерное участие в ней государства становится архаизмом. Требуется увеличение веса частного бизнеса, использование его потенциала, который сегодня не реализуется.

Первое, что бросается в глаза, — это отсутствие малого бизнеса, отмечает Н.Кащеев. Поэтому важно понять, почему он не работает, нужно частично переориентироваться на внутренний спрос, для которого сегодня не остается места, — валовый экспорт составляет практически 100% ВВП. Между тем внутренний спрос реализуется прежде всего в сфере услуг, и лишь затем — в производстве. С другой стороны, когда государство берет на себя очень много, оно создает колоссальный риск, который концентрируется более всего во внешнем секторе, причем без гарантии конкурентоспособности. При этом он усугубляется сильной привязкой к России, где сегодня также снижается экономический рост.

Амбиции государства по наращиванию ВВП не могут быть удовлетворены только за счет ресурсов банков, уверен председатель Правления ЗАО «Альфа-Банк» (Беларусь) Денис Калимов. По его оценке, отечественный банковский сектор — на грани исчерпания возможностей дальнейшего развития. Необходимо развитие новых сегментов (IT, медицина, венчурные проекты), где банки в силу регуляторных причин и консервативной оценки рисков работать не могут. Поэтому стране нужны институты, способные развивать финансирование этих направлений.

Оксана КУЗНЕЦОВА