$

2.1226 руб.

2.4814 руб.

Р (100)

3.1356 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

АГИТАЦИЯ ФАКТАМИ И СТРАСТЬ К ИННОВАЦИЯМ

22.07.2011

Корректировка государственной инновационной политики, разработка соответствующего законодательства и создание институциональных основ являются сигналом для частных инвесторов, считают в Минэкономики.

Начиная брифинг в минувшую среду, начальник управления науки и инновационной политики министерства Дмитрий Крупский объявил, что наилучшая агитация — это факты. Позитивным из них, по его мнению, является принятие очередной Государственной программы инновационного развития Республики Беларусь на 2011–2015 гг. В ней «под нажимом Минэкономики», как подчеркнул ее представитель, появился ряд разделов, посвященных формированию институциональной среды, созданию высокотехнологичного сектора, а также долгосрочным приоритетам научно-технологического и инновационного развития страны. Кроме того, другая пятилетняя госпрограмма — развития высшего образования (cм. с.21) предполагает подготовку специалистов в сфере IТ, био- и нанотехнологий, управленческих кадров по программе МВА. Ряд новых дисциплин в скором времени включат в типовые программы вузов.

На согласовании в республиканских органах управления находится проект указа «О некоторых мерах по стимулированию инновационной активности и коммерциализации перспективных научно-технических разработок». Он предусматривает появление двух новых финансовых инструментов — грантов и ваучеров, которые будут предоставляться обладателям патентов для разработки бизнес-планов, проведения маркетинговых исследований, патентования за рубежом и на другие цели, необходимые для коммерциализации их детищ. С 2012 г. за счет бюджета предполагается начать выделять до 300 грантов и ваучеров на сумму 22,5 млн. USD ежегодно. Получить финансирование смогут и физические, и юридические лица, при этом обязательным условием будет их участие в проекте собственными средствами в объеме не менее 20%.

Совместными усилиями Минэкономики, ГКНТ и НАН Беларуси подготовлен проект изменений в Указ от 31.08.2009 № 432 «О некоторых вопросах приобретения имущественных прав на результаты научно-технической деятельности и распоряжения этими правами». Негосударственным организациям предлагается предоставить право обладания результатами научно-технической деятельности в случае, если они профинансировали научные изыскания в рамках государственного учреждения, а также возможность выкупать долю госзаказчика.

Предложены изменения в Налоговый кодекс, освобождающие субъектов хозяйствования от уплаты налога на прибыль, полученную в результате реализации высокотехнологичных товаров и услуг.

Ведется работа по созданию в стране национального научно-технического парка в области фармацевтики, нано- и биотехнологий «БелБиоград». По оценкам Д.Крупского, это будет второй по стоимости проект после АЭС — его предварительная инвестиционная емкость около 2 млрд. EUR. Администрацию нового парка, научно-технический центр и субъекты инфраструктуры планируют разместить в столице, а его три индустриальные зоны — в различных регионах республики. Заманить в новый парк резидентов собираются льготами, аналогичными ПВТ, но с ограниченным сроком действия — до 15 лет.

Все это, по мнению представителя Минэкономики, является хорошим сигналом для инвесторов, желающих вложить свой капитал в белорусские инновации. Поэтому, к примеру, проект «Белбиоргад» планируют реализовать практически полностью за счет частного капитала.

Впрочем, для объективности картины следовало бы привести и другие, менее радужные факты. К примеру, некоторые мировые инновационные рейтинги продолжают в упор не замечать старания Беларуси. Д.Крупский считает, за этим стоит большая политика, и сетует, что авторы исследований просто не обращаются за исходной информацией в Минэкономики. Жаль, что это не понимают потенциальные инвесторы, привыкшие сопоставлять свои возможности и риски с местами той или иной страны в различных рейтингах.

Благоприятные законодательные условия пока в большей степени представлены проектами. Им еще предстоит пройти через номенклатурно-кабинетное сито. При этом многие благие идеи порой обрастают деталями, не позволяющими их в полной мере реализовать на практике.

Отдельные составляющие инновационного законодательства обсуждаются годами, а воз и ныне там. К примеру, венчурное финансирование, о котором столько говорится уже 5 лет, так и не заработало, а проект закона «Об инновационной детельности» и вовсе потерялся в коридорах власти. Впрочем, в Минэкономики по этому поводу особо не расстраиваются. По мнению Д.Крупского, в Беларуси пока нет предпосылок для венчурного финансирования, и некоторые эксперты напрасно поспешили примерять эту зарубежную кальку к нашей реальности. Венчурные инвесторы могут появляться в странах, где имеется избыток капитала, а в менталитете людей есть готовность к риску.

К примеру, в США такие условия есть, у нас — нет. Хотя, заметим, выяснить, что есть и чего не хватает в этом, как и многих других случаях, можно в основном эмпирически, создав соответствующие законодательные стимулы или просто не усугубляя риски лишними запретами и барьерами. К тому же за рубежом основу венчурного финансирования составляет частный капитал, а у нас в любой сфере доминирует государство.

Зато белорусские чиновники с удовольствием рапортуют о росте отгруженной инновационной продукции и услуг. Помогает им в этом весьма широкая трактовка инноваций. У нас таковыми считаются создаваемые (осваиваемые) новые или усовершенствованные технологии, виды товарной продукции или услуг, а также организационно-технические решения производственного, административного, коммерческого или иного характера, способствующие продвижению технологий, товарной продукции и услуг на рынок. В статотчетность можно включить любые нововведения, предполагающие улучшенные по сравнению с прошлым характеристики продукции, технологических и управленческих процессов. А потому у нас достаточно внести любые правки, ранее именно на этом предприятии не применявшиеся, даже не имеющие практического значения, чтобы отчитаться об инновационном росте. За рубежом инновация — появление принципиально новой вещи или процесса, которых раньше не существовало нигде. Потому-то их инициатором и заказчиком может быть готовый к риску предприниматель, а не государство в лице чиновников, озабоченных сохранностью и возвратностью бюджетных средств. Ведь творчество не поддается бюрократическому регламенту, в отличие от имитации активности — бумага все стерпит.

Неудивительно, что, по данным Белстата, в прошлом году объем инновационной продукции составил внушительные 18,7 трлн. Br, хотя доля продукта, обладающего мировой новизной, — скромные 149,8 млрд. Br, или 0,8% от общей суммы, да и на внутреннем рынке новизной обладало чуть более половины (см. «ЭГ» № 34). На вопрос журналиста «ЭГ», почему инновационная программа изобилует проектами по производству традиционной продукции, вроде ДСП, цемента, сыра, лимонной кислоты, Д.Крупский пожаловался на засилие промышленного лобби, добивающегося таких решений. Впрочем, по нашему мнению, скорее, можно говорить о ведомственном лобби. Если на Западе инновационно активный бизнес лоббирует свои интересы, измеряя успех прибылью и курсом акций, то в Беларуси чиновникам достаточно придумать удобные для себя показатели, причем неважно, какие практические результаты за ними прячутся.

Алесь ГЕРАСИМЕНКО


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях