$

2.0788 руб.

2.4500 руб.

Р (100)

3.1389 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Резонанс

АМОРТИЗАЦИЯ В РУКАВЕ©

20.02.2015

Постановлением Совмина от 16.02.2015 г. № 102 «О внесении дополнения в постановление Совета Министров Республики Беларусь от 16 ноября 2001 г. № 1668 и вопросах начисления амортизации основных средств и нематериальных активов в 2015 году» организациям и индивидуальным предпринимателям предоставлено право в 2015 г. временно приостановить начисление амортизации по всем или отдельным объектам основных средств и нематериальных активов, используемым ими в предпринимательской деятельности. Какие последствия принесет такое решение предприятиям и экономике в целом?

Правом не начислять амортизацию позволяется воспользоваться с 1 января по 31 декабря 2015 г., как по всем, так и выборочно по отдельным объектам основных средств и нематериальных активов, используемым в предпринимательской деятельности. При этом субъекты хозяйствования, которые воспользуются постановлением № 102, должны будут продлить нормативный срок службы и срок полезного использования объектов на срок, равный периоду, в котором не производилось начисление амортизации. В сообщении, размещенном на сайте Минэкономики, говорится, что «данная норма призвана не допустить рост амортизационных отчислений, относимых на себестоимость продукции (работ, услуг) после завершения периода временного неначисления амортизации».

О том, как постановление № 102 повлияет на финансовые результаты текущего года и последующих лет, благоразумно умалчивается. Впрочем, это легко представить. Напомним, что амортизация представляет собой механизм возмещения затрат организации на приобретение (в т.ч. путем создания) объектов основных средств и нематериальных активов. Исходя из принципа соответствия доходов и расходов амортизация, как и любые иные расходы, должна отражаться в бухучете и отчетности в том отчетном периоде, в котором признаются связанные с ней доходы (при их наличии). Таким образом, амортизация должна начисляться все время, пока амортизируемые активы имеются и работают.

Этот подход, принятый в Международных стандартах финансовой отчетности, закреплен и в Инструкции о порядке начисления амортизации основных средств и нематериальных активов, утв. постановлением Минэкономики, Минфина и Минстройархитектуры от 27.02.2009 № 37/18/6 (далее — Инструкция № 37/18/6). При этом согласно п. 35 Инструкции № 37/18/6 начисление амортизации не производится в строго определенных случаях — если объекты основных средств по тем или иным причинам вообще не используются. Амортизационные отчисления по используемым объектам производятся на протяжении всего срока их полезного использования (п. 45 Инструкции № 37/18/6). При этом, если объекты основных средств находятся в простое продолжительностью свыше 3 месяцев, в т.ч. в связи с проведением ремонта, в простое, вызванном полной остановкой производства, или в запасе, то амортизация все равно начисляется, но включается не в затраты на производство или расходы на реализацию, а в состав прочих расходов по текущей деятельности, т.е. все равно уменьшает прибыль.

Однако белорусские законодатели оставили лазейку для обхода неудобных требований МСФО. Согласно п. 36 Инструкции № 37/18/6 амортизация может не начисляться в случаях, предусмотренных законодательными актами и постановлениями правительства. Такой эксперимент уже проводился: сначала в 2009 г. постановлением Совмина от 18.03.2009 № 327 (см. «ЭГ» № 23 от 24.03.2009), затем в 2010-м — постановлением от 03.05.2010 № 662 (правда, во второй раз не для всех, а лишь для организаций, осуществляющих инвестиции в основной капитал в соответствии с утвержденными в установленном порядке бизнес- планами инвестпроектов). Но манипулирование амортизацией мало сказалось на финансовых результатах в целом по республике: например, статистика и так зафиксировала в 2010 г. синхронный рост выручки и себестоимости по сравнению с 2009-м на 28,5%, а прибыли от реализации — на 31,4% при инфляции 7,8%. В дальнейшем удельный вес амортизации в затратах сократился с 5,2% в 2010 г. до 3,9% в 2011-м, хотя стоимость внеоборотных активов выросла за год вдвое. Затем, в 2012 г. доля амортизации в затратах выросла до 5,1%, в 2013-м — до 6,2%, а по итогам 9 месяцев 2014 г. составила 6%.

