$

2.0820 руб.

2.4488 руб.

Р (100)

3.1507 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Инвестиции

Акционерное чтиво – 2: что скрывается между строками отчетности

28.04.2017

С появлением Единого портала финансового рынка в отечественной корпоративной практике открылась новая страница. Теперь любой желающий может ознакомиться с итогами работы белорусских акционерных обществ, опубликовавших на портале свои годовые отчеты.

Из балансов и отчетов о прибылях и убытках можно почерпнуть важные сведения о процессах, происходящих в белорусской экономике, – если не ограничиваться одним-двумя выдернутыми показателями.

Прежде всего бросается в глаза чистая прибыль (стр. 210 отчета о прибылях и убытках – ОПУ). Прошлый год оказался для нее очень противоречивым. По данным Белстата, в целом по организациям республики прибыль от реализации продукции, товаров, работ, услуг выросла на 5,8%, а чистая прибыль – на 54,8%. Такой разрыв свидетельствует о существенном снижении давления убытков от инвестиционной и финансовой деятельности – прежде всего, вы­званных уплатой процентов по кредитам и курсовыми разницами. Судя по опубликованным отчетам, эти факторы отразились на финансовых результатах от­дельных предприятий весьма разнообразно. Одним макроэкономические обстоятельства или конъюнктура рынка испортили итоги, другим – поправили, вме­сте с мерами господдержки и умелыми бухгалтерскими манипуляциями, разрешенными отечественным законодательством.

Это наглядно видно на примере 30 ОАО (см. таблицу). Это ни в коей мере не рейтинг – здесь отобраны лишь некоторые пред­приятия, чья отчетность опубликована на портале.

 

Наименование ОАО

Выручка

Прибыль/убыток от реализации

Чистая прибыль/убыток

2016

2015

2016

2015

2016

2015

Газпром Трансгаз Беларусь

6341,7

5562,4

543,4

544,9

-440,1

492,5

Нафтан

4904,5

4839,9

4,8

272

6,6

4,9

Мозырьский НПЗ

4507,4

4170,7

179,9

439,5

164,7

349,1

Белорусская калийная компания

4365,4

3816,2

323,7

125,1

3,8

1,1

Беларуськалий

2888,6

3652,3

440,3

1436,6

217,2

1125,9

БМЗ

1710,0

1658

28,2

-12,7

0,04

-262,6

Гродно Азот

1256,5

1298,8

-63,7

71,3

-143,4

-1,99

Минский тракторный завод

1011,5

1021,9

106,7

150,3

52,4

-85,3

БелАЗ

846,8

659,1

227,2

158,0

8,0

1,95

МАЗ

759,8

621,8

-42,7

-51,5

-81,7

-96,7

Савушкин продукт

767,7

641,1

40,3

40,3

8,9

0,09

Белшина

671,4

583,9

18,3

25,3

0,5

2,8

Белавиа

520,3

410,8

42,1

14,1

26,8

0,8

Бабушкина крынка" - УКХ "Могилевская молочная компания "Бабушкина крынка"

495,2

395,3

41,7

15,0

0,27

0,04

Гомельский химический завод

453,3

365,7

32,2

19,7

22,7

22,4

Гомельтранснефть «Дружба»

416,7

322,0

154,2

114,2

117,3

66,5

Гродненская табачная фабрика"Неман"

403,8

284,2

141,3

92,3

100,1

38,5

Гомсельмаш

339,3

228,7

21,1

-29,2

0,5

-192,3

Минский завод колесных тягачей

319,6

254,0

69,3

37,7

58,9

30,0

Милкавита

306,1

281,8

36,8

8,9

5,1

-9,3

Городейский сахарный комбинат

281,6

219,6

39,5

29,7

8,4

-0,5

Могилевлифтмаш

280,1

195,0

37,5

12,0

24,4

6,4

Минский молочный завод № 1

275,0

232,8

26,1

10,3

16,9

4,8

Брестский мясокомбинат

262,5

234,0

15,6

17,0

6,5

5,6

Агрокомбинат "Скидельский"

247,4

227,0

30,2

23,5

0,075

-25,7

МАПИД

244,5

266,6

20,3

34,9

2,6

20,3

УКХ «Минский моторный завод»

240,5

227,8

36,0

30,2

20,9

6,9

Березовский сыродельный к-т

239,1

203,1

35,9

19,6

19,3

2,6

Гродненский мясокомбинат

233,6

193,0

20,9

14,6

8,6

4,4

СветлогорскХимволокно

225,7

190,2

13,1

15,2

0,088

0,087

Пеленг

220,6

121,2

98,8

45,5

103,6

55,9

Красносельскстройматериалы

216,8

231,3

4,4

13,3

-31,1

-25,4

Беллакт

216,6

193,0

24,7

9,3

0,3

0,1

Агрокомбинат «Дзержинский»

211,2

168,1

26,5

20,0

24,2

21,6

Молочный Мир

210,2

158,6

40,2

7,6

26,6

3,4

ДОРОРС

199,9

187,1

12,7

8,3

9,4

6,1

Жабинковский сахарный завод

195,4

147,4

36,3

15,7

2,2

-0,2

Брестгазоаппарат

194,7

149,6

27,2

17,4

28,2

19,6

БЗМП

190,4

140,5

33,1

33,4

10,8

2,3

Амкодор УКХ

171,9

89,1

27,7

-3,7

2,7

-21,7

Интеграл. УКХ холдинга «Интеграл»

171,4

146,4

23,1

31,1

3,5

7,7

Керамин

165,0

135,7

11,1

3,3

8,4

8,8

Трест «Шахтоспецстрой»

158,1

119,7

38,4

29,2

25,2

18,7

Коммунарка

138,6

114,8

21,9

12,5

11,6

1,9

Промагролизинг

135,5

63,3

43,7

27,7

35,9

31,4

Глубокский МКК

132,5

109,0

19,6

7,8

0,8

-9,6

«Минск Кристалл» УКХ «Минск Кристалл Групп»

116,3

129,6

23,96

14,4

0,8

0,24

Гомельский ДСК

105,1

124,6

7,9

16,2

5,6

8,0

Минский мясокомбинат

98,5

80,0

3,1

0,7

-12,9

-24,5

Криница

88,7

76,5

13,3

10,6

0,038

0,002

ГУМ

61,3

55,9

1,16

0,91

0,38

0,29

У большинства ОАО наблюдается рост выручки на 15–20% (а у «Промагролизинга» – более чем в 2 раза) и примерно такое же увеличение себестоимости (стро­ки 010 и 020 ОПУ). У некоторых (в т.ч. у Нафтана, МНПЗ, Интеграла, МАПИД) выручка и прибыль от реализации существенно сократились даже в текущих ценах, а чистая прибыль – еще больше. У других росли как выручка, так и чистая прибыль (в т.ч. у МЗКТ, БелАЗа, «Криницы»). Некоторые ОАО, бывшие убыточными в 2015 г., по итогам 2016-го показали прибыль (МТЗ, БМЗ).

Не радуют итоги «Беларуськалия»: выручка сократилась на 20,9%, а чистая прибыль – в 5 раз. Это выглядело бы неизбежным следствием падения цен на мировом рынке удобрений – если бы не блеск показателей Белорусской калийной компании: рост выручки на 14,4%, а чистой прибыли – в 3,5 раза.

Перепады чистой прибыли по итогам 2016 г. по сравнению с 2015-м еще раз свидетельствуют о высоких рисках, присущих белорусской экономике. Так, «Газпром Трансгаз Беларусь» из самого прибыльного ОАО по итогам 2015 г. превратилось едва ли не в самое убыточное – за счет резкого роста показателя по стр. 080 ОПУ «Прочие расходы по текущей деятельности». По-видимому, задержка расчетов за российский газ дорого обошлась «дочке» «Газпрома».

Значительные суммы прочих доходов и расходов по текущей деятельности (стр. 070 и 080 ОПУ) вообще характеры для многих предприятий. Отчасти это связано с созданием резервов по сомнительным долгам, что обязательно при наличии просроченной дебиторской задолженности, неустойками (штра­фами, пеней) за нарушение условий договоров или требований законодательства.

Долговой кризис непосредственно сказывается на финансовых результатах. Однако, судя по балансам иных ОАО, менеджеры постепенно осваиваются с управлением долгами. Об этом свидетельствует (к сожалению, далеко не у всех) улучшение коэффициентов оборачиваемости (отношение выручки к среднему остатку дебиторской и кредиторской задолженности) и текущей ликвидности (отношение крат­ко­срочных активов и обязательств). Пре­вращать долги в деньги в прошлом году в ряде компаний явно научились, о чем свидетельствует рост остатков денежных средств на счетах (стр. 270 баланса). Но у многих ОАО этот показатель существенно сократился, значения упомянутых коэффициентов уху­дшились. Иные предприятия выглядят откровенными банк­ротами (в приведенной таблице таковых нет).

Игры расходов

Как и в 2015 г., у многих компаний прибыль от реализации продукции «съели» проценты по кредитам и курсовые разницы (стр. 131 и 132 ОПУ). Правда, некоторые ОАО существенно (иногда в 2–3 раза) сократили такие расходы по финансовой деятельности. Но чаще всего это сопровождалось ростом суммы расходов будущих периодов (стр. 230 баланса), что наводит на мысль об активном использовании данного Указом от 27.02.2015 № 103 «О пересчете стоимости активов и обязательств» права «придерживать» курсовые разницы, не списывая их на финансовые результаты. Так что узаконенные бухгалтерские манипуляции скры­вают не просто убыток от девальваций прошлых лет, но и реальный размер соб­ственного капитала (чистых активов), а также показателей, свидетельствующих об угрозе экономической несостоятельности.