Примерно настолько постановление № 102 позволит теперь сократить издержки всем желающим (а фондоемким компаниям — еще больше). Идея таким путем отчасти компенсировать убытки, нанесенные очередной девальвацией. выглядит весьма заманчиво: бюджет не тратит на «поддержку» ни гроша, а прибыль, в т.ч. налогооблагаемая, глядишь, вырастет в рамках рекомендованной рентабельности 3%. В дальнейшем недоначисленная амортизация «размажется» тонким слоем на несколько лет, которые, если повезет, окажутся более благополучными, и по совокупности ничего не изменится.

Не секрет, что если сократить издержки в реальности не удается, а выручка не растет, то классическим способом «улучшения» финансовых результатов во всем мире издавна является «растягивание» немонетарных статей затрат на будущие периоды. Правда, денег от этого больше не становится (ведь часть из них была потрачена на активы, которые следовало амортизировать) и зачастую, рано или поздно, предприятию приходится признавать свое банкротство. Подобные приемы, не видимые неискушенным глазом, стали 10–12 лет назад причиной потрясших мировые финансовые рынки скандалов с компаниями Enron, Worldkom, Vivendi, Parmalat и рядом других, что заставило цивилизованные страны принять жесткие меры по защите инвесторов от бухгалтерских манипуляций. В отличие США и Европы, установивших уголовную ответственность за искажение отчетности, в Беларуси в этой сфере наблюдается фантастический либерализм. Если западных менеджеров карают почти как за преднамеренное убийство за попытки приукрасить показатели компаний с целью введения в заблуждение частных собственников, то белорусская бюрократия готова на все, чтобы ублажить начальство рапортами о достижениях вместо признания последствий макроэкономических провалов. Поэтому уже никого не удивляют нормативные акты, позволяющие прятать «по закоулкам» бухгалтерий убытки от курсовых разниц или амортизацию.

Забавно, что одновременно в Уголовном кодексе зачем-то существуют ст.ст. 237 и 239, грозящие штрафом или лишением свободы на срок до 3 лет за представление в целях получения кредита, льготных условий кредитования или субсидии заведомо ложных документов и сведений об обстоятельствах, имеющих существенное значение для получения средств, а также за сокрытие неплатежеспособности, имеющей или приобретающей устойчивый характер, совершенное путем представления сведений, не соответствующих действительности, подделки документов, искажения бухгалтерской отчетности или иным способом, повлекшее причинение ущерба кредитору (кредиторам) в крупном размере. Правоохранительные органы могут не утруждаться: то, что прямо позволено законодательством, заведомо ложным или искажением уже не считается.

Уже в который раз повторим, что с помощью узаконенных бухгалтерских манипуляций белорусские власти и менеджеры обманывают только самих себя. Иностранным инвесторам (если таковые объявятся) придется предъявлять отчетность по МСФО, компетентные составители которой начислят амортизацию и за 2015 год, сделав соответствующие корректировки в соответствии с IAS 16. Мы же, изъяв временно одну из статей затрат, сделаем вид, что финансовые результаты чуть-чуть улучшились, а потому нет повода для «необоснованного роста цен», налога на прибыль должно быть больше, а у предприятий якобы даже увеличились источники собственных средств для вожделенной модернизации. Можно порассуждать об улучшении инвестиционного климата и предложить гражданам вложить свои кровные денежки в акции белорусских предприятий, чьи финансовые результаты волшебным образом улучшаются. Но если бумага все стерпит, то деньги любят счет — по возможности честный…

Леонид ФРИДКИН