К примеру, у «Светлогорск­Химволокно» чистая прибыль в 2015 и 2016 гг. остается на уровне чуть менее 90 тыс. BYN, но в расходах будущих периодов на 31 декабря 2016 г. «зависло» 13,8 млн. – почти в 5,8 раза больше, чем годом ранее, что позволяется Указом № 103. Между тем компания списала в убыток в 2015 г. курсовых разниц на 14,6 млн. BYN, а в 2016-м – «только» 3,6 млн.

Но есть и такие, кто честно показал убытки от курсовых раз­ниц. Так, у «Бабушкиной крынки» они за год выросли в 3,5 раза, что привело к значительному снижению чистой прибыли – и гораздо более достоверному ее значению с точки зрения международных стандартов.

Еще одна особенность отчетности белорусских ОАО – довольно небрежное отношение к переоценке основных средств и прочих долгосрочных активов. Судя по цифрам, приведенным в стр. 220 ОПУ, многие не проводили ее вообще (что тоже допускается белорусским законодательством) или получили очень скромные результаты, явно не соответствующие рыночной ситуации. В то же время данные строк 101 и 110 ОПУ (доходы и доходы и расходы от выбытия основных средств, нематериальных активов и других долгосрочных активов) свидетельствуют, что некоторые ОАО достаточно интенсивно избавлялись от кое-какого имущества (будем надеяться – от непрофильных активов). Но дан­ные строк 220 и 640 баланса, посвященные активам и обязательствам, предназначенным для реализации, не позволяют судить о том, как далеко заходит этот процесс.

Приговор аудитора

В странах с развитым фондовым рынком инвесторам и аналитикам все еще важно знать, что достоверность представленной отчетности подтверждена авторитетной аудиторской фир­мой. У нас на этот фактор обращают куда меньше внимания. Но некоторые аудиторские за­ключения, опубликованные в составе годового отчета ряда компаний, уже дают богатую пищу для размышлений. Скажем, KPMG откровенно предупреждает пользователей отчетности одного из флагманов белорусской индустрии, что его краткосрочные обязательства на протяжении 2 лет значительно превышают краткосрочные активы. Аудиторы предупреждают, что это, наряду с прочими обстоятельствами, свидетельствует «о наличии существенной неопределенности, которая может вы­звать значительные сомнения в способности предприятия продолжать свою деятельность непрерывно». За этой туманной, но строго соответствующей ме­ждународному стандарту аудита ISA 570 формулировкой скрывается предупреждение о высокой вероятности банкротства компании. Такие откровения в аудиторских заключениях встречаются редко, хотя балансы многих ОАО свидетельствуют даже не о «существенной неопределенности» и «значительных сомнениях», а о несомненной и определенной устойчивой неплатежеспособности. Однако ни об­вальное падение собственного капитала, ни кромешное превышение краткосрочных обязательств над краткосрочными активами не вдохновляет большинство аудиторов на такую оговорку, хотя она предписывается не только ISA 570, но и белорусским правилом «Допущение о непрерывности деятельности аудируемого лица», утв. постановлением Минфина от 28.03.2003 № 45.

Но именно предупреждение о способности аудируемого лица продолжать свою деятельность в обозримом будущем является едва ли не главной информацией для инвестора.

На миру и убыток красен

Отрицательные финансовые результаты, разумеется, явление не исключительно белорусское. Зарубежные компании также периодически впадают в этот грех. Например, компания Uber при всей своей продвинутости по итогам 2016 г. получила 2,8 млрд. убытка при выручке 6,5 млрд. Но никто «хоронить» знаменитый сервис не собирается. Огромные убытки понесли в прошлом году крупнейшие неф­тесервисные компании США, в т.ч. Schlumberger – 1,6 млрд. USD, Baker Hughes – 2,74 млрд., Halliburton Inc. – 5,8 млрд. (в 8,6 раза больше, чем в 2015-м), а их выручка упала на 21–33%. Чистый убыток японской корпорации Toshiba превысил 5,8 млрд. USD, американской интернет-­компании Yahoo – 209,5 млн. USD, российского «АвтоВАЗа» – 44,8 млрд. RUB.

Убытки белорусских и ино­странных компаний не всегда корректно сравнивать. У последних они часто обусловлены обесценением активов и затратами на реструктуризацию, что у нас встречается редко. В МСФО тестировать активы на обесценение обязательно, а по отечест­венным правилам это остается на усмотрение руководства пред­приятий. Если зарубежные компании, в т.ч. российские, списывают курсовые разницы на финансовые результаты в том периоде, когда они возникли, то у нас их уже несколько лет позволяется прятать до лучших времен.

Все это, разумеется, не оправдание и не утешение для наших убыточных предприятий. Но им, в отличие от зарубежных «со­братьев по несчастью», потеря капитализации из-за убытков не грозит. Акции наших «минусовых» АО на фондовом рынке не обращаются, на их рыночную стоимость (ввиду отсутствия таковой) не влияют убытки и негатив в СМИ. Шуми не шуми, деваться акционерам некуда: шан­сов продать кому-либо свои акции или заставить АО выкупить их почти нет. А снижение KPI и премий руководители как-­нибудь переживут.

Автор публикации: Леонид ФРИДКИН